Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №48 (29041) от 8 декабря 2022 года
Издается с 24 февраля 1918 года
9 декабря 2022,
пятница

Переселить нельзя оставить: чем рискуют живущие в «тонущих» домах люди и как им помочь

Паводок

Собаки на крышах, ушедший под воду урожай, страшные фото подтопленных домов — и острое чувство дежавю. Это всё уже было. 21 июля 2013 года в село Ивановку Зейского района пришла большая вода. Тогда подтопленными оказались 149 домов. Несколько десятков семей получили сертификаты и приобрели на них новое жилье. 7 августа 2022-го всё повторилось снова: от наводнения пострадали все 93 дома. И снова — вертолеты, эвакуация, срочная помощь, надежда на жилищные сертификаты. Таких историй с 2013 года в области немало: многие села за последние 10 лет топило не по два и даже не по три раза. Каждый раз из бюджета области и Федерации выделяются средства для помощи, каждый раз привлекаются спасатели. Каждый раз — риск, что кого-то не успеют спасти. Чем рискуют люди, живущие в домах-«утопленниках» и можно ли решить проблему наводнений, разбирался журналист «Амурской правды».

Переселить нельзя оставить: чем рискуют живущие в «тонущих» домах люди и как им помочь / Собаки на крышах, ушедший под воду урожай, страшные фото подтопленных домов — и острое чувство дежавю. Это всё уже было. 21 июля 2013 года в село Ивановку Зейского района пришла большая вода. Тогда подтопленными оказались 149 домов. Несколько десятков семей получили сертификаты и приобрели на них новое жилье. 7 августа 2022-го всё повторилось снова: от наводнения пострадали все 93 дома. И снова — вертолеты, эвакуация, срочная помощь, надежда на жилищные сертификаты. Таких историй с 2013 года в области немало: многие села за последние 10 лет топило не по два и даже не по три раза. Каждый раз из бюджета области и Федерации выделяются средства для помощи, каждый раз привлекаются спасатели. Каждый раз — риск, что кого-то не успеют спасти. Чем рискуют люди, живущие в домах-«утопленниках» и можно ли решить проблему наводнений, разбирался журналист «Амурской правды».
Фото: amurobl.ru

Полный потоп

93

жилых дома было в Ивановке Зейского района в 2022 году. Этим летом все они в большей или меньше степени пострадали от наводнения

«Мы, конечно, понимали, что наводнение будет. Но такой большой воды никто не ждал. За несколько дней до подъема реки по домам ездили спасатели. Администрация составляла списки людей: сколько человек живет в каждом доме», — для Виктории Филипповой из Ивановки Зейского района это наводнение стало первым. Она купила дом, который «утонул» в 2013 году и был по суду возвращен прежней владелице. О ситуации с наводнениями в селе знала: здесь живут ее родственники. Но жилье тут стоило намного дешевле, и была надежда, что наводнение не повторится.

— Мы пять лет здесь жили и горя не знали. Да, Уркан, наша река, выходил из берегов во время паводков, но подтапливал обычно дома и участки на нижних улицах села. Там уже не живут, — вспоминает девушка. — А в этот раз… вода прибывала просто на глазах. У меня подполье полностью затопило минут за 20 — я даже не успела вытащить насосную станцию.

В итоге у Виктории вода зашла в одну из комнат и подмыла подпорную напольную балку: молодую маму с ребенком эвакуировали, сейчас она снимает квартиру в Зее. В некоторых домах ситуация гораздо хуже: где-то вода доходила до уровня груди у взрослых людей. Уплывало всё, что находилось во дворе и было недостаточно тяжелым: утварь, хозинвентарь и так далее. Скорость подъема воды не оставила возможности сберечь всё, что хотели люди.

По словам сельчан, этот паводок оказался не только самым мощным на памяти даже старожилов, но и самым стремительным. «Мы ложились спать — всё было нормально. Утром просыпаюсь — огорода нет, его просто смыло, — рассказывает еще одна жительница села. — Это жуткое ощущение: собственная беспомощность перед стихией,  когда вода идет и забирает всё что хочет. А ты ничего не можешь с этим поделать». 

