Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №30 (29023) от 4 августа 2022 года
Издается с 24 февраля 1918 года
16 августа 2022,
вторник

«Ракурс» Андрея Анохина. Коррупция любит тишину

В СССР ее плодами пользовались все

Общество

Фонды борьбы с коррупцией на каждом шагу. Раздают телефонные номера, обещают реагировать на каждую жалобу, любое обращение. Мне теперь любопытно, хоть один человек позвонил? Наверное, позвонил, а может, даже и не один, ведь не те сейчас времена. По себе знаю: при тотальной коррупции никто жаловаться не будет. Ведь так удобно всем. Мне с раннего детства показывали, как давать взятки.

«Ракурс» Андрея Анохина. Коррупция любит тишину / Фонды борьбы с коррупцией на каждом шагу. Раздают телефонные номера, обещают реагировать на каждую жалобу, любое обращение. Мне теперь любопытно, хоть один человек позвонил? Наверное, позвонил, а может, даже и не один, ведь не те сейчас времена. По себе знаю: при тотальной коррупции никто жаловаться не будет. Ведь так удобно всем. Мне с раннего детства показывали, как давать взятки.
При должном подходе билеты находились всегда. Фото: sb-abramov.livejournal.com

Что-нибудь с юга

Папа у меня рядовым слесарем работал на Иркутской ТЭЦ-10. И на том простом основании всей семье хватало его зарплаты хотя бы раз в год слетать к бабушке в Ростовскую область. Беда заключалась в том, что особым сервисом «Аэрофлот» Советского Союза не отличался. Летать его самолетами было удобно разве что на многочисленных рекламных плакатах.

В остальном: попасть на борт воздушного судна считалось большой проблемой. Билетов на всех катастрофически не хватало, народ почем зря сутками толпился в очередях, устраивал унизительные переклички по номеркам на ладонях. Единственный положительный момент от подобного явления — небывалая самоорганизация граждан. В остальном — сплошь застой и светлое будущее.

Однажды моим родителям удалось взять билеты на самолет без проблем через знакомых знакомых, у которых знакомая работает вместе с тестем племянницы, чья двоюродная бабушка торгует этими самыми билетами. Взамен требовался сущий пустяк — привезти «что-нибудь с юга», но лучше натуральное подсолнечное масла, а еще варенье и хотя бы чемодан яблок.

Со временем стало понятно — поездом дольше, но практичнее. В поезд можно набрать еще домашней тушенки, плюс коробки с сухофруктами, повидлом, да ведро засахаренной вишни. Правда, прямого поезда на Ростов почему-то не было, приходилось делать пересадку в Москве. И вот там возникал очередной коллапс. В Москве билеты до Иркутска всегда категорически отсутствовали. Потому что лето, потому что отпуска и потому что поездов на всех не хватает.

Радости резервного фонда

Помню, сидим на одном из трех вокзалов, прямо на перроне —  гора наших бесчисленных коробок, и растерянная мама, готовая плакать от бессилия. Мы с братом —  на самом верху картонной пирамиды, а рядом такие же бедолаги, пугающие нас страшилками из серии «Вторую неделю здесь сидим!» И только папа, наученный кем-то из родственников, не терял видимого оптимизма. В глазах ни намека на расстройство, уверенная походка к окошку кассы с красноречивой табличкой «Билетов нет!», а внизу от руки приписано: «И не предвидится».

— Так, отъезжаем в час ночи, поэтому коробки сдаем в камеру хранения и идем на Красную площадь. Время есть, поэтому еще и в ГУМ успеем, — спустя десять минут говорил отец.

Плодами коррупции пользовались абсолютно все, а сажали только тех, кто не хотел делиться.

Честные и принципиальные бедолаги провожали нас презрительными взглядами. Схему получения отсутствующих билетов отец рассказывал уже ночью, под стук набирающего скорость поезда.

— Подхожу к кассе, она мне: «Гражданин, вы что, не видите? Здесь же русским языком написано!» Я ей протягиваю паспорт, в который вложен «червонец», со словами: «Может, посмотрите повнимательнее?» Она нехотя пролистала паспорт, тут же мне его вернула, кассу захлопнула и куда-то ушла. Думал, за милицией отправилась. В паспорт заглядываю, а денег нет! Я даже не заметил, как эту купюра вытащила. Пришла с билетами: «Вы знаете, только что возврат был, и как раз четыре билета!»  

Правда, Москва была сущим пустяком по сравнению с небольшой станцией Лихая в Ростовской области. Именно там мы садились на поезд до столицы. Как сейчас помню: состав был адлерский, вез курортников. В разгар лета попасть на него было просто нереально, даже за левый «червонец». Выручал папин друг детства. Дядя Сережа работал председателем местного колхоза и умел находить общий язык с людьми любого уровня. О билетах он договаривался прямо при нас. На Северном Кавказе «взаимопомощь» в принципе не является элементом коррупции.

