История Литуса 

Он знает о жизни дореволюционного Благовещенска если не все, то очень много! Краевед Евгений Литус в библиотеках и архивах провел долгие месяцы жизни, прочитал тонны газет, справок и отчетов. В его коллекции больше 2000 почтовых карточек старого Благовещенска. Бесценное достояние. Литус умен, эмоционален, глубок и интересен в своих оценках и определениях.

Все Литусы — родственники

Фото: Архив АП

«Литус» с латыни переводится как «прибрежный берег». К глубокому сожалению, историю своей семьи далеко не знаю. Моя бабушка пережила много репрессий и страданий в отношении себя и всей семьи. Единственное знаю, что все Литусы города Благовещенска — родственники.

Мое детство — это родной Благовещенск, улица Островского, 14. Мой родной дом. Там, где был знаменитый гастроном и магазин «Детский мир».

Город детства в моей памяти остался уютным, теплым и небольшим. Помню, как мы шли домой из детского садика по улице Шимановского, и девочка Света мне говорила: «Если бы мы были в Москве, то тебя сбила бы машина…» А мы спокойно шагали по центру улицы, и нас никто не трогал. Это было счастье.

У меня какая-то врожденная любовь к периоду жизни нашей страны, который начинается с середины ХIХ века и до Октябрьской революции.

Наша семья очень простая, рабоче-крестьянская. Родители — послевоенные голодные дети. Главное желание было — чтобы в доме было тепло и сыто. Поэтому никаких особых интересов историей, фрагментами дореволюционной жизни и краеведением не было.

Но у меня всегда была какая-то внутренняя любовь и тяга к истории. Радостью было сбегать в музей посмотреть на потрясающую дореволюционную панораму Благовещенска со стороны Хэйхэ.

Большая часть экспозиций советского музея была посвящена животным и советскому периоду жизни. Но были небольшие, милые сердцу фрагменты жизни дореволюционного города, которые мне очень нравились, и я на них не мог налюбоваться.

У меня какая-то врожденная любовь к периоду жизни нашей страны, который начинается с середины ХIХ века и до Октябрьской революции. Это был период образованной, с растущим техническим прогрессом страны. Это уже был державный период империи, с которой боялись связываться и которая, в отличие от США, была справедливая. Ведь тогда русским человек считался не по крови, а по вероисповеданию, и мы вступались за всех православных.

«Дорогой мой, дорогушка…»

Фото: Владимир Воропаев

Коллекция моих дореволюционных карточек насчитывает порядка 2 000, где-то 500 из них подписаны, отправлены и получены по почте. Я их называю: «Приветы из Благовещенска». Интересно читать послания того времени, люди чаще всего писали друг другу приветственные строчки. Но есть и возвышенно-любовные чувства. «Дорогой мой, дорогушка…» — вот такие обращения были в ходу в то время. Слог был потрясающим!..

Совершенно случайная история меня влюбила в дореволюционный Благовещенск и по-своему перевернула мое сознание.

А когда погружаешься в историю дореволюционного Благовещенска, понимаешь, что жизнь была не такая уж и романтичная.

Мой папа собирал старинные монеты, а в каждом городе есть свои сообщества нумизматов. Мы с отцом поехали во Владивосток, один москвич привез туда издания, где встречались фотографии дореволюционного Благовещенска. Увидев фото утраченных зданий — разрушенных церквей и сгоревших гостиниц, — я не смог пройти мимо этого.

Выпросил у отца деньги и купил 12 почтовых карточек дореволюционного Благовещенска. Это стало основой и любовью моей коллекции. Мне тогда было лет 14-15. Вообще любовь к истории Благовещенска у меня на уровне ДНК. Я так думаю.

Фотографии, бесспорно, складываются в картинку времени. Если смотреть по снимкам дореволюционного Благовещенска, то получается красиво, таинственно и вдохновляюще. Вырисовывается история Благовещенска, которая в себя влюбляет.

А когда погружаешься в историю дореволюционного Благовещенска, понимаешь, что жизнь была не такая уж и романтичная.

Нам хочется оказаться у ярких витрин, на шумных балах, услышать знаменитый хруст французской булки. На самом деле все было далеко не так.

Пыльно, тоскливо и грязно

Фото: Архив АП

Дореволюционная пресса — это, кстати, самый честный срез времени, беспристрастное зеркало жизни. Когда читаешь местные газеты, понимаешь, что жизнь в нашем городе была не совсем романтичной. Экология ужасная, зимой печное отопление погружало город в дым, чад и гарь. Смог стелился над городом. В жару город задыхался от пыли немощёных дорог, в дождливое время утопал в грязи. Питание было скудным и однообразным. Спасибо китайцам, которые нас подкармливали свежими овощами.

