Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №36 (28978) от 16 сентября 2021 года
Издается с 24 февраля 1918 года
22 сентября 2021,
среда

«Родной, ты обязательно будешь ходить»: сломавшему шею отцу двоих детей из Приамурья нужна помощь

Люди

Четыре года назад Александр Рыбалкин из Богородского получил тяжелую травму позвоночника. «За это время было все — слезы, отчаяние, страх. Но вера была всегда. Нам говорили: «Перелом шеи — это все. Он никогда не сможет встать». А Саша встал!» — в глазах супруги Валерии радость и мольба о помощи. Амурские медики что могли — сделали. В Центре медико-социальной реабилитации имени Л. И. Швецовой в Москве, где передовые инновационные технологии дают таким, как Саша, шанс заново научиться передвигаться, курс лечения стоит 500 тысяч рублей. «Амурская правда» решила рассказать о замечательной семье ивановских волонтеров, которые всегда приходили на помощь другим людям, а сегодня сами ждут поддержки от земляков.

  • Фото: Андрей Ильинский
  • Фото: Андрей Ильинский
  • Фото: Андрей Ильинский
  • Фото: Андрей Ильинский
  • Фото: Андрей Ильинский
  • Фото: Андрей Ильинский

Помогать людям — их жизненное кредо

Просторный светлый дом в селе Богородском Рыбалкины построили своими руками. Заходишь, и первое, что бросается в глаза, — крепкие низкие брусья: место притяжения всей семьи. Подтянуться мимоходом рады и дети, и жена Валерия, а для Александра брусья — это каждодневный изнуряющий труд. До седьмого пота — с болью, сопротивлением, порой стонами, которые Саша изо всех сил старается сдержать. Цель одна: научиться ходить! 

Призыв о помощи первыми разместили в своем «Инстаграме» коллеги-журналисты из районной газеты «Амурец». Семья особенная: Рыбалкиных и в Богородском, и в соседнем Черемхове знает каждый житель. Помогать людям — их жизненное кредо. Валерия — местная активистка, 16‑летний сын Никита тоже от мамы не отстает.

— Он у нас волонтер с пеленок. Состоит в совете молодежи. Помогает всячески в деревне людям. Но сегодня его дома нет. Узнал, что журналисты приезжают, и уехал в Благовещенск. Говорит: «Куплю себе что‑нибудь из одежды». Сам заработал деньги. Он у нас, как и Саша, публичность не любит. А доченька сейчас в лагере имени Елизаветы Чайкиной в Нижних Бузулях Свободненского района — соцзащита выделила путевку, — рассказывала Валерия, с улыбкой принимая гостинцы от «Амурской правды». — Я так волновалась, пока вас ждала, а вы пришли как свои — словно родня.

 «Такие вот большие ноги у моего любимого». Фото: Андрей Ильинский

У нас тоже было ощущение, как будто мы хозяев этого уютного дома уже сто лет знаем.

Счастливое новоселье

Саша — местный парень, а Лера из села Путятино Мазановского района. Познакомились семнадцать лет назад в Благовещенске. Он только из армии вернулся, а она училась вместе с его сестрами на пекаря-кондитера в шестом профессиональном училище. Закрутили роман, эпилогом которого стало рождение Никиты. У них не было свадьбы с веселым застольем и пожеланиями вечной любви: «Пусть семья будет крепкой! Будьте друг для друга надежной опорой и поддержкой в любой ситуации!» Но по жизни именно так все получилось.

— Главное — не пышная свадьба, я так думаю. Многие свадьбу сыграют, а потом расходятся. А мы уже 17 лет вместе, — впервые за полчаса общения заговорил Саша, с нежностью поглядывая на жену.

 Александр упорно тренируется на брусьях.

Сначала они прошли через съемные квартиры, потом переехали в Богородское и жили с родителями мужа. Когда умерла одинокая бабулька, за которой ухаживала свекровь, их переселили в ее старенький домик, а через пять лет решили строить новый.

— Нам никто не помогал. Не с чего было: у его родителей десять детей. Сами с каждой получки годами откладывали деньги на строительные материалы. Мастеров нанимали только для того, чтобы сруб поставили. Все остальное сами делали. У него все в руках спорится: за что ни возьмется, всему быстро учится, — оглянулась Лера на супруга, который слушал наш разговор очень внимательно. — Сам окна вставлял, сам отделку всю делал в доме, сам котельную и баню построил. Он и технику сам ремонтирует…

Уже после тяжелой травмы Александр Рыбалкин пытается подрабатывать — ремонтирует односельчанам электропилы, косилки для травы.

— Хочется делать больше, да пальцы не слушаются, — Саша вытянул на столе руки, показывая нам, чему он уже научился. — Одна ладонь сжимается крепче, другая похуже.

