• Фото: Владимир Воропаев

Среди многочисленных участников ледового творчества, которые рисовали открытки семьями, школьными и рабочими коллективами, с соседями и односельчанами — это были единственные медики в Приамурье, создавшие свою картину на льду. И хотя она не победила в конкурсе «Амурской правды», наш спецприз «Золотые сердца» мы единогласно присудили константиновским докторам.

Идею поддержали только медики

Сподвигла коллег выйти с лопатами и метлами на ледовый экспромт начмед Константиновской районной больницы Оксана Заломская.

— Однажды я пришла с работы поздно вечером, упала без сил на диван, лежу и рассматриваю в «Инстаграме» «Амурской правды» ледовые открытки, — рассказала предысторию Оксана Михайловна. — Думаю: «Какая красота. А мы что же?!» Утром позвонила в отдел молодежной политики: мол, давайте тоже поучаствуем. А мне отвечают: «Ой, это так тяжело, и холодно. А школьников лучше не привлекать — у них же подготовка к ОГЭ и ЕГЭ». Словом, поддержку я не нашла и бросила клич в нашу больничную группу в «Ватсапе»: сбор в воскресенье, кто желает поучаствовать — приходите. Если честно, я ожидала, что народу придет больше.

На призыв откликнулись два педиатра: Ксения Кириенко и Наталья Черемисина, которую поддержал муж Виктор Комлев — активный пенсионер, сподвижник и помощник в любых общественных и спортивных делах для всего дружного коллектива районной поликлиники. А сплотила всех Оксана Заломская. Всего три месяца назад она заняла должность заместителя главного врача Константиновской ЦРБ по лечебной части. А до этого не один год возглавляла поликлинику.

Оксана Заломская, начмед Константиновской ЦРБ:

 

«На следующий год тоже хотим сделать ледовую открытку, но подход уже будет более творческий».

«Пришлось потеснить культуру»

Тут же, в кабинете главы района, мы хотели было вручить призы АП за ледовую картину Оксане Заломской и ее коллегам, но Александр Колесников нас остановил: «Это же медики! На снимках они должны быть в белых халатах». Мы не спорили. Тем более что от администрации до Дома культуры, куда временно переехала поликлиника, — рукой подать. Всего‑то надо перейти дорогу.

— Пандемия дала большой толчок и сориентировала нас на то, что нужно в корне менять многие подходы в здравоохранении, — провожая нас, рассуждал Александр Семенович. — Это касается обновления лечебного оборудования в стационаре и поликлинике, фельдшерско-акушерских пунктов. Мы сейчас уже завершаем строительство двух новых ФАПов в селах Войково и Новопетровка. А ремонт поликлиники для нашего района — это событие года. Она раньше неплохо смотрелась снаружи, а теперь еще кардинально изменится и внутри: будет красивая, удобная для врачей и пациентов.

 Фото: Владимир Воропаев

В фойе Дома культуры нас встретил строгий форпост Надежды Захаровны. Мимо не пройти, пока не измеришь температуру.

— На мне ответственность: не пропустить больных. Не смейтесь! И сумки на пол не ставьте: столько народу ходит, коронавирус носят, — строго предупредила гардеробщица ДК, со всей ответственностью выполняя рекомендации «квартирантов-медиков».

В храме местной культуры два входа. Их еще осенью четко разделили: с одной стороны заходят посетители ДК, а с другой — пациенты поликлиники.

— Но многие люди с какой стороны идут, в те двери и заходят. Из-за этого у нас возникали конфликты с работниками культуры. Они опасались инфекции и сильно возмущались: «Ваши больные ходят по нашим коридорам. Они нас заразят!»

«А почему наши‑то?! — рассуждала Наталья Черемисина, пока мы шли по коридору в ее кабинет. — Столько негатива, столько обидных слов пришлось выслушать. Мы из‑за переезда сами испытывали такие неудобства, других лечили, себя в первую очередь подвергая опасности, и тут еще такое вот непонимание».

