Как новый завод в Благовещенске превращает отходы в газ, пиролизное топливо и уголь

«По большому счету, наш завод может участвовать в ликвидации ЧС. Например, разлив нефти: мы загружаем загрязненный грунт в установку, запускаем процесс и через 12 часов получаем чистый грунт и пиролизное топливо» — рассказывает директор мусороперерабатывающего завода «Экопром» в Благовещенске Игорь Сафьяник. К любым отходам он относится серьезно: это не только угроза экологии, но и источник работы, а следовательно — дохода. Как организована работа на новом предприятии, почему взрослый и состоявшийся мужчина сменил торговлю на работу с мусором и зачем директору «Экопрома» регулярно звонят горожане — в репортаже «Амурской правды».

10 лет выдержки

— На самом деле мысль работать в мусороперерабатывающей сфере пришла не мне, а моему партнеру Сергею. Причем идее этой лет десять. Мы долгое время занимались торговлей, но это очень нестабильный заработок. Сегодня у тебя все отлично, а завтра, например, границы закроют — и все. Думай, куда бежать и что делать, — делится Игорь Сафьяник. — Хотелось стабильности, поэтому — производство. Мой партнер — человек, которому всегда интересно что-то новое. Но 10 лет назад такого оборудования на рынке не было: первые попытки особого коммерческого успеха тем, кто решил рискнуть, не принесли.

980

видов отходов может перерабатывать новый мусороперерабатывающий завод

За последние годы в России модернизировали не только мусороперерабатывающие линии, но и «экологическое» законодательство. «Такой бизнес без правового регулирования не сможет существовать. Вывезти в лес и закопать мусор всегда дешевле и проще, чем тратить деньги и силы на его переработку, — объясняет руководитель «Экопрома». — Заставить общество утилизировать отходы с минимальным вредом для окружающей среды можно только с помощью законодательства».

С началом мусорной реформы мусороперерабатывающие предприятия стали коммерчески рентабельны, во всяком случае, в теории. И Игорь Сафьяник со своим партнером решили попробовать себя в этой сфере.

Фото: Андрей Ильинский

— На самом деле рынок оборудования для переработки мусора довольно узкий, и купить зарубежные линии не получится. Чтобы получить лицензию на работу, необходимо работать на лицензированном оборудовании, — объясняет директор. – Но зарубежные производители пока свое оборудование не лицензировали, а самому предпринимателю это сделать очень дорого. Знаю, лет десять назад кто-то у нас пытался поставить японское оборудование. Так и сгнило. Мы работаем на московском. Работу по созданию завода начали весной, а 24 октября сделали первый пробный запуск.

Большая топка

Сам завод находится вдоль улицы Театральной, по дороге в Садовое. Невысокое серое здание соседствует с промышленными базами и ангарами. «По закону мы не имеем права развернуть производство в жилом квартале или вблизи соцучреждений, магазинов, аптек. Кроме того, должна выдерживаться 100-метровая санитарная зона. Как видите, требованиям соответствуем», — отмечает руководитель предприятия.

Мусороперерабатывающие установки начинали разрабатывать еще с советского времени. Первый линии появились в продаже лет 10 назад. Оборудование «Экопрома» — третьего поколения.

Посторонних запахов нет даже во дворе завода на утреннем морозе, хотя в самом помещении химический запах присутствуют.

Фото: Андрей Ильинский

Единое помещение уходит вверх на два этажа и на один вниз. «Подвал» занимают бетонные цилиндры — подставки для реторт. (Реторта — глубокая «кастрюля» с крышкой емкостью в 4 кубометра, куда закладывают отходы, — Прим. авт.) Загруженную реторту закрывают, а затем начинают нагревать до температуры около 400 градусов в течение 12 часов. Мусор внутри разлагается. Во-первых, выделяется и уходит в специальный баллон газ: в его основе пропан-бутан (около 70 процентов), остальное — примеси. Использовать его можно в промышленных целях (завод «Экопром» именно на нем и работает), а для бытового использования необходимо установить еще одну линию по очистке и сжижению газа. Во-вторых, выделяется пиролизное топливо. Оно также утекает в специальные емкости.

Фото: Андрей Ильинский

После окончания цикла реторту с помощью крана, который расположен под потолком, переносят в цилиндр для остывания. Затем открывают и убирают уголь, который остается на дне. Уголь можно продавать компаниям по производству асфальта или брикетировать и реализовать на рынке — например, для отопления домов. Реторта готова к следующему циклу.

Сырье или мусор

Фото: Андрей Ильинский

Сейчас на заводе действует акция: можно бесплатно привезти пластиковые или резиновые отходы, в основном это автомобильные покрышки. В будущем за прием мусора завод планирует взимать плату.