Об Александре односельчане говорят: «На все руки мастер». Жизнь заставила его освоить не одну профессию — все пригодились, когда сам начал строить дом. Младшей доченьке ровно годик исполнился, когда они праздновали новоселье. Обживались понемногу, радовались, а потом в их новый дом постучалась беда.

Трагедия на реке в День молодежи

Был День молодежи. Рыбалкины пошли с детьми на речку Ивановку, где отдыхали Сашины сестры с семьями.

— Было весело: купались, дурачились с детьми, ныряли. И тут Саша в воду прыгнул. Смотрим, происходит что‑то неладное — он плывет как‑то странно. Кричим: «Что случилось?» А Саша отвечает: «Я не чувствую ничего». Мы даже не могли понять, что такое возможно: удариться о дно головой, сломать шею…

«Бабушки приносят с пенсии и дают нам по 500 рублей. Собрали 200 тысяч, но этого на лечение не хватает».

От таких воспоминаний к горлу подкатил ком. Валерия отвернулась, помолчала, а потом продолжила свой рассказ.

— Все сразу же кинулись к нему, помогли выбраться из воды. Вызвали скорую помощь. Столько людей собралось — всем селом помогали его эвакуировать. Саша ведь был на другой стороне реки, куда машина подъехать не может. А прибывшие медики, оценив ситуацию, в воду залезать отказались. Сказали: «Нужно вызывать МЧС». А когда еще спасатели приедут?! — в глазах женщины читалось недоумение. — В такой ситуации дорога каждая минута.

Односельчане, действуя по инструкции медиков, сами вплавь доставили на другой берег реки носилки и корсет, надели его на шею пострадавшему, а потом почти километр осторожно на носилках несли его до дороги, где поджидала машина скорой помощи.

В Ивановской больнице сделали снимки, и все самые тревожные опасения подтвердились: рентгенологи констатировали компрессионный осколочный перелом шейного отдела позвоночника, тяжелый ушиб спинного мозга. Некоторые поначалу расценили этот диагноз как приговор.

«Я дал себе установку: буду ходить!»

— Нам говорили: «Перелом шеи — это все: он уже никогда не сможет встать». Столько было горя, столько слез…

В глазах Валерии промелькнуло отчаяние, но только на одно мгновение! Она взглянула на мужа, который ловил каждое ее слово, и на лице появилась улыбка, а во взгляде — уверенность.

 Каждый день Александр часами снова и снова учится ходить. Фото: Андрей Ильинский

— Все будет хорошо у нас, Саша. Родной, ты обязательно будешь ходить! — эту фразу, как мантру, Валерия повторяла потом еще много раз. — Главный врач Ивановской больницы Игорь Олегович Самарин договорился с областной клиникой, и нам в течение шести часов сделали там операцию. А затем начались бесконечные курсы реабилитации… Спасибо Наталье Георгиевне Климовой — врачу по лечебной физкультуре Ивановской районной больницы. Я прямо восхищаюсь этой женщиной, если честно. Ведь руки опускались. Она нас вдохновила, убеждала: «Все у вас получится!» Дала нам книгу Валентина Дикуля — артиста цирка, который получил травму и не мог ходить, сам себя поднял на ноги. И книги Николая Касьяна — первого признанного в СССР мануальщика — я читала Саше вслух.

Все время, пока Валерия рассказывала нам семейную историю, Саша показывал, чему он научился: пересаживался с инвалидного кресла на спортивный тренажер, вставал, держась за брусья. Я видела, как у него трясутся колени, как ему трудно.

— Мне кажется, Саша устал уже. Может, не нужно эти ортезы надевать? — пыталась я его остановить.

— Не надо себя жалеть, — ответил он. — Я дал себе установку: буду ходить!

А Лера, подхватив ортопедические приспособления, поставила их рядом с собой и засмеялась: «Вот какие ноги большие у моего супруга — это кошмар, я маленькая худенькая, а папа наш Геракл!» За всегда улыбающимся счастливым лицом этой стойкой женщины скрывались и боль, и огромное стремление поставить на ноги любимого во что бы то ни стало.

«Дорогие люди, помогите!»

О чем бы ни рассказывала Валерия, она всегда употребляла слово «мы». Потому что тяжелое испытание сплотило их с Сашей еще сильнее. Стараясь облегчить его участь, она словно бы взяла часть его боли на себя.

— Мы достигли неплохих результатов, но последнее время топчемся на одном месте. Нам нужна сильная современная реабилитация. Я связалась с Центром медико-социальной реабилитации имени Л. И. Швецовой в Москве — там самые передовые инновационные технологии. Отправляла выписки, видео, чего мы достигли. Специалисты нас хвалят, дают хорошие прогнозы. Но стоимость месячного курса в этом центре составляет около 500 тысяч рублей. Ну откуда у нас такие деньги?! Поэтому я и написала обращение в «Инстаграм»: «Прошу вас, дорогие люди, помогите!»

