Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №111 (28880) от 21 ноября 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
22 ноября 2019,
пятница

Особенности амурской охоты: как действуют современные браконьеры и зачем нужен охотничий туризм

Общество

«Мы — охотники, и не стесняемся этого!» — говорит председатель амурского общества охотников и рыболовов Сергей Калищук. В Приамурье каждый год с нетерпением ждут открытия охотничьего сезона весной и осенью более 45 тысяч человек. Вот, правда, «охотничьих» проблем в области набежало больше, чем косуль по осени. Почему в области расплодились волки, когда откроется охота на косулю, чем грозит африканская чума свиней лесным зверям и как заработать на охоте — в материале «Амурской правды».

Особенности амурской охоты: как действуют современные браконьеры и зачем нужен охотничий туризм / «Мы — охотники, и не стесняемся этого!» — говорит председатель амурского общества охотников и рыболовов Сергей Калищук. В Приамурье каждый год с нетерпением ждут открытия охотничьего сезона весной и осенью более 45 тысяч человек. Вот, правда, «охотничьих» проблем в области набежало больше, чем косуль по осени. Почему в области расплодились волки, когда откроется охота на косулю, чем грозит африканская чума свиней лесным зверям и как заработать на охоте — в материале «Амурской правды».

Спасибо Белоногову за фазана

В начале сентября не стало быв­шего губернатора Амурской обла­сти Анатолия Белоногова. И пусть заядлым охотником Анатолий Николаевич не был — с ружьем на медведя не ходил, но благодаря ему жива одна из самых любимых, массовых охот амурских охотников на фазана.

В Амурской области с 50-х годов охота на фазана была запре­щена, — рассказывает Сергей Ка- лищук. — Считалось, что числен­ность этой птицы низкая. В конце 80-х я приехал работать в Приаму­рье, и ситуация мне показалась странной. Все виды охоты есть, и фазана вроде много, а охота на него не открывается. И я занялся этим вопросом.

Молодой неугомонный егерь выяснил главный недочет — фаза­нов в области считали по зимнему маршрутному учету — только в один период, поэтому информа­ция о реальной численности фаза­нов была неполной.

—Обратился в пединститут, там как раз работали опытные орнито­логи Василий Дугинцов и Николай Панькин,—продолжил Сергей Ни­колаевич. — Благодаря этим про­фессионалам впервые в Приаму­рье провели и осенний учет этой птицы — среднее количество вы­водков на километр, численность и размер птенцов в выводке. Под­готовили целую научную базу по учету фазанов. Я прописал порядок производства охоты на фазана: к отстрелу разрешались только самцы, составы группы до 10 человек под контролем егеря и при наличии рабочей охотничьей собаки.

Но даже после таких веских ар­гументов и предложений фазанью охоту в области не открывали. В об­ластном охотуправлении постави­ли условие: хотите стрелять фазана — стройте фазанарий, где можно было бы эту птицу разводить. Мне­ние молодого специалиста о том, что при такой большой численно­сти вида это делать нецелесообраз­но, никто не слушал.

— Я тогда пошел в администра­цию на прием к Анатолию Бело­ногову, — улыбнулся приятным воспоминаниям Сергей Калищук.

— Он меня сразу принял, и я объ­яснил ситуацию с фазаном, пока­зал все наши подсчеты. Анатолий Николаевич, внимательно вы­слушав меня и задав уточняющие вопросы, позвонил в охотуправле- ние, и... охота в области на фазана открылась.

Участники первой, вновь разрешенной охоты на фазана в Амурской области.

Первая фазанья охота началась в хозяйствах в трех районах — Благовещенском, Ивановском и Тамбов­ском. И до сих пор продолжается, но уже во всех южных и централь­ных районах области.

— Последние три года количе­ство охотников, принимающих участие в охоте на фазана, выросло в разы, — озвучил цифры предсе­датель амурского общества охотни­ков и рыболовов. — Если три года назад мы брали не больше четырех тысяч разрешений на отстрел 15 тысяч фазанов, то в прошлом году выдали порядка шести тысяч раз­решений на отстрел 28 тысяч, а в этом году лимит составит не менее 65 тысяч самцов фазанов. Птица эта в области есть, и численность ее высокая.

Охота в крови

— Охота у дальневосточни­ков в крови, — уверен опытный специалист. — Какие виды нор­мального отдыха есть у местных мужиков, особенно в деревнях? Театров нет, на курорты ехать да­леко. Сельскому жителю с его зар­платой и безработицей выехать в центр — уже проблема. Да и в генах охота — Дальний Восток осваивали охотники.

40 тысяч охотников приходится на Амурскую область

Между тем для многих амурчан побродить с ружьем — уже далеко не хобби, а реальная помощь с про­довольствием, тем более в области в связи со вспышкой африканской чумы свиней значительно снизи­лась численность этих сельхозжи- вотных.

