Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №47 (28937) от 3 декабря 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
5 декабря 2020,
суббота

Руки — важный инструмент маммолога: врач-онколог о раке молочной железы, его лечении и группе риска

Здоровье

Руки—один из главных инстру­ментов врача-маммолога. Пальцы выполняют роль своеобразных сенсоров, которые при осмотре женской груди (молочной железы) позволяют почувствовать в ней па­тологические изменения. Однако без опыта и интеллектуального развития эффективно работать этим инструментом невозможно, считает врач-онколог-маммолог, заведующая онкологическим отде­лением Амурского областного он­кологического диспансера Екате­рина Грибова. «Амурской правде» она рассказала о том, как пришла в профессию, как изменились подхо­ды к лечению одного из лидирующих онкозаболеваний в мире, как вовремя поставить диагноз и кто находится в группе риска.

Руки — важный инструмент маммолога: врач-онколог о раке молочной железы, его лечении и группе риска / Руки—один из главных инстру­ментов врача-маммолога. Пальцы выполняют роль своеобразных сенсоров, которые при осмотре женской груди (молочной железы) позволяют почувствовать в ней па­тологические изменения. Однако без опыта и интеллектуального развития эффективно работать этим инструментом невозможно, считает врач-онколог-маммолог, заведующая онкологическим отде­лением Амурского областного он­кологического диспансера Екате­рина Грибова. «Амурской правде» она рассказала о том, как пришла в профессию, как изменились подхо­ды к лечению одного из лидирующих онкозаболеваний в мире, как вовремя поставить диагноз и кто находится в группе риска.

Профессия по темпераменту

Выбор профессии Екатерины Сергеевны определил, как она сама говорит, «отягощенный семейный анамнез».

— Мои родители — не меди­ки, но в нашей семье достаточно достойных представителей про­фессии врача, — рассказывает завотделением. — Когда оканчивала школу, я точно знала, по какому пути последую. Поступила в нашу Амурскую медицинскую акаде­мию и к концу обучения поняла, что хочу быть хирургом. Благо­дарна моим родственникам-медикам, подсказавшим тогда, что есть хирургия, которая занимается за­болеваниями молочной железы, и не только онкологической пато­логией, но и доброкачественной. В этом я увидела перспективу. Хи­рургия — очень интересная отрасль в медицине, которая постоянно развивается. Появляются новые технологии и методы проведения операций, требующие постоянного самообразования, совершенствова­ния, поэтому скучать не приходит­ся. Да и по темпераменту профес­сия хирурга мне подходит.

Окончив медакадемию, мо­лодой специалист продолжила обучение в ординатуре по соот­ветствующему направлению, убедившись, что сделала правильный выбор в пользу хирургии. Практи­ку проходила в маммологическом отделении Амурского областного онкологического диспансера, а по­сле ординатуры сразу устроилась работать онкологом-маммологом в поликлинику онкодиспансера.

Пальцы становятся сенсорами

В поликлинике молодой спе­циалист проводила осмотр паци­ентов, диагностику заболевания. Поток посетителей был настолько большой, что это дало возможность получить ценный опыт за корот­кое время. Проще говоря, набить руку. Ведь именно руки — один из главных инструментов врача-маммолога. Пальцы становятся свое­образными сенсорами, которые при пальпации молочной железы позволяют почувствовать в ней опасные изменения.

— Помню, как на первом этапе работы здесь мне было страшно, — признается Екатерина Сергеевна. — Страшно пропустить диагноз, чего-то не заметить, не почувство­вать. Я, пожалуй, даже занималась гипердиагностикой, пересматривала пациентов по несколько раз, назначала дополнительные методы обследования. Спасибо моим коллегам, которые не отказывали в консультациях, наоборот, привет­ствуя мой интерес, подсказывали алгоритм диагностики пациентов. Со временем мой страх трансформировался в онконасторожен­ность, которая должна сохранять­ся у врача любого возраста и опыта, независимо от специальности.