«Жили как в аду!»

 Фото: Владимир Воропаев

На вопрос: «Как жили последнее время?» Ксения Кириенко — она и за терапевта, и за пульмонолога — откровенно ответила: «Как в аду!»

Капитального ремонта поликлиники и медики, и пациенты ждали не один год. «С одной стороны радость, а с другой… Переезд совпал с началом эпидсезона и волной ковидной пандемии. Поток больных стал бесконечным. По 70 и более пациентов в день. И вся нагрузка ложилась на трех терапевтов. Пока перевезли и подключили оргтехнику, врачам приходилось заполнять медкарточки вручную. Это замедляло работу.

Фото: Владимир Воропаев

«Сейчас уже легче — ковид пошел на спад. А раньше хотелось только одного: как бы поспать».

После приема еще нужно было бежать из ДК в стационар, чтобы поработать за свободным компьютером — внести в общую базу необходимые записи. А потом уставшие доктора садились в машины и до самой ночи обслуживали вызовы на дом по всему району. Проводился большой забор мазков у ковидных пациентов. Положительные тесты приходилось отрабатывать в круглосуточном режиме — с кем и когда контактировал больной.

— В шесть встаешь, а домой возвращаешься в лучшем случае в девять вечера. Моя маленькая дочка меня практически не видела, всё это время жила у бабушки. Позвонишь и слышишь писк ребенка в трубке: «Мама, я хочу домой!» — в голосе Ксении Александровны нежность и накопившаяся усталость. 

Приятная миссия

 Фото: Владимир Воропаев

За разговорами мы чуть не забыли про нашу приятную миссию. «Дорогие мои доктора, — спохватилась я. — Вы единственные медки в Приамурье, кто вышел на лед и нарисовал открытку. Вам за это наша благодарность и приятные сюрпризы».

— Спасибо большое! Подушечки такие классные. А что это там гремит? — засмеялась Наталья Викторовна.

— Это точно не спиртное, — достала я из пакета фирменные кружки «Амурской правды» с изображением ледовой открытки из Маркова. — Но при желании сюда можно налить кое‑что и покрепче чая, если решите на будущий год еще одну ледовую картину делать.

Александр Колесников, глава района:

 

«Уже полгода врачи нашей районной поликлиники работают, можно сказать, в авральных условиях. Сначала был долгий переезд в Дом культуры, потом пошла волна пандемии. И они еще полны энтузиазма — открытку ледовую сделали. Молодцы!»

— Обязательно! — заверил Виктор Комлев, муж терапевта. — В этот раз был чистый экспромт, мы же заранее не готовились, эскизы не рисовали. Всё делали по наитию. На следующий год более творчески к вопросу подойдем. Хотели делать открытку на Амуре, но там ветрами весь снег снесло. А на окраине села есть озерко — бывший карьер, он находится в низине, поэтому снега много. Приехали, сначала очистили площадку, а потом почти четыре часа ползали на коленках, руками сгребая снег. Ничего, зато весело было.

Улыбки, обаяние. Фото готово. Жаль, что Оксаны Михайловны уже к этому времени с нами не было. Ей срочно пришлось уехать в Благовещенск — семейные обстоятельства.

Ледовые приключения

 Фото: Владимир Воропаев

В кабинет заглянула заведующая поликлиникой Кристина Васильевна: «Наталья Викторовна, вам долго еще? Пациент срочный, с температурой». Больше отвлекать от работы докторов не стали. К месту ледовой открытки нас согласился отвезти супруг терапевта.

— С этой открыткой столько приключений. Работу закончили, а фото как сделать? Хорошо, Александр Семенович помог. По просьбе главы района одна из производственных организаций пригнала нам высотную вышку. Снимок получился даже лучше, чем тот, который потом ещё с квадрокоптера делали. Правда, нам еще час пришлось эту вышку из сугробов вытаскивать. Берег крутой, и еще вымоина, машина застряла колесами. Мы там весь песок перелопатили, чтобы ее вытащить. Весело было, — делился подробностями процесса Виктор Комлев, когда мы ехали к озеру.

