Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №3 (29047) от 26 января 2023 года
Издается с 24 февраля 1918 года
31 января 2023,
вторник

Воспитание пытками

Воспитание пытками / В тесном райцентре на протяжении нескольких лет женщина истязала четверых приемных детей. Ни бродяжничество, ни отчетливые синяки на лицах малышей до поры до времени не привлекали внимания жителей поселка. Взрослый мир с его окружающими людьми — соседями, родственниками, друзьями и врагами, с его районным образованием и соцзащитой — оказался преступно равнодушным к слезам ребятишек. Броню этого равнодушия смогла пробить только трагедия, случившаяся с шестилетним Толиком. Все разом вздрогнули и дружно заговорили о недостаточном межведомственном взаимодействии, о возникавших подозрениях, об агрессивном поведении приемной матери, а также о том, что если бы не все эти обстоятельства, ребенок был бы жив.


В тесном райцентре на протяжении нескольких лет женщина истязала четверых приемных детей. Ни бродяжничество, ни отчетливые синяки на лицах малышей до поры до времени не привлекали внимания жителей поселка. Взрослый мир с его окружающими людьми — соседями, родственниками, друзьями и врагами, с его районным образованием и соцзащитой — оказался преступно равнодушным к слезам ребятишек. Броню этого равнодушия смогла пробить только трагедия, случившаяся с шестилетним Толиком. Все разом вздрогнули и дружно заговорили о недостаточном межведомственном взаимодействии, о возникавших подозрениях, об агрессивном поведении приемной матери, а также о том, что если бы не все эти обстоятельства, ребенок был бы жив.

Без права на сон

Толю Томашева* (фамилия ребенка изменена. — Прим. АП) нашли бездыханным на диване работники скорой. Тело малыша было густо измазано свежей зеленкой. Так маскировали следы побоев… Двое его братьев и сестра смотрели на приехавших взрослых испуганно-затравленными глазами. На вопрос, что случилось, дети выразительно посмотрели на «маму» Наташу. «Салтычиху» Наталью Карезину полиция задержала в тот же вечер.

Читать строки из обвинительного заключения в отношении Карезиной больно и жутко. Ее обвиняют по трем статьям УК РФ за истязание малолетних детей с применением пытки. 

В 2014 году ей разрешили усыновить одного ребенка, а еще троих — его братьев и сестру — взять под опеку. Так под ее тяжелую руку попали малыши 2008, 2010, 2011 и 2014 годов рождения. «В ходе расследования уголовного дела установлено, что в период с 1 января 2015 года по 23 августа 2017-го обвиняемая с целью запугивания и подчинения своей воле систематически избивала детей. Она заставляла их всю ночь стоять в углу, лишала сна, помещала на длительное время в темное и холодное подполье. Кроме того, неоднократно наносила им удары руками, ногами и веником по различным частям тела», — говорится в обвинительном заключении, которое утвердил прокурор Амурской области.

Приезжайте! В смерти мальчика виноваты мы все.

Больше всех из детей «мама» ненавидела косолапого и тихого Толю, она в 2016 году кулаком сломала ему челюсть, а в августе 2017-го на протяжении целой  недели избивала с иезуитским старанием. «23 августа она из-за того, что шестилетний ребенок выкинул подгузник в унитаз, нанесла ему множественные удары по телу, от которых потерпевший скончался», — эти жуткие строки тоже утверждены областным прокурором.

Общение с заместителем главы Бурейской районной администрации по социальным вопросам Светланой Канкошевой начиналось забавно. Звоню, представляюсь, говорю, что хочу приехать в поселок Новобурейский, называю причину командировки.

— Вы знаете, я, возможно, на следующей неделе ухожу в отпуск, — после секундной заминки говорит Светлана Сергеевна.

— Ваш телефон мне только что дал ваш работодатель, глава района. Он слова ни сказал о вашем отпуске, — удивляюсь я.

Через пару часов главный человеческий чиновник района перезвонила.

— Приезжайте! В смерти мальчика виноваты мы все, — выдохнула она в телефонную трубку.

Беда со стажем

«Счастливое детство» в Бурейском районе измазано нездоровыми пятнами погуще, чем тело убитого Толи зеленкой.