Екатерина Грибова отработала в поликлинике два года и перешла работать в стационар онкологиче­ского диспансера в отделение мам­мологии, где проводят хирургиче­ское лечение как злокачественных, так и доброкачественных новообразований молочной железы.

— В этом отделении я получи­ла возможность практиковать свои навыки, а постоянное самообразо­вание, отслеживание новшеств в хирургии рака молочной железы, а также обучение на рабочем месте у более опытных коллег позволило расширить объемы оказываемой хирургической помощи, — говорит Екатерина Сергеевна. — Считаю, что интеллектуальное развитие в такой профессии необходимо. Сейчас практикуется персонали­зированный подход к лечению он­кологии. То есть индивидуальный — к каждому конкретному случаю, где от тактики и навыков хирурга очень многое зависит. В нашем отделении все сотрудники обучаются на центральных базах, где есть возможность постоять в операцион­ной за спиной у опытного хирурга или даже ассистировать ему, пере­нимая бесценный опыт.

В Амурской области 73,3 % раков молочной железы выявляют на ранних стадиях. Из всех слу­чаев этого заболевания 50 % — при прохождении дополнительной диспан­серизации и профилак­тических медицинских осмотров. Поэтому так важно не пренебрегать ими и проходить обследо­вания в срок.

Подходы к лечению изменились

В стационаре онкодиспансе­ра Екатерина Сергеевна работает уже восемь лет. Говорит, что с тех пор, как впервые перешагнула по­рог медучреждения, в подходах к лечению одного из лидирующих в стране онкозаболеваний произошли кардинальные изменения. Например, если раньше пациенту с раком молочной железы полно­стью удаляли орган вне зависи­мости от стадии заболевания, то на сегодня при малых формах онкологии выполняют функционально-щадящие операции. Они позволяют не только сохранить грудь, но и предотвратить такие послеоперационные осложнения, как нарушение функций верхней конечности, ее отек.

В Амурской области 73,3 % раков молочной железы выявляют на ранних стадиях. Из всех слу­чаев этого заболевания 50 % — при прохождении дополнительной диспан­серизации и профилак­тических медицинских осмотров. Поэтому так важно не пренебрегать ими и проходить обследо­вания в срок.

При более распространенных формах рака органосберегающие операции противопоказаны. Од­нако современные решения позволяют специалистам не только удалить молочную железу, но и с учетом прогнозов сразу или позже реконструировать ее с помощью имплантов. Такие операции паци­ентам диспансера проводят бес­платно по полису обязательного медицинского страхования.

«Бывает обидно за пациентов»

Раковая опухоль в груди, по сло­вам хирурга Грибовой, похожа на звезду. «Признак злокачественно­го образования — отсутствие капсу­лы, — говорит Екатерина Сергеевна. — То есть у опухоли нет ограничи­теля, она как бы выпускает лучики, отчего становится похожа на звез­дочку».

Маммолог отмечает, что ей, как специалисту, очень обидно, когда пациент приходит на прием с та­кой стадией заболевания, что оно уже не поддается хирургическому лечению.

Надежда в этих случаях остает­ся на современные лекарственные препараты. При этом запущенные случаи болезни никак не связаны с необразованностью, неграмотно­стью пациентов. «Приходят жен­щины с высшим образованием, преподаватели, медики. Бывает так обидно за них, — подчеркивает врач. — Ведь визуально изменения в груди, как правило, видны. Жен­щины часто отмечают отек, покрас­нение, но, к сожалению, не спешат обращаться за помощью. Одни не придают значения, другие выжи­дают время в надежде, что само пройдет, либо просто боятся идти на прием. Таких пациентов с каж­дым годом меньше, но они есть».

Людям, столкнувшимся с онко­логией, Екатерина Сергеевна реко­мендует не отчаиваться, консуль­тироваться с профессионалами, не замыкаться, не рисовать нерадуж­ные перспективы, а настроиться на лечение и слушать рекомендации врача. Ведь в борьбе с недугом, по ее словам, роль пациента крайне важна.