Медики рады, что никто из местных вандалов не повредил их ледовое творение.

Накануне медики приезжали сюда и всё почистили. Но в пятницу погода резко испортилась. И открытку опять припорошило снегом. Утопая в сугробах, мы стали спускаться с бугра. Провожатый пытался по ходу нарвать веник из бурьяна, чтобы было чем расчистить лед. Но потом решили этого не делать.

— Кто‑то там уже потоптался с краю, — заметил Виктор. — Но картинку не поломали — это хорошо. Мы переживали, что наши местные вандалы приложат свои усилия. Не тронули. Буквы все видно, цифры видно, а это главное.

«Люди звонили, благодарили. Мы радовались и верили: все будет хорошо».

Про Кубань и нашу бесплатную медицину

На обратном пути Виктор Комлев рассказывал, как однажды решил переехать из Благовещенска в село, которое теперь никогда уже на город не променяет; рассказывал, почему у них с женой разные фамилии, и что он очень гордится медицинской династией Сенченко, начало которой положил еще в начале прошлого столетия дедушка супруги.

— Вот все ругают нашу медицину, а Наташина племянница поехала в Краснодарский край, там парня встретила — потомственный казак, веселый такой, приехал в гости, и так ему здесь понравилось, что уже больше года уезжать не хочет. Говорит: «Климат у вас сложноватый, но менталитет другой, людям просто удивляюсь: такие открытые, честные. Всем на Кубани расскажу, какие люди на Амуре живут». Он поражен, что у нас на такое небольшое по меркам Краснодарского края село есть и поликлиника, и хороший стационар. Сделал тут себе операцию и всё удивлялся, что его лечили бесплатно. У них на Кубани нет бесплатного в медицине ничего: любая капельница, любой укол — всё оплачивается. Не дашь деньги, ничего не сделают. Всё познается в сравнении. А у нас люди не ценят то, что у них есть.

Заманили в Константиновку

 «Движение — это жизнь. Вставайте с дивана, и вперед!» — призывает всех доктор Оксана Заломская. На вопрос: «Что самое сложное в новой должности начмеда?» — она не задумываясь ответила: «Бюрократизм! Мы погрязли в бумажной рутине, а хочется больше заниматься медициной и помогать людям». Фото из личного архива.

Об Оксане Заломской мы были наслышаны. После отъезда Эдуарда Хамитова, бывшего главврача районной больницы, которого забрали в министерство на повышение, ее сегодня многие считают негласным лидером местных медиков. Активистка, общественница, спортсменка. Больше десяти лет увлекалась баскетболом, а три года назад встала на лыжи. И так уверенно, что теперь в лыжных гонках отстаивает спортивную честь константиновской медицины. Летом она участвует в велокроссах и автокроссах. Успевает снимать смешные видеоролики о коллегах и организовывать корпоративные праздники. А в прошлом году выиграла конкурс по украшению к Новому году своей усадьбы. Ценный кадр по всех отношениях. Сама не скучает и коллективу не дает завянуть в лечебной рутине.

Сама из Бурейского района, но после медакадемии молодой педиатр выбрала Константиновку. «Потому что к нам на распределение приехали глава района Александр Колесников и главврач больницы Эдуард Хамитов. Они так красиво всё расписали, словом, заманили, — смеется Оксана Михайловна. — Но я ни разу не пожалела, что приехала сюда».

Здесь она состоялась в профессии и сделала карьеру — уже через полтора года молодой педиатр возглавила районную поликлинику, успешно совмещая руководящую должность с врачебной практикой. Здесь встретила свою судьбу и создала крепкую семью. А что еще надо для счастья?! Правда, маленького сыночка Ярика пришлось в полгодика оторвать от груди и передать на руки бабушке. Из-за кадровых проблем молодую маму попросили срочно прервать отпуск по уходу за ребенком: в январе родила, а июне уже вышла на работу. Лечебная необходимость!