Здесь несколько лет назад в детском оздоровительном лагере «Белые горы» бесследно пропали два мальчика из приюта. По сей день детей никто не нашел, все списали на полноводные воды Буреи.

Уголовное дело о пропаже детей давно приостановлено. Виновные не найдены. В этом же лагере от удара током погиб вожатый-студент. Юноша играл с детьми в прятки, схоронился в распахнутой настежь трансформаторной будке. Виновные в его смерти тоже не названы.

Случаются тут и курьезы. Несколько лет назад все СМИ региона облетела история о том, как учитель истории одной из школ района на полном серьезе рассказывала детям о нашествии татаро-монгольской орды на земли Приамурья. Неизвестный науке исторический факт обнаружили проверяющие из регионального министерства образования. И, вероятно, прониклись этой удивительной версией хроники ига. Во всяком случае, та учительница стала директором школы.

К слову, Бурейский район — это вам не глубинка, в которой дна не достать, на его территории находятся две мощные гидроэлектростанции с соответствующей экономической и социальной инфраструктурой.

— Мы провели глубокий анализ этой трагедии. Главная причина, на мой взгляд, в том, что не было отлажено межведомственное взаимодействие служб опеки, образования и социальной защиты. Мне очень больно и стыдно за случившееся, — говорит Светлана Канкошева.

Она заняла нынешнюю должность через три дня после смерти ребенка. До этого за неработающее «взаимодействие» ведомств много лет отвечала Светлана Бажал, которая благополучно ушла на заслуженный отдых с полным пакетом выплат, положенных чиновнику.

Бродяжка у Транссиба

— Толя был тихим и очень добрым ребенком. Хорошо ел и хорошо спал. Мы замечали у него синяки на лице и голове. Мама всегда это объясняла, что он упал и ударился. Было такое, что мы сообщали о синяках в социальный центр «Надежда», специалисты которого вели сопровождение этой приемной семьи, — говорит заведующая детским садом Светлана Закирничная.

Весь этот командировочный день меня тупым сверлом высверливал вопрос: как могли десятки взрослых, опекавших, курировавших, обучавших и воспитывающих, годами не видеть трагедий этих несчастных детей? В детском саду, например. Неужели опытные воспитатели не замечали ничего подозрительного в поведении детей и приемной матери?

— Замечали, — буднично соглашается  Светлана Юрьевна. Оказывается, «мама Наташа» заметно раздражалась, когда кто-то из детей заболевал в детском саду и обеспокоенные воспитатели звонили и предлагали забрать ребенка раньше срока.

— Обычно матери, едва услышав, что их ребенок приболел, все бросают и птицей летят за ним. А в этом случае было слышно раздражение, она говорила, что у нее много дел, — говорит Светлана Закирничная.

Старшая из Томашевых — Люда — два года ходила в школу соседнего села Малиновка. Каждый день перешагивала железнодорожное полотно Транссиба. Девочка училась слабо, часто бродяжничала, не хотела возвращаться домой.

— Люда была очень замкнутая, но иногда проговаривалась, что ее мама не любит, — говорит директор Малиновской школы Аксана Мельникова.

На мой вопрос, почему такое поведение ребенка за два года не насторожило школьных учителей, Аксана Евгеньевна отвечает:

— С мамой мы очень осторожно себя вели: она, чуть что, сразу пугала прокуратурой, что будет на нас жаловаться…

Учителей Наталья Карезина на порог дома не пускала. 1 сентября 2016 года педагоги принесли детям «губернаторские портфели», она их обложила густым матом и не пустила дальше калитки. И это тоже не насторожило работников сферы образования.

Человек не с улицы

Четырехэтажное здание общежития в центре поселка, первый этаж которого занимает  центр социального обслуживания граждан «Надежда». «Соцзащита» встречает густым запахом немытого тела.

— Это у нас все из подвала идет, — объясняет директор центра Татьяна Мельникова. Ее подчиненные на протяжении нескольких лет «сопровождали» приемную семью, в которой пытками «воспитывали» детей.

