Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №33 (28975) от 26 августа 2021 года
Издается с 24 февраля 1918 года
19 сентября 2021,
воскресенье

Руководитель гамовского мятежа принял советское гражданство

Страницы истории

Одно из первых крупных выступлений против советской власти на территории Дальнего Востока - мятеж Гамова - нашло отражение в исторической и мемуарной литературе. Но о конкретном человеке, первом выборном атамане Амурского казачьего войска Иване Михайловиче Гамове, до сих пор известно мало.

Руководитель гамовского мятежа принял советское гражданство / Одно из первых крупных выступлений против советской власти на территории Дальнего Востока - мятеж Гамова - нашло отражение в исторической и мемуарной литературе. Но о конкретном человеке, первом выборном атамане Амурского казачьего войска Иване Михайловиче Гамове, до сих пор известно мало.

В литературе и воспоминаниях участников Гражданской войны обычно подробно описывается ход антисоветского выступления. Причем особый упор делается на «ограбление» Госбанка, сводящее политическое выступление к заурядному акту бандитизма. Казак, учитель, депутат Фамилия Гамовых была до 1920 года достаточно распространена на Амуре. Большинство ее носителей проживало на хуторе Верхнеблаговещенском Екатерининского станичного округа с середины XIX века, занималось хлебопашеством и несло службу в нижних чинах. До революции 1917 года в хуторе насчитывалось более десятка семей Гамовых. Учитель и заведующий хуторской школой И. Гамов стал известен после избрания его в 1912 году депутатом IV Государственной думы от Амурского и Уссурийского казачьих войск. Очевидно, его депутатская деятельность и достаточно широкая известность среди казачества привели его на пост войскового атамана весной 1917-го. Второй войсковой казачий съезд, неудовлетворенный работой наказных атаманов, 20 апреля 1917 года постановил: «На должность председателя войскового правления и наказного атамана Амурского казачьего войска избрать члена Государственной думы Ивана Михайловича Гамова». Эвакуация Амурского сов-наркома и уход красногвардейских отрядов из Благовещенска в сентябре 1918 года привели к восстановлению Амурского казачьего войска на всей территории области. Была проведена мобилизация в Амурский казачий полк. Прощальное слово Гамов, оставаясь на посту атамана, пытался сохранить казачество как организованную государственную силу. Однако трансформация власти в Сибири и на Дальнем Востоке от «демократической директории» к военной диктатуре адмирала Колчака в сочетании с самовластием местных «правительств» привела к необходимости выбора дальнейшего пути. Нет прямых свидетельств, раскрывающих причины ухода Гамова с поста войскового атамана. В прощальном приказе к войску от 28 февраля 1919 года он писал: «После непрерывной почти двухлетней службы на благо родного войска я вынужден оставить Атаманскую булаву, ибо чувствую, что здоровье мне изменило. Невероятно тяжелые условия, при наличии коих мне пришлось работать, не прошли для меня бесследно. Будучи избранником 4-х войсковых кругов, я прилагал все свои силы, все свое разумение, дабы поднять благосостояние войска и упрочить его авторитет. Уходя, я могу смело сказать, что оставляю моему преемнику уже налаженное дело, что на его долю выпадает лишь забота об улучшении его, а самое главное - уже сделано... Покидая свой пост, я все же всегда буду продолжать работу на благо войска, на этот раз в роли обычного члена войсковой семьи, ибо нет ничего, что было бы для меня дороже интересов войска... Низко кланяюсь сынам родного войска и еще раз благодарю за то в высшей степени высокое доверие, кое мне было оказано четырехкратным избранием в войсковые атаманы...» Эмигрант под N 1182 С февраля 1919 года имя Гамова исчезает из текущих документов Амурского казачьего войска и полка. Вновь оно упоминается через 15 лет в документах Бюро российских эмигрантов в Маньчжурии. Она насчитывала не менее 200 тысяч человек, из них казаков - до 25 тысяч. После оккупации Маньчжурии Японией было создано Бюро российских эмигрантов в Маньчжу-Ди-Го, которое стало органом управления бывшим российским населением, осуществляло текущий контроль за состоянием эмигрантской среды и использовало ее членов в антисоветской деятельности. После освобождения территории Северного Китая советскими войсками большая часть российских эмигрантов и архивы были вывезены в Советский Союз. В 1950 году типографским способом, под грифом «секретно» архивным отделом УМВД по Хабаровскому краю был издан «Справочник-список руководящего и рядового состава - членов белогвардейского «Союза казаков на Дальнем Востоке», находившегося на территории Маньчжурии». Среди более 7000 казаков в справочнике под N 1182 указано имя И. М. Гамова. И это все о нем В деле Гамова основную ценность представляют две анкеты, заполненные соответственно 10 марта 1935-го и 28 февраля 1944 года. Основные документы заполнены собственноручно Гамовым или им подписаны. Иван Михайлович родился 18 марта 1887 г. в семье казака хутора Верхнеблаговещенского Екатерининского станичного округа, отец занимался хлебопашеством. Православный. С 1920 по 1925 год служил учителем (преподавал арифметику и историю) в школах Северо-Маньчжурской железной дороги, с 1925 по 1945 г. - заведующим в русских школах Северной Маньчжурии. Состоял в Амурской станице Военно-казачьего союза в Харбине, почетный казак станицы. В газетах, журналах не