Ивановка, 2022 год

История с продолжением

— Ивановку топит регулярно, — рассказала и. о. главы администрации села Ивановка Зейского района Вера Езерская. — Я живу здесь с 1981 года. По рассказам первых переселенцев, когда-то Уркан был маленькой речкой, меньше собственного притока. Первое наводнение случилось в 1929 году. Тогда жители села успели разобрать дома и перевезти их. Потом Ивановку топило в 50-х, было большое наводнение в 1974 году. Моё первое крупное наводнение (мелкие не считаем, во время паводков Уркан выходит из берегов регулярно) — 1984 год.

Пример Ивановки довольно безжалостно показал: проблему переселения нужно решать кардинально, иначе история будет каждый раз повторяться.

Потом был 2013 год: на тот момент в селе было порядка двухсот домов, затопило — полторы сотни. Жителям Ивановки тогда выдали около 80 сертификатов. Неподтопленными оставалось меньше полусотни домов, и, казалось бы, деревня должна была по большей части опустеть. «Тогда, в 2013-м, в селе жило человек пятьсот. После наводнения уехала примерно половина», — говорит и. о. главы сельсовета.

Ивановка, 2013 год

Уехать нельзя остаться

— Нам тогда многие говорили: переезжайте, это может повториться. Но как уехать? Во-первых, работа: здесь рядом золотодобывающие предприятия. Во-вторых, деревня-то неплохая — и сад свой, и школа, — рассказывает еще одна жительница, попросившая не указывать ее имени. — Легко сказать, а вы сами попробуйте бросить родных, особенно стариков, огород, хозяйство… Так большинство наших и рассуждало. И в итоге люди потянулись обратно.

Часть жителей Ивановки реализовали свои жилищные сертификаты здесь же: в селе построили 19 домов на сваях на 30 квартир. Остальные подтопленцы купили квартиры или дома в других муниципалитетах. А потом начали возвращать через суд затопленное жилье.

— Когда выдавались сертификаты, дом признавался непригодным для проживания и люди отказывались от него в пользу администрации. Но потом возник прецедент: один человек в Приамурье через суд доказал, что имеет право на свою собственность, и вернул жилье. За ним пошли и другие. Только у нас в Ивановке таким образом вернули порядка 30 домовладений, — говорит Вера Озерская.

В лучшем случае подтопленное жилище использовали в качестве дачи или для ведения подсобного хозяйства. Некоторые люди продавали такие дома, пострадавшие от большой воды, и желающие приобрести бывших «утопленников» находились. «Мы объясняли людям, каждому покупателю: это опасно! Дом был признан непригодным для проживания, где гарантии, что даже после ремонта с ним ничего не случится? Кроме того, вода может прийти вновь, а жилищные сертификаты на такие дома вряд ли выдадут повторно, — рассказывают в администрации. — Но люди всё равно шли на сделки».

Еще одна категория людей, которая после таких наводнений оказалась в непростой ситуации — те, кто жилье, полученное по сертификату, продал или подарил. Теперь дома-утопленники — их единственная жилплощадь.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал  Все самые важные новости короткой строкой

Уроки наводнений

Сегодня в Ивановке живет многодетная семья, которая получила сертификат, купила на него жилье, а потом его продала. Параллельно по суду вернула себе дом, который теперь снова затопило. Есть в селе и пенсионеры, которые действовали по этой же схеме. Теперь этим людям негде жить, им нужна помощь. Самое страшное — это не единичная ситуация. Аналогичных случаев в других муниципалитетах Приамурья, когда люди продавали полученное с помощью сертификатов жилье и при этом по суду возвращали себе пострадавший от наводнения дом, — десятки. А значит, и эти амурчане рано или поздно могут оказаться в ситуации, в которую попали ивановцы. Замкнутый круг — и нерешаемая, если не менять подход, проблема.

— В 2013 году наш дом был одним из немногих, которые не признали непригодными для проживания, — мы получили деньги на капремонт, — говорит жительница села Ивановки Екатерина Сошина. — Тогда казалось — повезло. А теперь я думаю — может, лучше бы нас всех тогда переселили? Как операция у хирурга: отрезать и всё! Пусть больно, но сейчас все бы уже обжились на новом месте, где точно можно жить без угрозы, что каждое лето может стать последним для твоего дома. Я помню настроения в 2013-м: тогда большинство людей хотели всё же остаться, восстановить жилье. Сейчас всё больше сельчан понимают, что стихия сильнее нас, и уже согласны с тем, что переезд — необходимость. Но сколько наводнений нам еще понадобится, чтобы убедить всех?