30

тон в сутки — производственная мощность «Экопрома»

— На самом деле многие люди сегодня не понимают, почему они тратят бензин и время, привозят те же покрышки, а мы принимаем их бесплатно — не даем денег. А когда речь заходит о денежном сборе за приемку мусора — вообще недоумение, — объясняет Игорь Сафьяник. — Но ведь на самом деле каждый из нас уже сейчас тратит деньги за вывоз и утилизацию мусора. Эта строка расходов есть в квитанциях за коммунальные платежи. Но если мусор в области действительно вывозят, то с переработкой гораздо сложнее. Да, есть отходы, которые по сути являются почти готовым вторсырьем. Во-первых, это бумага. За ней фуры стоят возле свалки регионального оператора. Или пластиковые бутылки. Если они чистые — им легко дать вторую жизнь. Но бумага с пищевыми отходами — это уже мусор. Или бутылка, в которой было масло.

Получить продукт вторичной переработки — снова бумагу или пластик — в этом случае уже нельзя, поэтому и принимать за деньги такие отходы не станут. Это уже не сырье, а мусор.

Какие продукты переработки и в каком объеме получатся на выходе, зависит от типа мусора. Например, древесина дает большой процент газа. А из вещей получится сажа и совсем немного пропан-бутана с примесями.

— Наше оборудование способно перерабатывать 980 наименований отходов, — комментирует директор. — Но траты завода на переработку бытового мусора гораздо выше, чем стоимость продуктов этой самой переработки. То есть теоретически мы, конечно, можем заложить в установку тряпки, объедки, упаковку и так далее. Но выход будет минимальный, и завод при такой схеме просто уйдет в минус.

Поэтому тем, кто надеялся заработать на использованной пластиковой таре или макулатуре — что делают во всем цивилизованном мире — придется подождать создания другого завода. Экономика «Экопрома» рассчитана на работу по принципу «источник дохода — плата за утилизацию». А продукты производства являются дополнительным заработком, который на сегодня не может полностью обеспечить рентабельность производства.

Опыты с покрышками

Фото: Андрей Ильинский

— Мы планируем заключать договоры с компаниями, которые будут обязаны утилизировать мусор. Законодательство в этой сфере ужесточается, вывезти и закопать те же покрышки сегодня — наказуемое действие. Думаю, в скором будущем организации, которые производят промышленные отходы, обяжут заключить договоры на утилизацию и начнут наказывать за неисполнение законодательства. Да и наш региональный оператор, который аккумулирует у себя мусор, должен его не только собирать, но и утилизировать.

100

 целых или 150 порезанных покрышек от легковых автомобилей вмещается в реторту

Пока схема работы с отходами в Амурской области вырабатывает четкую схему, завод в основном работает с автомобильными шинами.

— Сейчас мы работаем в тестовом режиме, — говорит Игорь Александрович. — Отлаживаем производство, постоянно экспериментируем, в основном с покрышками. Во-первых, проблема с их утилизацией в городе, да и во всем регионе, стоит довольно остро. Во-вторых, у них сравнительно неплохой уровень выделения продуктов переработки. Пластик тоже готовы использовать, но его везут меньше.

Фото: Андрей Ильинский

Сейчас шины закладывают и целыми, и разрезанными, пробуют различные температурные режимы и выясняют оптимальные параметры для максимально эффективной работы. В среднем за сутки завод перерабатывает 4 тонны покрышек, а проектная мощность больше в несколько раз — 30 тонн в сутки.

Завод принимает сегодня все виды пластиков, кроме ПВХ (из которого сегодня делают окна). «Дело в том, что при разложении этого продукта выделяется кислота. Работу с ней мы пока отложили», — говорит директор «Экопрома».

Чтобы наладить стабильную и непрерывную работу завода, руководство налаживает рынки сбыта и получения сырья. Например, «Экопром» договорился с ГСТК о переработке шин, которые сейчас находятся на площадке хранения муниципального учреждения в Моховой Пади. Что касается продажи продуктов переработки — пиролизное топливо используется на мазутных котельных. Оно более калорийно, чем мазут, и в отличие от последнего его не нужно греть: пиролизное топливо работает при температуре до -60 градусов. Пропан-бутан пока используют в основном для обогрева завода и работы самой линии. Уголь — самый востребованный из компонентов переработки. Но проблема в том, что в покрышках есть металлический корд — куски проволоки, которые остаются после переработки на дне реторты в угле, необходимо извлекать. Сейчас предприятие решает и этот вопрос.

Органике реторты не нужны

Органические отходы отправлять на мусороперерабатывающие заводы не принято. Во-первых, выхлоп минимальный, во-вторых, более целесообразным будет другой вид переработки: компостные ямы. Мусор, который разлагается сравнительно быстро, закладывают туда и добавляют специальные бактерии. А после используют компост в качестве удобрения. Кстати, такую схему планировал практиковать завод «Благэко».

Возрастная категория материалов: 18+