работал. До 1944-го входил в состав правления Русского учительского общества. В гражданскую войну участвовал в боях против красных в Амурской области. С 1917-го по 1920-й считает себя состоящим на военной службе, военного образования не имеет. В мирное время не служил, орденов и знаков отличия не имеет, ранений и контузий тоже. Член IV Государственной думы от Амурского и Уссурийского казачьих войск. В 1913 г. уехал в Петроград в связи с избранием в Думу, в 1917-м вернулся в Благовещенск. Был председателем войсковой управы и войсковым атаманом Амурского казачьего войска с 1917 по 1919 годы. В последние годы домашний адрес: Модягоу, Старохарбинское шоссе, 83, школа. Родственников, состоящих выездными в СССР, не имеет. В Благовещенске остались братья - Лев и Михаил Михайловичи Гамовы, связи с ними не имеет с 1920 г. Ходатайства о советском подданстве не подавал и не собирается, в иностранном подданстве не состоял. При массовом выезде в СССР уехать не захотел и не желает. На момент заполнения списка временно заведовал школой на Старохарбинском шоссе, жалованье 119 гоби в месяц, пенсии не получал, на иждивении жена. Недвижимого имущества не имел и не имеет. Занимал казенную квартиру: комната и кухня. Перемещения по работе не желает. В иностранных фирмах не служил. Хорошо владеет английским языком. Под судом и следствием ни при каких властях не был. Близкий знакомый в Харбине - Ефим Иванович Шестаков, эмигрант, домовладелец. В Маньчжурию прибыл из Благовещенска, нелегально бежал через границу. В 1939 г. ездил в Дайрен с экскурсией, в другие места не выезжал. Разрешения на выезд в Советскую Россию никогда не имел. По убеждениям монархист. До 1917-го в революционных партиях не состоял, в советских организациях тоже, агентом ГПУ не был. В советские учреждения подписки не давал; до 1917 года и при большевиках в разведорганах не состоял. Советский гражданин без родины В личном деле Гамова последние по времени документы и выписки из харбинской газеты «Время» относятся к концу мая 1945 года. Свидетельств о дальнейшей судьбе атамана и его семьи пока нет, хотя легенды на этот счет существуют. Одна, ведущая свое начало с 1918 года, о присвоении войсковым правительством золотого запаса Благовещенского отделения Госбанка, не имеет никаких оснований. В том же году ценности были переданы в отделение Госбанка в Харбине и находились под контролем управляющего Китайско-Восточной железной дорогой генерала Хорвата. После 1945 года Иван Михайлович принял советское гражданство, но на родину не вернулся. Продолжал жить на одной из станций КВЖД, завел собственное хозяйство, умер в пятидесятые годы. По данным МГБ СССР, Гамов в 1946 г. принял гражданство СССР и проживал на ст. Вэйшахэ, где занимался пчеловодством. Органы госбезопасности располагали данными о его местонахождении в Маньчжурии, однако никаких репрессивных мер к нему не применялось. Малоактивный человек Несмотря на то что после разгрома японской Квантунской армии многие эмигранты в период с 1945 по 1954 год вернулись на родину, благовещенский казак такого решения не принял. Почему? Об этом только можно догадываться. Во-первых, видимо, груз вины за активное участие в Гражданской войне на Амуре на стороне белой армии и за официальное сотрудничество с японским командованием угнетал его. Во-вторых, в первые годы пребывания в Маньчжурии (гор. Сахалян) он поддерживал тесные связи с антисоветски настроенными белыми казачьими генералами, ставившими своей целью свержение советской власти. Являлся членом Союза Амурского казачьего войска в Маньчжурии. С переездом в Харбин он прекратил с ними прямые связи и посвятил себя учительству. Как бывший депутат Государственной думы, бывший атаман Амурского казачьего войска оставался надежным оплотом главарей эмиграции в Маньчжурии. Вместе с тем, по собираемым о Гамове сведениям 3-м отделом Бюро российских эмигрантов и через своих источников, он характеризовался уже как малоактивный человек, потерявший авторитет (видимо, в среде активистов белой эмиграции). Знал ли об этом Гамов, получали ли его согласие на вхождение в состав амурского правительства под протекторатом Японии и в других организациях, нигде не говорится. А в официальных документах БРЭМа он указывает об этом отрицательно. Из книги В. Абеленцева «Амурское казачество XIX - XX вв.» (печатается в сокращении).

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Возвращение к смешанной системе: как амурчане выбирали Госдуму и Заксобрание в разные годыВласть
Четыре учреждения культуры отремонтируют в Приамурье благодаря нацпроектуОбщество
В Благовещенске — до плюс 21, без осадков: погода на 20 сентября  Общество
В центральной части Благовещенска ликвидируют порыв водоснабжения  Происшествия
В Приамурье выявлено 119 новых случаев коронавирусаКоронавирус
Закрытие фестиваля «Амурская осень»: 20 наград-журавлей разлетятся по всей странеОбщество

Читать все новости

Страницы истории

От сказки до политического триллера: «Записки о Дальнем Востоке» презентовали в Благовещенске От сказки до политического триллера: «Записки о Дальнем Востоке» презентовали в Благовещенске
«Декабрист» Иван Янковский: «Хуже равнодушия нет ничего»
По следам Даттана: правнуки совладельца универмагов «Кунст и Альберс» приехали в Благовещенск
Семь дней июля: 119 лет назад ихэтуани осадили Благовещенск
 «А был ли подземный ход?»: ученые и краеведы спорят о существовании тайника в Благовещенске
Система Orphus