— Давайте выполним элемен­тарные математические действия, — предложил Сергей Николае­вич. — В этом году только членам нашей организации будет выда­но 2 300 разрешений, на каждое из которых можно отстрелять 30 самцов фазана. Средний вес сам­ца около килограмма. В итоге это  30 килограммов замечательно­го диетического мяса — продукт экологически чистый, гормонами и стимуляторами роста фазанов не пичкают. Общий же вес соста­вит около 69 тонн. Большинство сельских жителей сегодня живут благодаря рыбалке и охоте — это и тяжелая работа, и отдых, и эмоции.

Хищников больше, чем во время войны

Количество амурчан, участву­ющих в охоте, растет. В этом году прирост составил 600 человек. Но проблем тоже хватает, и если их не решать сейчас, то с каждым годом они будут расти как снежный ком.

— Сейчас, например, самая актуальная проблема в области волки, — начал с самого болез­ненного вопроса Сергей Калищук.

— Во время войны такого не было, чтобы эти хищники нападали на людей. А у нас уже в этом году бешеные волки четверых покуса­ли. И не сказать, что с волками не ведут борьбу. С одной стороны, потратили два миллиона на выплаты охотникам, а с другой — на федеральном уровне существуют нормы, ограничивающие регу­лирование этого животного, то есть если волков становится чуть меньше, то охотиться на них уже нельзя. По федеральному закону количество волков должно быть не менее 0,05 на тысячу гектаров угодий. Это неправильно! Почему кто-то, не знающий специфику нашего региона, решил, что у нас должно быть такое количество волков? Волки не только нападают на домашний скот, но и являются переносчиками особо опасных за­болеваний. Хотя есть наглядный пример — современная Франция, где на волков разрешают охотить­ся. Хотя у них на всю Францию 300 волков. А в Амурской области их тысячи!

Добровольная пожарная дружина общества помогает сотрудникам МЧС тушить лесные пожары

Численность волков выросла значительно — их избыток не только в нашей области, но и по всей РФ, говорит специалист. В том числе из-за хищников в обла­сти снизилась численность косули, охота на которую, кстати, запреще­на уже на протяжении двух лет.

— В течение пяти лет в среднем за год наша организация сдает до 100 волков, — снова взялся за под­счеты Сергей Николаевич. — Сто волков съедают за год около 2 000 косуль. Так дайте охотникам разре­шение на отстрел такого же коли­чества копытных. В прошлом году зафиксировали бешенство среди лисиц. Колоссальный ущерб они могли нанести и домашнему ско­ту, и людям. Членами нашей организации было добыто и сдано 700 лис — из них более 30 оказались бешеными. Страшно представить, если бы эти больные животные продолжили жить, в области был бы всплеск бешенства. Увеличи­лось количество жалоб и на мед­ведей, которые разоряют пасеки, заходят в населенные пункты. По­нятно, что нынешние власти не смогут решить все проблемы, как в свое время Белоногов. Но хочется, чтобы специалисты принимали решения, основываясь на реалиях сегодняшнего дня и с индивидуальным подходом к каждому охотпользователю.

Опасные для жизни

Реалии сегодняшнего дня тако­вы, что закон порой не то что не помогает решить проблему, но и усугубляет ее. 

— Сегодня природоохранное за­конодательство, к сожалению, идет в угоду не рациональному исполь­зованию биоресурсов и здравому смыслу, а сиюминутному приня­тию решения на уровне «жалко», — уверен Сергей Калищук. — И мне жалко животных, но меры нужно принимать. Проблему с хищника­ми в Приамурье нужно однозначно решать! И не так, как сегодня.

По федеральному закону количество волков должно быть не менее 0,05 на тысячу гектаров угодий. Это неправильно! Почему кто-то, не знающий специфику нашего региона, решил, что у нас должно быть такое количество волков?

Сегодня, если в село забрел волк или медведь, застрелить их просто так нельзя. Для этого нужно подать заявку в охотуправление, там заявку рассмотрят, выдадут разрешение. Редкий хищник при­сядет у дороги и дождется, когда все бумажные дела будут урегули­рованы...

— Закон должен быть такой, что любой сотрудник государственных органов власти, будь то полицей­ский или охотовед, при наличии угрозы для жизни людей должен самостоятельно решить проблему— отстрелить опасное животное, — делится мнением специалист.  — Для чего тогда им выдали слу­жебное оружие?

Изменить закон

— Настоящий охотник не тот, кто стреляет во все живое. Охотник — это защитник леса! — уверен председатель амурского общества охотников и рыболовов Сергей Калищук.