«Радуемся каждому новому движению»

Все самые яркие моменты последних четырех лет жизни у Леры связаны с успехами в реабилитации мужа.

— Помню, как Саша в больнице шепотом стал меня звать: «Лера, иди сюда». Смотрю, а он пальцем на ноге шевелит. Я не могла сдержать слез. Буря эмоций переполняла. За перегородкой лежал парень с такой же травмой шеи, спрашивает: «Что там у вас происходит?» Кричу ему: «Мишка, у Саши палец на ноге шевелится!» Давай маме, всем родственникам звонить, чтобы тоже за нас порадовались. Врача позвала. Она говорит: «Это очень хорошо».

 Каждое движение дается с большими усилиями и превозмогая боль.

Такая же радость была, когда Саша первый раз сам пересел с кровати в кресло. Так долго к этому шли… Месяца четыре тренировались.

— Сколько раз было: тяну его, тяну, а потом вдвоем на пол рухнули. Если бы только видели, как я его тут вертикализировала сама, — засмеялась Валерия. — Подвешивала лебедку за крючки на лестницу, надевала ему строительный ремень и — тринь-тринь-тринь — потихоньку на цепи поднимала. Плохо стало, голова у него закружилась, опускаю. И так вот по несколько раз в день.

Есть пациенты, которые побыли на реабилитации, уехали домой и ничего не делают. Мы систематически продолжаем занятия.

— У нас есть знакомая тоже после тяжелой травмы. Пять лет упорно занимались, потом силы иссякли — бросила. А потом стала появляться чувствительность, но у нее уже контрактура появилась, то есть атрофия мышц. У нас каждый день жесткий график. Встаем — сначала на кровати делаем пассивные упражнения, разрабатываем суставы. После завтрака — скейт катает, ступни массажирует на старых деревянных счетах. Потом брусья начинаются. Пообедал, отдохнул немного — шведская стенка, растяжка… А у нас есть эффект!

 …Когда мы уже уезжали, после продолжительного ливня вдруг выглянуло солнышко. Саша с Лерой вышли нас провожать на новое крылечко — соцзащита недавно построила Рыбалкиным пандус.

— Надеемся, что вы приедете к нам еще хотя бы раз, — оптимистично улыбалась Валерия, приглашая в гости. — Дай бог, мы будем уже на ногах, и вы напишите продолжение нашей истории.

Врач ЛФК: «Поднимали Сашу всей командой!»

Врач ЛФК отделения реабилитации Ивановской районной больницы Наталья Климова — тот человек, которому семья Рыбалкиных благодарна безмерно. Не только за профессионализм и большое усердие в реабилитации тяжелого пациента, но и за огромный оптимизм, которым она заряжала и коллег, и Александра, и его родных.

 Фото: Ивановская ЦРБ

Отделение реабилитации для людей с заболеваниями периферической нервной системы и восстановления после эндопротезирования открылось в Ивановской ЦРБ только пять лет назад. И Александр Рыбалкин стал первым пациентом с такой тяжелейшей травмой позвоночника.

— Восстановительное лечение, которое мы впервые старались провести, — это, можно сказать, апробация на Саше. И все, чего удалось достичь, — это успех всей нашей команды: физиотерапевтов, врачей ЛФК, реабилитолога, медицинских сестер, массажистов, — подчеркивает Наталья Георгиевна. — Саша — как детище всего нашего отделения. Мы все старались в него вложиться, поставить на ноги.

«Занятия лечебной гимнастикой нужно начинать уже на 3—6‑е сутки в зависимости от вида травмы. Очень часто люди упускают время — это основная проблема восстановительной медицины».

Одной командой были и медицинские работники, и Лера, и сам Саша. Вместе учились сидеть, вставать, ходить. Здоровый человек даже представить себе не может, как тяжело с такой травмой позвоночника приподнять хотя бы пяточку или носочек, а уж целую ступню!..

— Каждое движение дается большим трудом. Что‑то получалась, что‑то не получалось, но Саша был работоспособный: старался и стремился. А Лера всегда была рядом. Она никогда не давала ему ни расслабиться, ни унывать. Как бы самой тяжело ни было, старалась всегда мужа поддержать, — вспоминает врач ЛФК. — Валерия сутками находилась рядом с мужем в больнице. Лишь ненадолго уезжала домой детей проведать. Дочка еще маленькая была. Она папе всегда письма в картинках передавала, где на рисунке вся семья вместе: она, братик, мама и папа. И старший Никита постоянно письма писал.

