Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №3 (28893) от 23 января 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
27 января 2020,
понедельник

Трое и Ерофеев: «Большую книгу — 2019» выиграл авторский коллектив

Общество

В Доме Пашкова в Москве назвали победителей национальной литературной премии «Большая книга» — в 2019 году вершину пьедестала заняло авторское трио Олега Лекманова, Михаила Свердлова и Ильи Симановского. Они совершили документальный экскурс в биографию писателя Венедикта Ерофеева — сам основоположник русского постмодернизма, заметим, при жизни никаких наград не удостоился. 

Трое и Ерофеев: «Большую книгу — 2019» выиграл авторский коллектив / В Доме Пашкова в Москве назвали победителей национальной литературной премии «Большая книга» — в 2019 году вершину пьедестала заняло авторское трио Олега Лекманова, Михаила Свердлова и Ильи Симановского. Они совершили документальный экскурс в биографию писателя Венедикта Ерофеева — сам основоположник русского постмодернизма, заметим, при жизни никаких наград не удостоился. 

Авторы художественных произведений до первого места не дотянулись: вторую ступеньку отдали Григорию Служителю, написавшему «Дни Савелия», а «бронза» досталась роману Гузель Яхиной «Дети мои». Таким образом, ни с чем остались очень даже известные претенденты на премию, среди которых — Евгений Водолазкин, Линор Горалик и Алексей Сальников. Рассказываем подробнее о победивших изданиях и их авторах.

Олег Лекманов, Михаил Свердлов, Илья Симановский

«Венедикт Ерофеев: посторонний»

Написать биографию столь противоречивого человека, как Венедикт Ерофеев — задача не из простых. Достаточно вспомнить, кем автор прозаической поэмы «Москва — Петушки» успел поработать в жизни: в этом списке вычурных профессий и геолог-бурильщик, и сторож в вытрезвителе, и даже лаборант экспедиции по борьбе с окрыленным кровососущим гнусом. При этом писательский труд источником реального дохода для Ерофеева не являлся: по-настоящему его произведения оценили уже после смерти автора. Таким образом, литератор, которого с его же собственной подачи ласково называют «Веничкой» читатели самых разных уровней воспитания и возрастов, как личность представляет из себя загадку. Авторы «Постороннего» (аналогии с Камю напрашиваются сами собой) собрали огромное количество архивных документов, свидетельств современников, вдоль и поперек изучили дневники и воспоминания — в итоге перед читателем предстал по-настоящему правдивый портрет писателя, воспевшего образ интеллектуального алкоголика.

Отличительной особенностью этого биографического труда можно назвать и вставки сугубо филологического толка: рассказывая о жизни Ерофеева, Лекманов, Свердлов и Симановский время от времени прерываются ради анализа самого знаменитого его произведения. «Где бы он ни жил, в каких бы трудных условиях ни оказывался, его всегда сопровождало множество книг», — пишут авторы, напоминая, что за кажущейся простотой поэмы «Москва — Петушки» скрывается результат большого таланта, большого умения и большого труда. А еще — бесконечного стремления к свободе, о котором упоминается и в аннотации к книге-победительнице. В конце концов, не просто так существует версия, что в текстах Ерофеева, переведенных на десятки языков, скрываются разгадки всех тайн мироздания. Другое дело, что сам он оставался одним большим вопросом даже для самых близких людей. Благодаря книге «Посторонний» понять можно гораздо больше.

Григорий Служитель

«Дни Савелия»

Победитель и лауреат «Большой книги» Евгений Водолазкин считается «крестным отцом» дебютанта Григория Служителя: он даже написал предисловие к роману «Дни Савелия». Классический случай: ученик в итоге обошел учителя в борьбе за признание жюри. Книга, занявшая в этом сезоне вторую строчку, примечательна уже тем, что написана от лица и имени кота: и хотя этот прием выглядит как минимум нечестным, а как максимум — весьма потрёпанным, он всё равно работает. По крайней мере, «Дни Савелия» стали предметом ожесточенных дискуссий между критиками и читателями. Разделившись на два лагеря, они все же пришли к согласию в одном вопросе: на самом деле это книга о людях. Впрочем, это тоже не тайна — предупреждение вынесено на обложку издания. Зато выбор кота не просто в качестве главного персонажа, но и рассказчика существенно развязывает автору руки: в конце концов ещё Редьярд Киплинг подметил, что эти животные гуляют сами по себе. Да и так называемые владельцы этих питомцев убеждаются в этом ежедневно.    

