Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №15 (28957) от 22 апреля 2021 года
Издается с 24 февраля 1918 года
24 апреля 2021,
суббота

Федор Сидоров: «Надо бороться не против золотодобытчиков, а за чистые реки»

Генеральный директор прииска «Соловьевский» — об итогах года и имидже отрасли

Экономика

Амурская золотодобыча последние годы — в центре экологических скандалов. Жители северных районов пишут многочисленные жалобы на грязные реки, надзорные ведомства ужесточают контроль и взыскивают миллионные штрафы. Как старейшая и уважаемая в регионе отрасль стала преступной и безответственной? Очень просто. Рекордная цена на драгметалл привела в тайгу компании, далекие от законодательства и технологий. «Пришли хищники, которые ничего не знают и не умеют. А то, что золотодобыча — это высокотехнологический процесс, которым занимаются профессионалы, об этом забыли», — констатирует генеральный директор АО «Прииск Соловьевский» Федор Сидоров. Об итогах 152-го года работы старейшего в регионе предприятия, борьбе за экологию и имидже золотодобычи он рассказал в интервью «Амурской правде».

Федор Сидоров: «Надо бороться не против золотодобытчиков, а за чистые реки» / Амурская золотодобыча последние годы — в центре экологических скандалов. Жители северных районов пишут многочисленные жалобы на грязные реки, надзорные ведомства ужесточают контроль и взыскивают миллионные штрафы. Как старейшая и уважаемая в регионе отрасль стала преступной и безответственной? Очень просто. Рекордная цена на драгметалл привела в тайгу компании, далекие от законодательства и технологий. «Пришли хищники, которые ничего не знают и не умеют. А то, что золотодобыча — это высокотехнологический процесс, которым занимаются профессионалы, об этом забыли», — констатирует генеральный директор АО «Прииск Соловьевский» Федор Сидоров. Об итогах 152-го года работы старейшего в регионе предприятия, борьбе за экологию и имидже золотодобычи он рассказал в интервью «Амурской правде».

Битва с пандемией

— Федор Валентинович, в этом году пандемия стала вызовом для всей экономики. Коронавирус отразился на вашей работе?

— Понятно, что год очень тяжелый и очень непростой в связи с пандемией. Мы с весны очень строго выполняем все распоряжения Роспотребнадзора: сразу создали штаб, который быстро и четко следит за ситуацией, проводится обязательное тестирование, обсерваторы перед заездом работников на вахту и после. Но контролировать ситуацию всё сложнее — мы убедились, что тесты на 40 процентов недостоверны. Сегодня они показывают отрицательный результат, а на самом деле человек больной. Такие случаи у нас были в Забайкалье, мы больных сразу изолировали и отправляли на лечение. Справляться все сложнее — и такая ситуация не только у нас, по всей стране.

— Пандемия стала для вас самым серьезным вызовом за последние годы?

— Не скажу, что самым серьезным — незнакомым. Потому что мы не знали, чего ждать, как будет развиваться ситуация и чем нам это грозит. Приходилось учиться. Надеялись всей душой, что все быстро пройдет, но не прошло. В этом году принял решение создавать серьезную медицинскую службу на предприятии. Никто не знает, как долго будет длиться ситуация с ковидом, возможны и другие угрозы. Поэтому будем привлекать специалистов и развивать это направление.

— Отразится ли ситуация на годовых показателях и планах на будущий год?

— Несмотря на трудности, цифры в этом году все равно радуют. Мы добудем на 7—8 процентов больше золота, чем в прошлом году. Две трети у нас составляют россыпи — примерно 2,7 тонны, руда — тонну. Благодаря цене на золото этот год нельзя назвать неудачным. Да, пришлось серьезно вложиться в борьбу с пандемией, ущерб есть, но он не критичен. Нам жаловаться грех, мы выполняем все намеченные планы.

В будущем году запустим новое золоторудное предприятие в Забайкалье. Сегодня уже инвестиции вложены на 90 процентов, осталось только фабрику достроить. А горные дела идут в полный рост, золото уже добываем, складируем — руда уже ждет, когда начнем ее перерабатывать. Ведем активную геологоразведку и по россыпям, и по руде. Это, пожалуй, основное направление инвестиций.

— На сколько лет спокойной работы вы обеспечены запасами?

— Спокойно работать нельзя ни одного дня — работа у нас беспокойная. (Смеется.) Но сегодня, если вообще ничего не делать, на 15 лет мы обеспечены. Но я об этом даже разговоров не веду — прирост каждый год, мы не останавливаемся. И месторождения покупаем, и разведку ведем, и производительность повышаем.

«За отрасль обидно»

— Федор Валентинович, согласитесь: золотодобыча всегда была гордостью и одним из локомотивов развития Амурской области. Однако последнее время отрасль лихорадит: жалобы от населения на грязные реки, проверки, штрафы. Под негатив попали даже те, кто работает давно и законопослушно — в том числе ваше предприятие. Вам не обидно?  

— Конечно, это очень обижает. Амурской области — 160 лет, а амурской золотодобыче — 150. У нас в прииске коллектив формировался последние 60—70 лет — мы создали целое поколение золотодобытчиков, это элита дражного флота. Но последние годы в россыпи лезут хищники, которые ничего в этом не понимают, не знают и не умеют. А то, что золотодобыча — высокотехнологический процесс, которым занимаются профессионалы, об этом забыли.

У нас самый большой дражный флот в России, много участков раздельной добычи. На Нагиме мы создали просто уникальный комплекс — все кто приезжают, поражаются. Мы сами совершенствуем старательские приборы, добились производительности 240 тысяч кубов в год — это с ума сойти! В советское время приборы давали от 80 до 120 максимум — то есть мы в два раза увеличили производительность, это позволяет нам перерабатывать бедные по содержанию пески. Никто в стране не достиг таких цифр.