Ежегодно эта организация тра­тит от 3 до 4 миллионов рублей на противопожарные мероприятия. Только в Благовещенском райо­не собственными силами и сред­ствами создали 200 километров минерализированных полос. Со­вместно с министерством лесного хозяйства в пожароопасный пери­од охотники дежурят на постах, вышках, патрулируют лесные уго­дья, а также тушат пожары.

— Мы хотим, чтобы к нашим словам прислушивались: изменя­лись и создавались новые законы, которые учитывали бы интересы охотников, — резонно заметил Сергей Николаевич. — Пора что-то менять и в ловле браконьеров, от чьей неуемной жадности страдает куда больше животных.

Раньше настоящим бичом была браконьерская охота с фарами. Это очень жестокий способ, при кото­ром животное ослепляется мощ­ным потоком света и становится легкой добычей. Правда, и ловить таких ночных браконьеров было гораздо легче. Видишь свет от мощ­ной фары — едешь туда. Сейчас у многих браконьеров вместо про­жекторов тепловизоры, которые заметить невозможно.

— Почему бы не перенять опыт европейских стран — в охотничье хозяйство можно въехать за час до утренней зорьки и за час до вечер­ней ее покинуть. Почему бы у нас так не сделать? — задает вопросы председатель общества охотников и рыболовов. — Каждый год и не один раз мы предлагаем, как мож­но изменить правила охоты, но во­прос пока не решен.

Кабаны повышенного внимания

В Приамурье сейчас бьются над тем, чтобы не допустить распространения африканской чумы свиней. Это забо­левание опасно и для диких кабанов. Поэтому амурских охотников просят обратить повышенное внимание на этих зверей.

— В случае выявления в процессе охоты трупов диких кабанов или животных, поведение которых не соот­ветствует их естественным поведенческим реакциям, а также в случае отстрела животных с такими при­знаками необходимо немедленно проинформировать любой орган государственной ветеринарной службы Российской Федерации — ветеринарного врача, участковую ветеринарную лечебницу, станцию по борьбе с болезнями животных, территориальное управление Россельхознадзора. Обратиться можно и в другие органы исполнительной власти, а также к штатным сотрудникам Российской ассоциации общественных объединений охотников и рыболовов, — информируют охотников специалисты.

В случае добычи диких кабанов в процессе охоты необходимо в обязательном порядке предоставить по месту выдачи разрешения пробы (кусочки легкого, селезенки, трахеи, сердца) для мониторинга эпизоотической ситуации по АЧС.

Охотничий туризм для китайцев

Охота между тем может приносить хороший доход в областной бюджет, считает председатель амурского общества охотников и рыболовов.

— Давайте создавать и развивать коммерческую составляющую амур­ской охоты, — предлагает Сергей Калищук. — У нас под боком есть сосед Китай. У китайцев есть все, кроме охоты. Если разрешить на за­конодательном уровне иностранным гражданам охотиться на российской территории, то прибыль смогли бы получать и другие отрасли — тур­фирмы, гостиничный бизнес, кафе, медицинские учреждения. Так как получение разрешительных доку­ментов, обучение, услуги переводчика и так далее потребуют от туриста нахождения здесь более 5—6 дней, то денег в бюджет области попадет в разы больше. А вообще не только области, но и всего Дальнего Вос­тока. И второй плюс этого проекта в том, что он не требует расходова­ния бюджетных денег.

И не нужно бояться, что китайцы перестреляют всю дичь. Охотничьи животные — восполняемый ресурс. Это не лес, нефть или природный газ, восстановление которых про­исходит длительно, а иногда и не­возможно. Вот маленькая идея для правительства Амурской области, которая может приносить большой доход.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Премия «Звезда Дальнего Востока» определит «золотую сотню» перспективных лидеров ДФООбщество
«Магию театра» в монетах покажут в Амурском театре драмыОбщество
В Благовещенске загорелся пассажирский автобусПроисшествия
В столовые для птиц и зверей в амурских заказниках завезли 60 тонн кормаОбщество
Новый корпус психоневрологического интерната открылся в Ромненском районеОбщество
Проект нового путепровода в Свободном вместо рухнувшего моста подготовят к концу декабряОбщество

Читать все новости

Общество

Премия «Звезда Дальнего Востока» определит «золотую сотню» перспективных лидеров ДФО Премия «Звезда Дальнего Востока» определит «золотую сотню» перспективных лидеров ДФО
«Магию театра» в монетах покажут в Амурском театре драмы
В столовые для птиц и зверей в амурских заказниках завезли 60 тонн корма
Новый корпус психоневрологического интерната открылся в Ромненском районе
Проект нового путепровода в Свободном вместо рухнувшего моста подготовят к концу декабря
Система Orphus