Как и булгаковский Бегемот, который не просто легко принимал человеческое обличье, но и изъяснялся на прекрасном русском языке, Савелий тоже обходит по размеру словарного запаса многих homo sapiens. А его история совмещает в себе комедию с трагедией — тяга к театральности отчетливо чувствуется в дебютном произведении Служителя. «Я вывел формулу, согласно которой прошлое (х) увеличивает свою площадь в той же прогрессии, в которой будущее (у) эту же площадь теряет. Я был весьма горд этим открытием. Я уверен, что мой бюст занял почетное место в воображаемой анфиладе выдающихся котов-первооткрывателей». Четвероногое существо со столь пытливым умом и столь выдающимся самомнением могло бы действительно занять это самое почётное место. Если бы читатель не так отчётливо замечал в нем самого автора, который явно намерен и дальше превращать страницы своих книг в сцену для очередного бенефиса.

Гузель Яхина

«Дети мои»

В 2015 году роман Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза» назвали победителем «Большой книги» — а параллельно с этим книга получила столь единодушное читательское признание, что любые огрехи писателя были заведомо прощены и преданы забвению. «Дети мои» — произведение уже куда более вдумчиво написанное, и критики взялись за него с совсем другим настроем. И в итоге пришли к выводу, что дебют был не то что бы лучше: искреннее. Вторая книга Яхиной, как и предыдущая, переносит читателя в прошлое, но теперь ещё дальше, в дореволюционную, а затем и молодую Советскую Россию. Главный герой — поволжский немец Якоб, для которого монструозные перемены во внешнем мире сочетаются с важнейшими трансформациями внутреннего: и совместить эти две вселенные получится не сразу. Любовь, отчаяние и желание жить в книге Яхиной принимают довольно причудливые формы. И благодаря этому «Дети мои» — это что угодно, но не историческое произведение.

Даже невнимательный читатель уловит в романе массу отсылок к произведениям Джона Толкина: и если немецкая колония предстает у Яхиной чем-то вроде Хоббитшира, то Мордор, что называется, определите сами. Смешивая исторические реалии одного из самых жутких периодов в истории России с атрибутами фэнтези, писательница ставит над собой определенный эксперимент, с помощью которого устанавливает для себя и пределы «умею», и пределы «могу». Но эти упражнения непременно приводят к смене статуса: автор, которого совсем недавно называли очень одаренным, в глазах критиков стал неким ремесленником, который и сам не очень понимает, для чего нагородил огород, спрятавшийся под обложкой. И всё же премия (пусть и третья), которую присудили роману «Дети мои», в какой-то степени доказывает, что перед нами все-таки выдающееся произведение. Быть может, проблема в банальных обманутых ожиданиях.

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Куратор общероссийской литературной премии «Дальний Восток» стал человеком годаКуратор общероссийской литературной премии «Дальний Восток» стал человеком года
Литературную премию «Дальний Восток» имени Арсеньева вручили в МосквеЛитературную премию «Дальний Восток» имени Арсеньева вручили в Москве
В шорт-лист литературной премии «Дальний Восток» вошли десять произведений
Объявлен лонг-лист литературной премии «Дальний Восток»
Пишущие о Дальнем Востоке прозаики получат по полмиллиона рублей
О премии для пишущих о Дальнем Востоке писателей рассказали в Якутске
Для пишущих о Дальнем Востоке писателей учредили новую литературную премию
Завальнюк, который всегда с тобой: в Благовещенске в третий раз вручили премию известного поэта
Проигравших нет: в Приамурье вручили первую литературную премию имени Леонида Завальнюка
Хромые судьбы: объявлены лауреаты «Большой книги-2015» 

Именем Героя СССР Юрия Кузнецова назовут один из объектов БлаговещенскаОбщество
В Бурее директора теплоснабжающей компании накажут за холодные батареи в квартирахОбщество
Амурские электрические сети снижают потери в электросетях Амурской областиНовости партнеров
Дмитрий Рогозин в 60-й раз прилетел на космодром ВосточныйКосмодром
Амурчанам покажут блокадный хлебОбщество
В Приамурье открыта горячая линия для желающих вернуться из Китая туристовКоронавирус

Читать все новости

Общество

Именем Героя СССР Юрия Кузнецова назовут один из объектов Благовещенска Именем Героя СССР Юрия Кузнецова назовут один из объектов Благовещенска
В Бурее директора теплоснабжающей компании накажут за холодные батареи в квартирах
Пенсионерка из Зеи пожаловалась на выплату части пенсии крышками и вафлями
«Когда-нибудь мы вспомним это»
Амурчанам покажут блокадный хлеб
Система Orphus