«Это не стендап-шоу»: фестиваль «Золотая маска» завершился спектаклем «Пигмалион» по пьесе Шоу

Фестиваль «Золотая маска» завершается в Амурской области. Последним спектаклем в программе стал «Пигмалион» — по пьесе Бернарда Шоу. Это произведение неизменно многие годы идет на всех сценах мира. История о девушке из социальных низов, которую на спор берется превратить в герцогиню профессор фонетики, никогда не потеряет своей актуальности – для режиссёров и для любителей театра. Свою версию пьесы показал режиссёр Московского театра имени Маяковского Леонид Хейфец. На сцену ОКЦ Благовещенска вышли народные артисты России Игорь Костолевский, Алексей Лобоцкий и Ольга Прокофьева. Любовь зрителей была завоевана еще до начала постановки – на нее благовещенцы шли семьями с детьми, а главными гостями стали молодожены. Они пришли в зал прямо в свадебных нарядах и произвели фурор — в том числе впечатлены были и сами столичные артисты. 

Содержание пьесы Бернарда Шоу знает, пожалуй, каждый образованный человек. Тем сложнее задача режиссера – чем удивить подготовленного зрителя? Театр Маяковского с этой задачей справился – удивил в хорошем смысле именно актерской игрой. И Благовещенску повезло – актеры вышли на сцену впервые после карантина именно у нас. Порой чувствовалось, что они импровизируют – по словам самих артистов, они любовались друг другом на сцене. «Вы все плетете кружева сегодня», — сказала своим коллегам за кулисами Ольга Прокофьева.

Фото: Оксана Шишенко

– Леонид Ефимович Хейфец – от него нельзя ждать глупой комедии или однобокового восприятия героев, он всегда копает вглубь, в проблемы, поэтому образ рождался мучительно и сложно, но очень интересно, — рассказала «Амурской правде Наталья Палагушкина, исполнительница роли Элизы. — Я пришла в театр Маяковского 13 лет назад и первая моя работа тоже была с Леонидом Ефимовичем – я могу назвать его своим учителем. Мы тогда делали спектакль «Не все коту масленица» по Островскому, и первое, что он сказал: «Ребята, эта постановка ставилась миллион тысяч раз. И было миллион Агний, Ипполитов, но в этой работе не было только вас. Мне ничего неинтересно, кроме вас». И все спектакли он разбирает с точки зрения личности, с которой он работает – с точки зрения Игоря Матвеевича, Анатолия Лобоцкого, Ольги Прокофьевой, меня, Милочки – ему важен человек. Поэтому приходится, конечно, идти от себя.

Внимание амурского зрителя в «Пигмалионе» завоёвывается с первого взгляда  – специально для спектакля из Москвы доставили огромные декорации. В центре сцены — большой павильон красного цвета, в нём стоит автомобиль Ford, гвардеец в красном мундире и медвежьей шапке – эту конструкцию устанавливали с помощью лебедок. Во время спектакля она крутится – и мы попадаем то на улицу, то в дом профессора Генри Хиггинса (Игорь Костолевский), то в дом его матери (Ольга Прокофьева). Сам спектакль в черно-красных тонах стильно напоминает о Лондоне – художник Владимир Арефьев продумал каждую мелочь, вплоть до красных носков профессора Хиггинса.

Однако появляющаяся на сцене Элиза – Наталья Палагушкина – с первых же слов возвращает нас на родную землю своим: «Чо тут происходит ваще?». Несколько минут я думаю, что же такое родное в этой манере, в этой слегка детской громкости, честности и наивности, и вспоминаю Тосю из советского фильма «Девчата».

— Мне говорили об этом, — заулыбалась на мое сравнение Наталья Палагушкина. — Это комплимент, конечно, Надежда Румянцева – она же суперкрутая.

Наталья призналась, что в проработке образа ей помогал педагог по речи, вместе они продумывали, как именно должна разговаривать девушка из народа. «Роль рождалась мучительно, — смеется Наталья. – Мы искали редуцированный звук, между ыканьем и оканьем, и очень много речевых особенностей у моей героини».

Своей народной Элизой актриса покорила зал. За моей спиной две восьмилетние девочки восхищенно хлопали ей и смеялись вместе со взрослыми. К слову, в пьесе действительно много юмора. Однако режиссер ставил не комедию.

Фото: Оксана Шишенко

Заслуженно сорвал овации зала Игорь Костолевский — едва появившись на сцене в плаще и шляпе. Он служит в театре Маяковского почти полвека и признается – сам не верит в этот большой срок. По-моему, тем и прекрасен театр – у актера нет возраста, и, наблюдая за Игорем Матвеевичем на сцене, в этом только убеждаешься.

Юрий Соколов, сыгравший отца Элизы, заслужил свои овации – в определенный момент он становился настолько ярким, что затмевал главных персонажей. Алексей Лобоцкий, сыгравший Пикеринга, словно родился во фраке – настолько убедительно он представил образ лондонского джентльмена.

Ольге Прокофьевой мое искренне «Браво!» — с 11 ряда я видела мимику, чувствовала харизму мамы Хиггинса, которая, на минуточку, младше по возрасту своего сына – Игоря Костолевского.

— Был мюзикл по этой пьесе, который, на мой взгляд, исказил смысл пьесы Шоу. Это была  пьеса про любовь. Если вы прочтете, то поймете — пьеса про другое. Про то, что мы отвечаем за тех, кого приручили, пьеса Шоу больше уходит в социальность, — рассказал Игорь Костолевский. — И режиссёр Хейфец  хотел поставить ее ближе к оригиналу. Я  бы никогда, наверное, не взялся за эту роль, если бы это была банальная любовная история – а она может такой быть. Шоу написал огромное количество пьес, а эта – никогда не потеряет своей популярности.

Режиссёр театра Маяковского оставляет в постановке открытый финал – предлагает зрителю самому додумать, чем же закончилась история простушки Элизы и профессора Хиггинса. Но на мой взгляд, девушка берет вверх над эгоистичным профессором, уходя в свою новую жизнь, оставляя его одного в кресле с записями ее голоса.

— Если внимательно читать произведение Шоу, то становится понятно – оно о столкновении двух личностей. И неважно, какой у тебя социальный статус, если ты личность – тебя нельзя топтать. Элиза не позволяет разрушить себя. Конечно, Шоу мастер слова — невозможно не среагировать на какие-то колкости его острого ума, но это не глупая сериальная история, это не стендап-шоу – это великая трагикомедия, — отмечает Наталья Палагушкина.

Возрастная категория материалов: 18+