Семья Рыбалкиных может служить образцом того, как должны поступать близкие люди в такой ситуации, говорят сотрудники отделения реабилитации. Встает вопрос: можно ли еще сделать что‑то в плане реабилитации для молодого мужчины на уровне региона?

— Больше того, что уже сделали, мы для Саши сделать не можем. У нас нет таких возможностей, какие имеются в Москве в специализированном реабилитационном центре. Саше показан, к примеру, экзоскетелет и роботизированная механотерапия на системе Локомат. С помощью таких технологий пациенты с тяжелыми травмами позвоночника заново учатся ходить. Один такой костюм стоит миллионов пять. Когда еще у нас появятся такие реабилитационные возможности…

— Наталья Георгиевна, вы видите у Александра перспективу дальнейшего восстановления? — поинтересовалась я у доктора Климовой.

— Думаю, что можно добиться лучшего результата — чтобы Саша мог самостоятельно двигаться. Мы не знаем возможности каждого человека. На том, чего достигли, не нужно останавливаться.

— Какой совет вы можете дать людям, которые перенесли травмы?

— Травматологи и хирурги, к сожалению, не всегда направляют пациентов к врачу ЛФК, а занятия лечебной гимнастикой нужно начинать уже на 3—6‑е сутки в зависимости от вида травмы. Очень часто люди упускают время — это основная проблема восстановительной медицины. Есть ранние этапы реабилитации, которые позволяют уменьшить число осложнений. Мой совет: не теряйте время, после посещения хирурга или травматолога обязательно идите к врачу ЛФК или хотя бы физиотерапевту, которые сегодня есть в районных больницах. Правильно и своевременно организованные реабилитационные мероприятия увеличивают шансы на восстановление.

Фото: Андрей Ильинский

Амурчане, у которых есть возможность и желание помочь Александру Рыбалкину вернуться к полноценной жизни, могут перечислять средства для его реабилитации на счет в Сбербанке 40817810903006022869. Или по номеру телефона 8 914 395 95 07, привязанному к карте Сбербанка. Получатель — Александр Валентинович Рыбалкин.

Возрастная категория материалов: 18+

  • Ирина Ворошилова Богородское Ивановский район

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

1
12.08.2021, 23:45

Уважаемые Ирина и Андрей — Рыбалкина Валерия (гость)

Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Амурчанин без ног ищет сопровождающего для поездки в Санкт-Петербург на ремонт протезовАмурчанин без ног ищет сопровождающего для поездки в Санкт-Петербург на ремонт протезов
Инвалид — сиди дома: страдающего ДЦП благовещенца не впустили в клуб на день рожденияИнвалид — сиди дома: страдающего ДЦП благовещенца не впустили в клуб на день рождения
Амурские инвалиды по зрению впервые получили выплату на собак-поводырей из областного бюджета
«Не получалось — делал через боль»: тренер с протезом ноги учит хоккеистов в Тынде
«Мне есть ради кого жить»: амурчанин-колясочник мечтает построить птицеферму в умирающем селе
Инвалид из Амурской области получил деньги на квартиру своей семье
«Приамурью нужен ресурсный центр для инвалидов»: общественный представитель АСИ о лидерах и проектах
Большие дети: в Благовещенске 20-летних инвалидов учат жить самостоятельно, дружить и варить борщи
Инвалидам станет проще получать средства реабилитации
«Семь лет не вижу лето»: амурчанин с инвалидностью собирает деньги на ступенькоход

Фото: Андрей ИльинскийФото: Андрей ИльинскийФото: Андрей ИльинскийФото: Андрей ИльинскийФото: Андрей ИльинскийФото: Андрей ИльинскийФото: Андрей ИльинскийФото: Андрей Ильинский
Фото: Андрей ИльинскийФото: Андрей ИльинскийФото: Андрей ИльинскийФото: Андрей Ильинский
Суд продлил срок содержания под стражей обвиняемому в гибели амурского министраПроисшествия
Юрий Трутнев поблагодарил дальневосточников за участие в выборах депутатов ГосдумыВласть
В Амурскую область пришла астрономическая осеньОбщество
С космодрома Восточный запустят спутники с именами людейОбщество
У Приамурья появился свой экспортный логотипЭкономика
Благовещенцев приглашают читать вслух на книжном фестивале «Берег»Общество

Читать все новости

Люди

Русская до последнего вздоха: Александр Ярошенко о легенде русского Харбина Русская до последнего вздоха: Александр Ярошенко о легенде русского Харбина
Герои, декабристы и покорители: Василий Муравьев-Амурский рассказал о своих предках
Благовещенка споет в Кремлевском дворце на вечере памяти поэта Леонида Дербенева
Экс-благовещенка поставила танцы для нового клипа Ольги Бузовой
«Хочу быть биологом-охотоведом»: московский школьник рассказал, почему поступил в амурский вуз
Система Orphus