Так и писали: идешь по грязи, задыхаешься от запахов и натыкаешься на настоящий дворец, который был вровень столичным.

Мясо было часто отвратительного качества, запах и вонь на Гостинодворской площади (ныне площадь Победы. — Прим. автора) стояли просто невыносимые.

Были ледники, которые не справлялись с хранением продуктов. Современники писали, что над мясными тушами летали тучи мух, а сами туши просто разлагались, источая зловоние.

Так и писали, что идешь по грязи, задыхаешься от запахов и натыкаешься на настоящий дворец, который был вровень столичным.

Статуи, красота, приказчики… И рядом грязь, пыль, и нечем дышать от зловония. Вот такой был мир тогда.

Первые лет тридцать в Благовещенске была тоска, особенно зимой. Почта не доходила или приходила редко, зимой все замерзало, и жизнь здесь была отрезана от большой земли.

Она была скучна. Сами посудите: в карты наигрались, друг дружку пообсуждали, перессорились. Потом стало заметно развитие, гастроли, концерты, театры.

Пресса — зеркало жизни

Фото: Архив АП

В 1895 году в Благовещенске начала издаваться первая газета. Она так и называлась —«Амурская газета». Там печаталась местная хроника, письма в редакцию, стали освещаться грани местной жизни, и общество стало оживать. Это видно по прессе. В начале ХХ века в Благовещенске началась бурная интересная жизнь. Тогда пришел синематограф.

Посмотрите сегодняшний отчет с любого Заксобрания или другого чиновничьего заседания. Все очень сухо и малоинтересно.

Я нашел подшивки более чем сорока изданий, которые выходили в дореволюционном Благовещенске. Журналистика тогда была однобока, эмоциональная и предвзятая. Сегодня, на мой взгляд, она стала сухой и официальной.

Посмотрите сегодняшний отчет с любого Заксобрания или другого чиновничьего заседания. Все очень сухо и малоинтересно.

В дореволюционное время журналист писал материал с заседания городской думы Благовещенска, живо и образно передавая все эмоции, выкрики с мест, остроумные реплики. Писали, кто кого ударил, обругал и проклял.

Когда я в первый раз стал читать материал из городской думы, то сразу решил, что это скучно и неинтересно. А на самом деле оказалось увлекательное чтение, от которого невозможно было оторваться. Чтение сродни детектива.

А когда начинаешь читать прессу первых советских пятилеток, то это как Земля и Марс. Как белое и черное. Контраст сумасшедший.

Хотел бы я жить в то, дореволюционное время? Честно скажу: чем больше узнаю и погружаюсь в то время, тем меньше у меня желание в нем жить.

Помню, в знаменитой Ленинской библиотеке, напитанный чтением дореволюционной благовещенской прессы, попросил газеты революционных двадцатых годов.

Когда открыл подшивку — обомлел. Это был жуткий откат в средневековье. И по шрифту, и по верстке. Полное отсутствием рекламы. Про тексты просто молчу. Это был иной мир. Понимаешь, что торговли уже не было. Все закрыто на «лопату», образно говоря. Никаких мехов и красных дорожек.

Сплошняком шли нормативы, планы и отчеты. И ты осознаешь, что это уже другая эпоха. Неподготовленному туда нырнуть — жуткая история.

Хотел бы я жить в то, дореволюционное время? Честно скажу: чем больше узнаю и погружаюсь в то время, тем меньше у меня желание в нем жить.

Экология была жуткая, питание скудное, медицина практически на нуле, эпидемии полыхали. Еще тогда было легко умереть от насильственной смерти. Преступность была сумасшедшая, вас могли убить случайно и специально. В прессе того времени огромное число заметок о шальных пулях, от которых гибли люди. Молодежь развлекалась, кто-то случайно выстрелил и убил человека. Такое было частым явлением.

БЛИЦ-ВОПРОСЫ

Фото из личного архива

— С кем из живущих в дореволюционном Благовещенске вы хотели бы пообедать?

— С командой торгового дома «Чурин». Не только пообедать. Для меня было бы счастьем с ними пообщаться. Послушать их.

— Пять вещей, которые бы взяли на необитаемый остров?

— Это Библия, семейные фотографии, какое-то еще чтение, помимо слова божьего. И почтовую карточку дореволюционного Благовещенска. (Улыбается.)

— Бог на свете есть?

— Безусловно!

— Какое качество вам помогает жить?

— Жизнелюбие. Я люблю жизнь.

— Вы заступитесь за слабого?

— Всегда!

— Какие качества мешают жить?

— Эмоциональность и иногда гордыня.

— Чего вам хочется от жизни?

— Понять смысл самой жизни.


 

ИСТОРИЯ БЛАГОВЕЩЕНСКА И НЕОКРАЕВЕДЫ В МАТЕРИАЛАХ АП 

Возрастная категория материалов: 18+