Район тоже не остался в долгу — молодого доктора сначала обеспечили комнатой в общежитии, которую оплачивала больница. Потом молодой семье предоставили квартиру, а сейчас супруги уже сами купили себе крепкий дом на земле. «А миллион рублей, который я получила по программе «Земский доктор», всё еще цел. Пока еще не придумала, на что его потратить», — не скрывает Оксана Михайловна, которую ценят и коллеги, и районное начальство.

Доктор в третьем поколении

Наталья Черемисина продолжила известную в Константиновском районе медицинскую династию Сенченко

 Фото: Владимир Воропаев

«Она каждого пациента знает в лицо и по фамилии», — говорят в селе о докторе Черемисиной. Ее ценят за опыт, профессионализм и чуткое отношение к людям.

Я поинтересовалась у Натальи Викторовны, не родственница ли она Виктору Черемисину, занимавшему раньше высокий пост в благовещенской мэрии.

— Это двоюродный брат моего покойного мужа. Он у меня ушел из жизни совсем молодым, когда сын был еще маленьким. А с Виктором Комлевым мы в параллельных классах учились. Когда 15 лет назад решили соединить наши судьбы, я не стала менять фамилию первого мужа. А в девичестве я была Сенченко. Эта фамилия в районе широко известна. Мой дедушка Петр Тимофеевич Сенченко был фельдшером-акушером еще со времен гражданской войны на Дальнем Востоке. Он обслуживал Верхнюю и Нижнюю Полтавки, Золотоножку и другие села. Потом его дело продолжил сын.

На здании районной больницы в Константиновке висит мемориальная доска. Уже в честь отца — Виктора Петровича Сенченко. Он был кардиологом и много лет руководил районной медициной. Две дочери продолжили лечебное дело — стали терапевтами. Старшая сестра Ольга Викторовна 45 лет отдала терапии, а Наталья Викторовна лечит константиновцев почти сорок лет.

— Мой сын — технарь, а племянник продолжил нашу медицинскую династию. Он военный врач. Недавно вернулся из Южной Осетии, где они три месяца оказывали помощь местному населению. Теперь надежда на внука, — улыбается Наталья Викторовна. — Егорке девять лет, такой рассудительный, говорит: «Еще не решил, кем стану». Но термины медицинские уже знает. Руку как‑то порезала, а он так серьезно мне говорит: «Бабушка, рану надо срочно перевязать, чтобы инфекция не попала».

Что меня удивило, я не услышала от Натальи Викторовны ни одной жалобы на трудности, с которыми столкнулись медики во время ковидной пандемии.

— Да, поток пациентов был очень большой, работали порой круглосуточно. Но мы все были мобилизованы и морально к этому готовы. Вот лично для меня самым трудным была не хроническая усталость, когда уже еле ногами передвигаешь, хочется упасть и заснуть, а надо еще ехать на вызовы.

— А что тогда?

— Самое трудное было — видеть, как пациент тяжелеет у тебя на глазах, а ты как врач не можешь ему ничем помочь. Мы впервые столкнулись с ковидом еще летом, но случаи были единичные. А когда пошла волна и люди стали умирать, когда уходили те, кого ты давно знаешь — вот это было просто невыносимо.

— И в это время вы пошли делать открытку. Вместо того чтобы отдохнуть, хорошо выспаться перед дежурством…

— Все так устали от этой пандемии, устали сидеть по домам и бояться ковида. Мы хотели поднять настроение и людям, и прежде всего самим себе. Делали ледовую открытку с таким рвением, с такой радостью… Я потом получила столько добрых сообщений, столько откликов. Люди звонили, благодарили. Мы радовались и верили: все будет хорошо.

Возрастная категория материалов: 18+