Быстровозводимый триллер: жительница Февральска взяла ипотеку в аварийном социальном доме

«Развалится быстрее, чем я выплачу ипотеку», — сетует жительница Февральска Валерия Кузуб, приглашая на порог. В 2013 году семья с двумя детьми вступила в долевое строительство первого в поселке быстровозводимого дома. Квартиры в компактной и на вид симпатичной трехэтажке выкупили частные лица и администрация Селемджинского района для обеспечения сирот. Спустя шесть лет строительно-техническая экспертиза признала 24‑квартирный дом непригодным для жизни. Возводившая его организация — банкрот, ее руководитель за решеткой. Что делать жильцам и кто будет отвечать за ошибки строителей? «Амурская правда» пыталась разобраться в непростых вопросах.

«В поселке Февральск Селемджинского района сдали новый 24‑квартирный дом. Он построен по специальной технологии и имеет сверхэкономичные и сверхтепловые характеристики. Жителям не придется беспокоиться о температуре в своих квартирах даже в самые лютые морозы», — писали СМИ в 2013 году.

Карточный дом

Впервые о будущей новостройке в Февральске заговорили в 2012 году. Как вспоминает Валерия Кузуб, тогда предполагалось, что дом заселят бюджетники и молодые семьи.

— Даже собирали людей, которые согласились выкупить квартиры после завершения строительства, — рассказывает жительница поселка.

В декабре 2012‑го семья Кузуб решилась вступить в долевое участие, чтобы получить квартиру в этом доме. Подписали предварительный договор с заказчиком — Амурским ипотечным агентством. «Мы с мужем работаем на индивидуальных предпринимателей, нам долго не одобряли ипотеку. Поэтому к этому агентству и пошли. А там сразу дали зеленый свет. Привлек процент по кредиту — всего 9,6. Везде было 17%», — продолжает Валерия. Двухкомнатная квартира в будущей новостройке обошлась в 1,4 миллиона рублей. Семья вложила в нее все накопления и материнский капитал. Первые сомнения закрались уже во время строительных работ.

— Строил кто попало. Рабочие сами не успевали и наркоманов нанимали. Когда начали работы и люди увидели фундамент, говорили, что дом не такой, как обещали, — вздыхает хозяйка квартиры.

Семье Кузуб, оказавшейся в кредитной кабале, отступать было некуда. Возвели дом в рекордные сроки — меньше чем за год. В 2014‑м Валерия с мужем и детьми, сделав добротный ремонт, заехали в новое жилье. Проблемы не заставили себя долго ждать. Сначала жильцам пришлось бороться за благоустройство двора. «Весной такая грязь стоит — в подъезд не заходишь, а закатываешься!» — возмущалась Валерия и писала жалобы в местную администрацию, район и область. Однако позже выяснилось: это были еще мелкие неприятности.

Фото: Андрей Ильинский

— Через год после сдачи дома у нас возникли перебои со светом. Попросили ключи от подвала. Открыли — и обалдели. Прямо над электрощитовой висят трубы, по которым идет водопроводная вода. А если их прорвет? Я вообще сюда заходить боюсь! — ведет на экскурсию жительница дома.

Как рассказывают жители, в крохотном подвале зимой замерзают испарения, и пол похож на ледяную горку. В доме необычная проблема с водоснабжением. «У нас идет только горячая вода из обоих кранов, потому что трубы рядышком находятся. Холодная вода есть только зимой», — разводит руками Валерия Кузуб. Состояние коммуникаций плохое.

— Весной в подъезде прямо в стене лопнула труба, — продолжает перечислять невзгоды женщина.

Гарантийный срок, в течение которого застройщик обязан устранить нарушения, истек. Подрядчик — банкрот. Руководитель строительной фирмы — за решеткой.

Когда жильцы начали изучать информацию о доме, оказалось, что в реальности новостройка далека от идеала, обещанного на бумаге. «Говорят, что у нас лестница тут есть, которая ведет в люк на чердак», — показывает Валерия на глухой потолок с лампочкой, висящей на нитке электропровода.

— Окна все с заглушками, они не открываются. Лестницы в подъезде не закрыты, между собой даже не скреплены. Дети бегают — они шатаются, — указывает жительница на очевидное нарушение противопожарных норм и норм безопасности.

В 2017-м новостройка пережила пожар.

