Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №47 (29040) от 1 декабря 2022 года
Издается с 24 февраля 1918 года
6 декабря 2022,
вторник

Неспешные прогулки. Бамовский поэт Кузьмин

Общество

Однажды он завалил ко мне в общежитие в два ночи и, будто мы не расставались, хотя не виделись к тому времени уже пару недель, с порога объявил, не здороваясь: «Слушай, старик! Я написал новое стихотворение! Давай, почитаю!» Понимая бесполезность протестов, я поставил чайник. А потом он читал и свои стихи, и еще чьи-то, восхищаясь  точным словом, строкой, образом… Ушел под утро, вдоволь начитавшись и поделившись,  что подготовил сборник и что хочет дать ему название: «Грани».

Неспешные прогулки. Бамовский поэт Кузьмин / Однажды он завалил ко мне в общежитие в два ночи и, будто мы не расставались, хотя не виделись к тому времени уже пару недель, с порога объявил, не здороваясь: «Слушай, старик! Я написал новое стихотворение! Давай, почитаю!» Понимая бесполезность протестов, я поставил чайник. А потом он читал и свои стихи, и еще чьи-то, восхищаясь  точным словом, строкой, образом… Ушел под утро, вдоволь начитавшись и поделившись,  что подготовил сборник и что хочет дать ему название: «Грани».

— Ген, ну как-то не очень свежо… «Грани»… Да  этих «Граней»…

— Старик, ты не понимаешь! Слова — чушь! Важно — их толкование!

Не думаю, что он прислушался ко мне, скорее, к себе. Первый — тонюсенький сборничек его стихов называется «Будни». Он, действительно, о бамовских буднях,  там все глубоко пережитое, увиденное, прочувствованное. И очень личное.

Будучи по жизни  человеком не самым постоянным, поэзии был предан всем своим существом. Жаль, что оставил после себя совсем немного строк. Зато каждая — настоящая. Его стихи знали, они ходили по рукам. Однажды собрались на посиделки у бамовского собкора «Амурки» Николая Усова, тогда и прозвучало еще не изданное:

Гостиница!

Двухкоечная келья,

Настольный свет

Да вьюга за окном.

Чужого пира

Горькое похмелье,

Ночных видений

Грустное веселье

И дух поэм

Над письменным столом!

Гостиница!

Ты как исповедальня,

Мне твой приют

Порой необходим.

Ты — полустанок

Над дорогой дальней,

Где юность

Мне назначила свиданье,

Где так легко стать

Снова молодым.

Во внешности его было что-то демоническое: небольшого росточка, с седыми волосами до плеч и сверкающим, как у таракана, глазом, которым он, казалось, вынимал всю душу, когда впивался им в собеседника. От этого взгляда невозможно было укрыться: он им буравил, он им просвечивал, как рентгеном.

Разного рода семинары  литераторов БАМа проводились с завидной регулярностью, и уровень их был весьма значителен по составу, как самих авторов, так и кураторов, приезжавших из Москвы и Хабаровска, — БАМ в то время  гремел…

Перед очередным заседанием где-нибудь в курилке повисал вопрос, мол, Кузьмин будет или нет? Его присутствие  многим портило настроение. И вот совещание: очередной поэт читает свои опусы, затем слушает  замечания собратьев по цеху. Сначала бамовские коллеги, потом калибр покрупнее — представители журнала «Дальний Восток», Хабаровского книжного издательства… А там и московские литераторы молвят свое слово…  Гена скучающе всех  слушал и делал пометки в своем блокноте. Его единственный глаз выражал скуку и полнейшее непонимание, зачем он здесь находится. Потихонечку поток выступающих иссякал, каждый литератор  получал свою порцию отзывов и успокаивался, рассчитывая получить место в каком-либо печатном издании. И тут наступало время Кузьмина…

Он не спеша, по-иезуитски неторопливо  выходил со своего места и становился перед залом. Словно  собираясь с мыслями, окидывал взглядом совершенно заиндевевшие окна, тяжело вздыхал. И, встряхнув  пачкой листов со стихами,  тихо, с горечью вопрошал: «Как, и вы считаете все это дерьмо поэзией?!»

