«В колхозе мама объезжала быков»: как многодетная семья выжила в тылу Великой Отечественной

«В очередную годовщину Великой Победы наша семья с особой гордостью вспоминает о маме и о ее поистине героическом труде в годы войны. Она не воевала на передовой — она совершала настоящие ежедневные подвиги в тылу», — так начиналось письмо, которое написали в редакцию «Амурской правды» дети войны Ефросинья, Раиса, Геннадий и Людмила Семиколенных. В преддверии Дня Победы они вспоминают о своем детстве, трудных годах, которые семья пережила в трудное для всей страны время. 

— Мы жили в Кировской области. Когда папа в 1941 году ушел на фронт, наша мама Марфа Гавриловна Семиколенных осталась с шестерыми ребятишками. Троим, самым взрослым, было около десяти лет. И мама делала все, чтобы в то страшное время мы не голодали.

Она работала на ферме в колхозе «Гудок Октября»: уходила до рассвета, приходила за полночь. А приходя домой, при свете лучины колдовала у русской печи. Утром нас ждали чугунки с томлеными овощами и непременным десертом — поджаренным горохом и мучной кашей с мякиной и отрубями. Почти каждую неделю она пекла оладьи или блины. И неважно, что тесто было грубое, темно-зеленое — с добавлением лебеды или крапивы. Зато мама готовила к блинам мороженое из замерзшего обрата. Как только испекала первые блины, мы всегда вставали перед образами и вспоминали папу, всех воевавших и желали всем здоровья и победы. Это было нашей семейной традицией.

В доме у нас жили кролики — они кормили нас по праздникам и давали одежду: мама вязала нам рукавички, шапки, носки и даже отправляла папе на фронт вязаные вещи, добавляя пух в льняную пряжу, которую она пряла из кудели, натесанной изо льна.

«У нас возле дома была большая лужайка. Мама проводила там для деревенской ребятни и даже для взрослых курсы по ликвидации неграмотности», — вспоминают дети.

Уже с пяти лет нам разрешили работать по хозяйству вместе со старшими. На ферме мы помогали перерабатывать молоко в сепараторе. Перегон — обрат — сразу разливали по посуде для семей, где были малые дети, а сметану заливали в большие бочки для взбивания масла. Бочка крепилась рычагами на стойках, в крышку забивались деревянные баклуши. Мы должны были вращать бочку, пока не послышатся шлепки кусков масла. Затем открывалось отверстие на дне бочки, сливалась пахта — она раздавалась по трудодням. Потом выбивалось дно: масло доставали, сдавали в контору и отправляли на фронт.

Дальше для нас, малых, начинался праздник! Нам разрешалось слизывать с боков бочки остатки вкусняшки. Мы строго по очереди влазили в бочку по лестничке и очищали только свою часть — участки делили между всеми.

Наша мама была очень смелой женщиной — в колхозе она объезжала быков. Их, совершенно не приспособленных к тягловым работам, нужно было приучить к упряжи. Ох, что вытворяли эти обезумевшие от злости животные! Если б на их рога не прикрепляли доски, они бы разнесли все кругом! Мы боялись за жизнь мамы, потому что она сидела в небольшой таратайке, крепко держалась за вожжи и управляла быком. Иногда он опрокидывал тележку: в такие моменты мама находилась в смертельной опасности, но не могла выпустить из рук вожжи, и бык волочил ее по земле вместе с тележкой или без нее, пока не останавливался.

В конце концов быки превращались в послушный тягловый транспорт, с помощью которого перевозили дрова, снопы зерновых, лен, сено, зерно… Извозчиками (ямщиками, как шутили взрослые) были мы, дети и старики. На детях постарше была обязанность трудиться в поле на жатве, на току, на сенокосе, а зимой — на заготовке дров в лесу.

Одевались мы в основном в домотканую одежду. Мама сама ткала и нас сызмальства учила ткать. Мы во всем помогали ей: прясть пряжу, ткать, отбеливать на речке холст. Холст мама даже отправляла на фронт на портянки бойцам. Дедушка плел лапти для малых и валял валенки старшим детям для школы. Иногда даже в школу приходилось ходить в лаптях.

Фото: Дмитрий Тупиков

В память о военном детстве Людмила Николаевна Мельникова (Семиколенных) создала настоящее полотно: в ход пошли вырезки из советских журналов и газет.

Мама тяжело пережила смерть маленького сына, который умер во второй год войны. Все старушки разными способами приводили ее к жизни, и поэтому она заботилась о нас вопреки своему здоровью и возможностям.

Первое, что сделал папа, вернувшись с войны, — заказал фотографа из района, сделал семейную фотографию и завел семейный альбом. Он усаживал нас за большой стол на скамейку, чтобы мы рассказывали ему о жизни во время войны, а взрослые дети писали об этом рассказы в альбом и клеили картинки из разных книжек, описывающих жизнь в деревнях во время войны, во многом так похожую на нашу.

Папа был награжден многими военными и юбилейными наградами: медалями «За отвагу», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» и другими. Маму неоднократно награждали медалями «Мать героиня» разной степени.

В конце 40‑х наша семья переехала в Амурскую область. Родители жили очень дружно, сыграли золотую свадьбу: к тому времени у них было 50 внуков и правнуков. Папа и мама похоронены в Прогрессе. Раньше на въезде на кладбище стоял стенд, где участники войны были отмечены звездочками — это была дань памяти воевавшим за победу. Увы, сейчас этого ничего нет.

Мы гордимся, чтим их и будем передавать своим потомкам воспоминания о героических страницах жизни нашей семьи на войне и в тылу.

Гостинцы от журавушки

На речке далеко от деревни мама ловила для нас рыбу мордушами и закидушками. Ее всегда там ждал любимый журавушка. Она подкармливала его, а нам говорила, что это он присылает гостинцы. Возле нашей бани росло много мака и конопли, поэтому туда слетались стаи птиц. В основном это были клесты и «фупики» — красногрудки. Мама ловила их на силки и по праздникам готовила нам супчики.

Возрастная категория материалов: 18+