Свою непростую работу Ека­терина Грибова очень любит. «Онкологическая хирургия от­личается, наверное, повышенной психоэмоциональной нагрузкой как для хирурга, так и для пациента, — говорит врач. — Но она стоит всех прилагаемых усилий, особенно ког­да видишь своих пациентов после окончания лечения, слышишь их слова благодарности. Ну а разгру­жаться эмоционально мне помо­гает семья, общение с друзьями. И, конечно, с коллегами, с которыми мы стремимся к одной цели — вы­здоровлению наших пациентов».

Один из факторов риска — наследственный

Екатерина Грибова подчеркивает, что женщины в возрасте до 40 лет и не входящие в группу риска должны раз в год проходить ультразвуковое обследование молочной железы. С 40 до 75 лет женщины проходят маммографическое исследование один раз в два года.

Если у женщины есть факторы риска, то врачи могут назначить обследова­ние раньше 40 лет. К таким факторам прежде всего относится отягощенная наследственность — наличие в роду более двух родственников с раком мо­лочной железы или яичников. В таком случае женщине рекомендуют сдать анализ на мутацию гена BRCA, ответ­ственного за развитие этих заболева­ний. На анализ берут кровь, результаты должен расшифровать генетик. Если он даст положительное заключение, то вероятность возникновения болезни составит 80 процентов. Совсем не обязательно, что женщина заболеет, но тем не менее нужно понимать, что она находится в группе риска, и своевре­менно проходить назначенные врачом обследования.

К группе риска относят также женщин с сопутствующими патологиями, напри­мер с заболеваниями женской репро­дуктивной системы. Риск заболевания повышают поздние роды, аборты, отказ от грудного вскармливания, травмы молочной железы, а также бескон­трольное назначение заместительной гормональной терапии в связи с дости­жением менопаузы.

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ, НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА

На правах рекламы

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Врач-онколог Нонна Онянова: «У нас работают по-настоящему сильные люди»Врач-онколог Нонна Онянова: «У нас работают по-настоящему сильные люди»
Амурский онкодиспансер получил новейший аппарат МРТАмурский онкодиспансер получил новейший аппарат МРТ
«Время — решающий фактор»: хирург-онколог Николай Сокольников о проблемах ранней диагностики рака
Врач онкодиспансера с 40-летним стажем Игорь Лукьянов диагностирует рак на ранней стадии
На развитие онкологической службы Амурской области дополнительно направят 800 миллионов
Михаил Мишустин: Федерация поможет Амурской области построить новый онкодиспансер
«Более точная диагностика»: тысячам амурчан помог новый аппарат УЗИ в онкодиспансере
Врач-радиолог Наталья Камышова: «Самое трудное — говорить диагноз»
В Приамурье начали лечить злокачественную опухоль, нагревая ее до 100 градусов
Каждый пятый случай онкологии у амурских мужчин — рак легкого

Раки удачно решат профвопросы, чего не скажешь о Львах : гороскоп на 5 декабряСоветы
Самозанятым амурчанам выдадут микрозаймы по ставке от 1 процента: прием заявок уже идетЭкономика
Оперативный штаб: свободный коечный фонд для больных СOVID-19 составляет 22,6 процентаКоронавирус
Утренники в Амурской области пройдут без родителей и артистовКоронавирус
Более 2500 амурчан работают удаленно или находятся на самоизоляцииКоронавирус
85 процентов в форме ОРВИ: в Амурской области 149 случаев COVID-19Коронавирус

Читать все новости

Здоровье

Врач-онколог Нонна Онянова: «У нас работают по-настоящему сильные люди» Врач-онколог Нонна Онянова: «У нас работают по-настоящему сильные люди»
Как правильно питаться в разгар пандемии и сезонных простуд: советы диетолога
Берегите ваши кости: что такое остеопороз, чем он опасен для пожилых людей и как с ним бороться
Как защитить иммунитет от коронавируса и простуд: советы аллерголога-иммунолога
Амурские кардиологи: «Люди боятся ковида, а умирают дома от инфаркта»
Система Orphus