В целом у дома не самая хорошая репутация, в том числе и из‑за контингента жильцов, которые получают в нем социальные «квадраты». В 2017 году в одной из квартир случился пожар. «На первом этаже парень взломал дверь пустующей квартиры, где раньше жил сирота. Там радиаторы были без розеток, и гость каким‑то образом их подключил, чтобы отопление появилось. Замкнуло, начался пожар», — рассказывает женщина. Долгое время новостройка стояла закопченная, и никто не приводил здание в порядок.

1,4

миллиона рублей — во столько обошлась семье Кузуб двухкомнатная квартира в будущей новостройке 

— Мы кого только не вызывали сюда. Приезжало много разных комиссий и от застройщика, и от администрации района. Все знают, в каких условиях мы живем, — подводит грустный итог Валерия Кузуб.

Местные называют бедовую трехэтажку карточным домом: мол, пнешь — и развалится.

 

Документы на дом потерялись

С момента ввода дома в эксплуа­тацию жильцы не могут нанять управляющую компанию. Единственная организация на весь район ОАО «Февральские коммунальные системы» отказывается брать проблемный фонд на обслуживание. Причина объяснима.

— Дом неплатежеспособен, здесь живут сироты, в «управляйке» не хотят с этим связываться. Плюс никто не может отыскать техническую документацию. В итоге к нам не идут ничего ремонтировать, потому что не знают, как проходят коммуникации. Если происходят поломки, нам некуда позвонить, все делаем за свой счет. Вторые двери в подъезде ставили своими силами, — вздыхает владелица квартиры Валерия Кузуб.

Фото: Андрей Ильинский

Семья Валерии Кузуб платит ипотеку за квартиру в доме, который признали непригодным для жилья.

Жители искали нужные бумаги повсюду. «В Амурском ипотечном агентстве нам сказали, что у них документации нет, якобы все передано в администрацию Февральска», — продолжает Валерия.

22,8

миллиона рублей в 2013 году потратила администрация Селемджинского района на покупку 19 квартир в проблемном доме в Февральске 

— В администрации поселка документов на дом нет. Не знаю почему, но их нет. Дом принимали в 2012 году, я еще здесь не работал. Ладно, администрация плохая, потеряла эти документы. Но почему бумаги не предоставляет заказчик — Амурское ипотечное агентство, — это вопрос. Они же строили этот дом. Люди обращались к нам с жалобами. Мы посоветовали обратиться в суд на застройщика, — отвечает исполняющий обязанности главы администрации Февральска Алексей Старостин.

 

Дошла до Генпрокуратуры РФ

Отчаявшись, Валерия Кузуб в 2018 году оформила электронное обращение в Генпрокуратуру РФ.

— Написала все, что накипело! И только после моего письма дело сдвинулось с мертвой точки, начались суды, — продолжает свой рассказ жительница Февральска.

Зимой пол в подвале превращается в каток.

Как гласят итоги судебной строительно-технической экспертизы, проведенной ООО «ПромстройПроект», быстровозводимый дом не соответствует проекту и, более того, до устранения нарушений непригоден для жилья. Но люди здесь вынуждены жить.

«В ходе проверки, проведенной прокуратурой района с привлечением специалистов, установлены нарушения, допущенные при строительстве многоквартирного жилого дома, которые носят капитальный характер. В том числе: неисправность водосточной трубы, отсутствие отопительного прибора в одном из подъездов, неисправность полов в подъездах, отсутствие дверного полотна в одном из подъездов, неисправность кровельного покрытия, отсутствие люков в чердачное помещение, неисправность лестничных ступеней и другое», — перечисляется в официальном ответе региональной прокуратуры на запрос АП.

На ликвидацию дефектов требуется около 17 миллионов рублей — половина средств, вложенных в строительство трехэтажки.

— Проще снести и заново построить, — констатирует глава Селемджинского района Мухамед Беков.

17

миллионов рублей требуется на ликвидацию дефектов новостройки. Это половина средств, вложенных в строительство трехэтажки в Февральске

Прокуратура Селемджинского района, выступая на стороне жильцов дома, предъявила иск заказчику, подрядчику и районной администрации. Однако выяснилось: Амурская строительная компания, возводившая жилье, — уже банкрот. Виновным по делу признана администрация. Основание — именно районные власти предоставляли истцам жилье из муниципального фонда.

— Квартиры в этом доме выкупали местные власти для расселения сирот и малообеспеченных граждан. По гражданскому законодательству собственниками дома являются собственники квартир. А так как больше 90% квартир принадлежат району, всю финансовую нагрузку по содержанию этого дома администрация вынуждена взять на себя, — поясняет глава поселка Февральск Алексей Старостин.