Никто так, как мы, сезон не продлевает — наши драги работают до конца декабря. А это всё технологии. Но вокруг только и слышно, что золотодобытчики — вредители. Очень много негатива в социальных сетях: сегодня любой человек анонимно может вылить грязь на предприятие — и ему ничего за это не будет. И нам даже ответить некому! Всё это серьезно бьет по имиджу отрасли. 

В обществе надо менять отношение к золотодобыче. Да, я согласен, что экологические проблемы есть, они очень важны — мы с каждым годом всё больше и больше внимания уделяем внимания этой теме. Я понимаю и губернатора, который призывает ужесточить контроль. И министерство природных ресурсов, которое пытается бороться, использует мобильную лабораторию — мы все хотим, чтобы реки были чистые. 

Но, как говорится, как бы нам с грязной водой и самого младенца не выплеснуть. Есть добросовестные предприятия, а есть нет. Но на самом деле, попасть в недобросовестные очень легко — даже нам.

— Как?

— Сегодня в стране для золотодобычи предельно допустимая концентрация взвеси в воде составляет 0,25 грамма на литр. Если чуть превысили ПДК — наказывают. Я больше 40 лет в золотодобыче — и этот показатель ни разу не менялся. Считаю, что эта норма — за гранью реальности, технически она очень трудновыполнима. И все эти годы и я, и мои коллеги эту проблему озвучиваем. На мой взгляд, когда закон невыполним, то уважение к нему теряется. Надо эту проблему решить, чтобы отделить добросовестных золотодобытчиков от недобросовестных.

Есть компании, которые просто не выполняют требования закона — не хотят тратиться на технологии. Они хищники! Незаконный промысел остался и процветает. Но всегда легче проверять предприятие, которое на виду, — найти нелегалов в тайге тяжело. Большинство законопослушных, опытных золотодобытчиков мутят воду не потому что не хотят выполнять условия превышения ПДК, а потому что это технически очень сложно. Но называть их тоже недобросовестными — неправильно.

— Почему не удается пересмотреть эту норму? Нужны какие-то законодательные инициативы?

— Эту проблему нельзя решить одним росчерком пера. Нет такого человека, который бы сказал: 0,25 — это слишком мало, давайте сделаем 0,50—0,60. Нужны очень серьезные исследования, должны работать научные институты и в результате определить этот реальный показатель. Речка работает — она сама несет эту грязь, песок. После паводка — вода сразу мутная. Получается, река и сама недобросовестная, раз превышает ПДК?

— Некоторые общественные экологические организации не вникают в проблему и просто предлагают запретить добычу россыпного золота.

— Это же дикость! Получается как по Салтыкову-Щедрину: булки на деревьях растут? Ведь золотодобыча — это современное производство, это тысячи рабочих мест.

Наше предприятие — частное, но мы дивиденды не платим, все вкладываем в развитие. Прииск «Соловьевский» в этом году перечислит в бюджеты всех уровней около четырех миллиардов рублей. Эти деньги будут работать на социальную сферу, на развитие нашей области. Это что, не важно?! А 2,5 тысячи работников — мне им сказать, что их труд не нужен и распустить по домам? Наболело! Не хочется, чтобы к нам относились, как к изгоям. Я уверен, что надо бороться не с золотодобытчиками, а за чистые реки. И не только штрафами и наказаниями — нужно подойти к этой проблеме комплексно.

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Компания «Петропавловск» за последний квартал снизила в Приамурье добычу золота в два разаКомпания «Петропавловск» за последний квартал снизила в Приамурье добычу золота в два раза
Березитовый рудник объявляет о начале конкурса «Добывая лучшее будущее»  в районах ПриамурьяБерезитовый рудник объявляет о начале конкурса «Добывая лучшее будущее» в районах Приамурья
Новым главой офиса «Петропавловска» в Благовещенске назначена Ульяна Леванова
Василий Орлов предложил ужесточить требования для нарушителей природоохранного законадательства
«Березитовый рудник» в 2020 году увеличил объем производства золота на 14 процентов
Как остановить старательский беспредел на севере Приамурья
В Амурской области на известном месторождении планируют построить золотоизвлекательную фабрику
Дуальное обучение специалистов для золотодобычи планируют внедрить в Амурской области
Василий Орлов: «Количество проверок золотодобывающих компаний необходимо увеличивать кратно»
Житель Белогорска получил приговор за покупку золота на три миллиона рублей

Раки накопят силы для рывка, а Девы покажут деловую хватку: гороскоп на 24 апреляСоветы
Ветеринары установили причину массового падежа свиней в Зейском районеОбщество
Кольцевая развязка на улице Калинина в выходные будет закрыта для движенияОбщество
В Амурской области для авиапассажиров возвращают обязательное «ковидное» анкетированиеКоронавирус
Оперштаб разрешил Белогорску провести Кубок ДВ по футболу с соблюдением антиковидных нормОбщество
Магдагачинские пожарные спасли заточенного в колодце теплотрассы щенкаОбщество

Читать все новости

Экономика

Больше 25 миллионов рублей запросили амурские бизнесмены в качестве антикризисных субсидий Больше 25 миллионов рублей запросили амурские бизнесмены в качестве антикризисных субсидий
Самолеты из Благовещенска в Февральск и Экимчан начнут летать в мае
Пыль ограничивает видимость: в Амурской области заасфальтируют 15 километров трассы «Лена»
Компания «Петропавловск» за последний квартал снизила в Приамурье добычу золота в два раза
Электронные визы помогут кратно увеличить турпоток в Амурскую область
Система Orphus