И начиналась буря. Гена подвергал скрупулезному анализу каждое слово попавшего ему на язык поэта. Это был его звездный час. Он был в центре внимания, он был центром Вселенной, он был вершителем судеб. Он парил над всеми,  как орел высматривал добычу и камнем с высоты бросался на нее, терзал, выклевывал все живое и опять взмывал в небо, и опять бросался уже  на другую жертву! Он был ненасытен и кровожаден, он был жесток и страшен! При этом он был прекрасным оратором, понимающим, где понизить голос до трагического шепота, где возвысить его до жутких высот, а где вдруг сделать паузу,  с тем, чтобы затем резко  завершить словесным  нокаутом.

Что нужно обязательно отметить:  его речь была по делу, его оценки были остры, но справедливы, едки,  обидны, но истинны,  и при этом для него не существовало никаких авторитетов — ни местных, ни столичных. Достаточно упомянуть, что однажды  после одного из таких совещаний он полез драться с самим редактором отдела поэзии журнала «Юность» Олегом Шестинским, не сойдясь с тем во мнении! В своих стихах был тонок, точен и глубок, в отношении к стихам чужим — едок, танкообразен, не знающим никакого снисхождения…   И кто знает, может быть, плеяда ныне известных, чтимых, уважаемых, замечательных бамовских поэтов  стала таковой, в том числе и  благодаря  критике Геннадия Кузьмина?

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

1
06.08.2014, 09:19

Спасибо память и теплые воспоминания о моем отце!!С уважением дочь Г.Кузьмина Ольга!!!

— Кузьмина Ольга
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

«Забот выше крыши»: амурских писателей возглавил автор «Неспешных прогулок» Павел Савинкин«Забот выше крыши»: амурских писателей возглавил автор «Неспешных прогулок» Павел Савинкин
Автор книги «Неспешные прогулки» Павел Савинкин зовет всех на свидание на чердак музеяАвтор книги «Неспешные прогулки» Павел Савинкин зовет всех на свидание на чердак музея
Известный журналист Павел Савинкин: «Моя физиономия вызывает у людей доверие»
Неспешные прогулки с Павлом Савинкиным. Мой друг художник и поэт
Неспешные прогулки с Павлом Савинкиным. Про музей русской водки
Неспешные прогулки с Павлом Савинкиным. Фотописец Акименко 
Неспешные прогулки с Павлом Савинкиным. Дипломатический маневр
Неспешные прогулки с Павлом Савинкиным. Точка, точка, запятая…
Неспешные прогулки с Павлом Савинкиным. Планы полковника Дмитриева
Неспешные прогулки с Савинкиным. Рассказки цвета неба
Неспешные прогулки с Павлом Савинкиным. В гостях у поэтической коняги

Шестеро амурчан выступят на Кубке СНГ по тхэквондо в БелоруссииОбщество
На строительство новой школы в Экимчане потратят больше 690 миллионов рублейОбщество
В Приамурье 34 молодые семьи получили выплаты на погашение дальневосточной ипотекиЭкономика
Морозы в начале декабря в Приамурье превысили январскиеОбщество
Компания из Хабаровска построит ледовый городок в Белогорске за 2,1 миллиона рублейОбщество
Дикую рысь в Свободном охраняет полиция с собакойПроисшествия

Читать все новости

Порядок слов Александра Ярошенко

Общество

Шестеро амурчан выступят на Кубке СНГ по тхэквондо в Белоруссии Шестеро амурчан выступят на Кубке СНГ по тхэквондо в Белоруссии
На строительство новой школы в Экимчане потратят больше 690 миллионов рублей
Морозы в начале декабря в Приамурье превысили январские
Компания из Хабаровска построит ледовый городок в Белогорске за 2,1 миллиона рублей
Амурчане вновь станут новогодними волшебниками для воспитанников детских домов и приютов
Система Orphus