Из документов, представленных в том числе в суд, следует, что, принимая дом у подрядчика, справку о соответствии новостройки проекту подписывало именно руководство Амурского ипотечного агентства. Однако в ответчиках оно не значится. Власти Селемджинского района, для которых решение суда стало сокрушительным ударом по дефицитному бюджету, обратились с апелляцией в областной суд. Проиграли.

Фото: Андрей Ильинский (Архив АП)

— Решение кассационной инстанции мы дальше не можем оспаривать. Но мы с ним не согласны. Строили одни, принимало Амурское ипотечное агентство, которое должно было проверить, есть ли нарушения при строительстве. Но жилье передали в администрацию района со всеми проблемами. И каким‑то боком мы теперь являемся ответчиком по этим домам. Конечно, местные специалисты подписали документы о приеме квартир. В нашей администрации экспертов, которые могут оценивать качество жилья, нет и никогда не было. Это лицензионный вид деятельности! Что может увидеть обычный специалист администрации? Только посмотреть внешний вид — туалеты есть, вода идет, все чисто и аккуратно. Разве он может изучить конструкции, обшивку снимать? С этой проблемой я буду обращаться к губернатору, — прокомментировал глава Селемджинского района Мухамед Беков, которому конфликтная ситуация также досталась в наследство от прошлой власти.

«Ничего не помню»

В распоряжении «Амурской правды» оказался акт приемки проблемного дома и разрешение на ввод его в эксплуатацию. В декабре 2012 года оба документа подписаны рукой экс-главы поселка Февральск Александры Беспаловой. Сейчас она возглавляет узловую больницу на станции Февральск ОАО «РЖД». В телефонном разговоре с журналистом АП она подтвердила, что дома были построены по заказу администрации поселка и ею же допущены к заселению.

— Тогда в очереди на жилье в поселке стояло около 200 человек. Дом принимала комиссия, в ней много народу было. Но кто именно, я уже не помню за давностью лет, документации на руках у меня нет. Это был 2012 год. Когда дом строился и сдавался в эксплуатацию, острых вопросов к его качеству не было. А в сентябре 2013 года я ушла из администрации, — ответила Александра Викторовна.

Руководитель подрядной фирмы за решеткой

На протяжении нескольких лет ООО «Амурская строительная компания» штамповала в регионе быстровозводимое жилье, мягко говоря, низкого качества по государственным и областным жилищным программам. Похожая история произошла в поселке Бурея. Два дома, построенные в 2015‑м, были признаны аварийными уже через два года. 

«Строили одни, принимало Амурское ипотечное агентство. И каким-то боком мы теперь являемся ответчиком по этим домам», — говорит глава района Мухамед Беков.

В 2017 году Амурская строительная компания обанкротилась. В 2018‑м ее директор Александр Лихунов, который также возглавлял стройфирму «Березки», отправился в колонию общего режима на 3,5 года. Его признали виновным в растрате 5,7 миллиона рублей, которые должны были пойти на долевое строительство квартир в селе Чигири Благовещенского района. Деньги на 31 квартиру руководство застройщика получило в июне 2013 года также от Амурского ипотечного агентства. «Квадраты» также предназначались участникам правительственных жилищных программ.

Быстровозводимые дома исключили из амурской программы по переселению

В 2016 году губернатор Александр Козлов дал распоряжение внести изменения в региональную адресную программу по переселению из ветхого и аварийного фонда. Чиновники исключили быстровозводимый конструктив из жилья, которое строится по этому направлению. Причиной радикального решения стали многочисленные жалобы жителей на качество строений.

Фото: Андрей Ильинский

Несмотря на нарушения, люди живут в разваливающемся доме.

В июле 2018 года губернатор Приамурья Василий Орлов на встрече с жителями Сковородинского района, где также жалуются на качество быстровозводимых домов от той же Амурской строительной компании, поднял вопрос проблемного жилья.

— Нужно понимать, кто строит жилье и из чего, чтобы не сталкиваться с такими проблемами. Чтобы ситуация с переселением в некачественное жилье не повторялась, забудьте про быстровозводимые дома, — обратился глава региона к чиновникам.



 

«Амурская правда» направила запрос в Амурское ипотечное агентство о ситуации с аварийным домом в Февральске. Ответы на вопросы редакция ждет уже две недели. Мы будем продолжать следить за проблемой и путями ее решения.

Возрастная категория материалов: 18+