Чем рискуют люди, живущие в домах-«утопленниках»

36 домов в Ивановке были признаны непригодными для проживания, однако в них сегодня живут люди. В 2013-м хозяева всех этих подтопленных домовладений получили жилищные сертификаты, а затем вернули свои дома через суд. Часть владельцев не имеет другого жилья («сертификатное» продали или подарили), часть — новые хозяева, которые приобрели бывшие дома-«утопленники», польстившись на невысокую цену. Теперь всё это жилье пострадало во время нового наводнения. Право на повторное получение сертификата законодательством не предусмотрено.

МНЕНИЕ

Станислав Мелюков, глава Белогорска:

— Я озвучу не очень популярную правду: государство в принципе не обязано при каждом наводнении ремонтировать и предоставлять новое жилье людям, которые отказываются переезжать из мест затопления. Да, это тяжелая проблема региона. Для нашего города она очень актуальна: Белогорск — самый подтопляемый город в области. За последние 12 лет нас топило 10 раз. Восемь — от реки, а два — от дождей. Давайте посмотрим правде в глаза. Климат меняется, и нам нужно учиться жить в этой новой реальности. Гидротехнические сооружения спасают не везде, да и стоимость возведения дамб исчисляется миллиардами: их просто невозможно поставить у каждого населенного пункта. Каждый раз выдавать средства на капремонт или сертификаты тоже бессмысленно. Это не решает саму проблему: вода приходит снова и снова.

Почему? Люди в силу исторических причин селились в поймах рек десятилетиями. Наш Остров Старица, например, — это пойма. Та же знаменитая Владимировка — тоже пойма. Но сегодня нам нужно оттуда уходить, как бы тяжело это ни было. Либо вводить культуру страхования своего жилья. Да, у нас привыкли полагаться в таких ситуациях на помощь государства. Государство всегда поможет, и это правильно. Но сейчас мы все должны помогать государству, отложив свои частные интересы на второй план.

Я понимаю, это не очень популярная мысль, но почему мы научились страховать автомобили, но не хотим этого делать со своим жильем? Хочешь продолжать жить в затопляемом месте — твоё право. Но и риски за свое решение каждый должен нести сам. Почему кому-то за счет всех других должны создавать условия для проживания в рискованной зоне? Ну давайте тогда разрешим, к примеру, строить жилье у подножия вулканов, и каждый раз при их извержении будем выдавать компенсацию.

Вода вернется: не сейчас, так через 10—15 лет

Алексей Махинов, гидролог, доктор географических наук, замдиректора Института водных и экологических проблем ДВО РАН:

— На фоне общего изменения климата выделяются периоды повышенной и пониженной водности. За всё время наблюдений за Амуром таких циклов было девять: пять — высокой водности и 4 — низкой. Периоды высокой водности всегда характеризуются большими наводнениями. Последний высокий период начался в 2009 году и продолжается по настоящее время. По нашим оценкам, он продлится еще 3—5 лет.

Затем придет период пониженной водности. Он характеризуется отсутствием именно больших наводнений! Малые и средние вполне могут быть. Период малой водности продлится лет 10—15, а затем снова придет период повышенной водности, а с ним — большие наводнения. Продолжение >>

 


«Амурская правда» в соцсетях:

      

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

В Амурской области отчим бил 11-летнюю падчерицу и сажал в подполПроисшествия
В Серышеве открыли мемориальную доску в память о погибшем штурманеОбщество
В память о погибшем на Украине амурчанине назвали отряд юнармии в ЕкатеринославкеСпецоперация
Благовещенцы продегустируют амурскую продукцию в супермаркетахЭкономика
Только после вмешательства прокуратуры в Тынде отловили девять бродячих собакПроисшествия
Две амурские семьи купили микроавтобусы на государственные средства: кому положена выплатаОбщество

Читать все новости

Порядок слов Александра Ярошенко

Паводок

В Благовещенске, Свободном и Шимановске определены зоны подтопления В Благовещенске, Свободном и Шимановске определены зоны подтопления
Бурейская ГЭС начала холостые сбросы: гидрологи прогнозируют сильный рост притока
Пострадавшие от паводка амурчане получат по 90 килограммов овощей
Бурейская ГЭС с 25 августа снизила расход воды через гидроузел
Паводок на миллиард: сколько амурчан пострадало от стихии и на какую помощь они могут рассчитывать
Система Orphus