— Слушай, давай я тебе прямо завтра машину зерна отгружу. Ты мне только адрес скажи, — уверенным тоном обращался он к начальнику станции.

— Я думаю, мы договоримся, — звучало в ответ. — Есть у меня «резервный фонд». Кстати, ты жмых подсолнечный куда отправляешь? Мне много не надо…

— Вот видишь, сынок! — наблюдая за разговором двух деловых людей, говорил мне отец. — Учись хорошо — тоже председателем колхоза будешь!

Отлить и поделиться

Честно говоря, у меня и сейчас язык не поворачивается называть все происходящее в те годы коррупцией. Потому что ее плодами пользовались абсолютно все, а сажали только тех, кто не хотел делиться. Остальные были вполне довольны, почивали в уверенности, что живут в лучшей стране и Америка нас никогда не догонит. Опять же балет по телеку и в каждом ларьке юбилейные марки, посвященные советско-кубинской дружбе.

По моему мнению, коррупция, как дьявол, — очень любит тишину. Она там, где ее не замечают. Как только про нее громко вспоминают, значит скоро выборы — только и всего. Прочее на общих правах —  и машина зерна не поможет.

Нас, кстати, наказали однажды за нежелание «жить как все». В разгар «сухого закона» везли мы с юга целую 20-литровую канистру варенья. Чем вызвали в Москве небывалый интерес со стороны страждущих и «неравнодушных». Местные привокзальные полу-бандиты сразу вычислили загоревших транзитных курортников.

Сначала, они нудно следовали за нами, уговаривая отца «отлить» и «поделиться». Эти ребята были полностью уверены, что с юга в канистре может перевозиться только вино. К попыткам отца объяснить реальное положение вещей страждущие оказались глухи. Поэтому папа, будучи рядовым слесарем Иркутской ТЭЦ-10, указал им конкретное направление движения, а злополучную канистру сдал в камеру хранения — от греха подальше.

Обратно мы ее так и не получили. Канистра бесследно исчезла, к моменту прихода нашего поезда в камере хранения уже дежурила другая смена, которая за предыдущих коллег отвечать наотрез отказалась. Никто, включая вокзального милиционера, не давал гарантии на возвращение утраченного багажа.

— Надо было дать им по стакану этого варенья, чтоб захлебнулись, — в сердцах махнул рукой отец. Про эту неприятность мы быстро забыли, ведь в руках были заветные билеты на поезд.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Благовещенск на линии Карбышева: легендарный генерал защитил Приамурье без единого выстрелаБлаговещенск на линии Карбышева: легендарный генерал защитил Приамурье без единого выстрела
Оттенки жанра майора Максимова: ветеран-афганец пишет портреты в стиле «реализм»Оттенки жанра майора Максимова: ветеран-афганец пишет портреты в стиле «реализм»
Ребенок с синдромом Дауна впервые в Амурской области получил спортивный разряд
Ракурс Андрея Анохина. Доносчики были, есть и будут
Не осталось места лошадям: монолог фермера из амурской глубинки
«Ракурс» Андрея Анохина: как я дедморозил в собственной семье
Безумный Макс в степях Украины: новый российский фильм «Танки» слизан у Голливуда
Шоу с мордобоем и скидками: амурчане закрыли эпоху «черных пятниц» и советских очередей
В тюрьму — пожить по-человечески: Вячеслав Цеповяз исполнил мечту миллионов россиян
Храм спорта, спортзал для души: амурчане строят всем миром физкультурные комплексы и церкви
Время воспитывать тёть: разрушительница мемориала в Свободном никогда не получала похоронку

Новая номинация «Своих не бросаем» появилась в амурском конкурсе «Поступки и люди»Общество
Больше трех с половиной тысяч запросов властям направили в этом году амурчане через «Госуслуги»Общество
Флорист-чемпион создаст в Благовещенске уникальный арт-объектОбщество
На реке Зея в селе Малая Сазанка спасли подростка на гидроциклеОбщество
Барды из Благовещенска станут участниками легендарного Грушинского фестиваляОбщество
При спиливании деревьев в Прогрессе погиб рабочийПроисшествия

Читать все новости

Общество

Новая номинация «Своих не бросаем» появилась в амурском конкурсе «Поступки и люди» Новая номинация «Своих не бросаем» появилась в амурском конкурсе «Поступки и люди»
Больше трех с половиной тысяч запросов властям направили в этом году амурчане через «Госуслуги»
Флорист-чемпион создаст в Благовещенске уникальный арт-объект
На реке Зея в селе Малая Сазанка спасли подростка на гидроцикле
Барды из Благовещенска станут участниками легендарного Грушинского фестиваля
Система Orphus