Татьяна Андреевна долго и подробно объясняет, как они по всем фронтам курировали эту семью. Помогали с оформлением различных документов, выбивали деньги на лечение.

— Детки-то больные были, их биологические родители — алкоголики не в первом поколении. Наталья их лечила. Она очень часто приходила в наш центр, дети ее мамой называли, вот на этом диване в обнимку сидели, — показывает она рукой заваленный игрушками диван. — Убитого мальчика она всегда называла Толяшей, а вот Люду недолюбливала. И я уговаривала ее от девочки отказаться. Но она ни в какую не соглашалась, — говорит Татьяна Мельникова.

Сегодня стало модным и удобным делом свою халатность, лень и равнодушие прикрывать удобно-расплывчатой фразой о нарушенном межведомственном взаимодействии.

В отделе опеки администрации Бурейского района тоже слышал тяжелые вздохи сожаления.

— Я была за две недели до трагедии в этой семье, видела Толю — он сидел на полу, собирал пазлы. Был обычный ребенок, — говорит специалист отдела опеки Екатерина Деркач.

Истязательницу детей здесь называют человеком не с улицы, говорят, что она раньше много лет работала парикмахером в специализированном доме-интернате для детей-инвалидов.

 Кто принимал решение отдать ей под опеку четверых детей, уже не помнят.

— Люди часто меняются у нас, зарплаты маленькие. А следователи все документы изъяли, — говорят муниципальные опекуны.

Сегодня стало модным и удобным делом свою халатность, лень и равнодушие прикрывать удобно-расплывчатой фразой о нарушенном межведомственном взаимодействии. Получается, что каждое ведомство в отдельности — хорошее и профессиональное, а вот между ними не был налажен рабочий диалог. Вроде бы и виноватых нет — жизнь такая. И в этот «внемежведомственный» зазор провалилась едва начавшаяся жизнь мальчика Толи.

В реальности все честнее и проще. Как известно, у каждого ЧП есть имя и фамилия. Есть имена у тех, кто принимал решение отдать четверых детей в сомнительную семью. Меня всегда настораживает, когда под опеку берут сразу несколько сирот. Это же какие закрома любви и достатка должны быть у новоявленных родителей!

Когда ребенок приходит в детский сад с синяками на лице, с перелом челюсти, а это все объясняется банальным падением, когда девочка Люда годами бродяжничает и не хочет из школы идти домой, — это же кричащие признаки неблагополучия и беды, которые никто не захотел замечать. А раз виноваты все, значит, и наказывать некого.

МНЕНИЕ

Наталья Третьякова, уполномоченный по правам ребенка в Амурской области:

— По факту смерти ребенка мною незамедлительно был организован комиссионный выезд в поселок Новобурейский с целью проведения проверки обстоятельств гибели ребенка. По результатам проверки было установлено, что должностными лицами Новобурейского комплексного центра социального обслуживания населения «Надежда», заведующей учреждением дошкольного образования, которое посещал мальчик, были грубо проигнорированы требования, предусмотренные указанным нормативным документом.

Также были выявлены другие нарушения, в том числе отсутствие взаимодействия между органами, которые призваны помогать семье, оказывать ей поддержку. Со стороны органов опеки и попечительства не было должного контроля по проверке исполнения приемными родителями их обязанностей.

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

3
23.05.2018, 18:08

У нас службе опеке и соц.защите пофиг на таких детей...меня в детстве отец бил,ходила в школу с фофанами и всем пофиг было...ни кто не проверяет малоимущих..

— Марynj (гость)
2
22.05.2018, 12:11

какая трагическая история... Очень точные акценты и выводы в публикации.

Пишете ТАК чаще!

— Ягодка12 (гость)
1
21.05.2018, 23:43

во, упал намоченный по правам мёртвого ребёнка среагировал незамедлительно! «комиссионный выезд» был ею организован! было установлено! были проигнорированы! были выявлены! контроль по проверке исполнения! отсутствие взаимодействия между органами! указанным нормативным документом!

 

когда вам уже чёрт под хвостом скипидаром помажет, бюрократы долбаные, хоть бы по-русски говорить незамедлительно научились. а то налицо отсутствие взаимодействия между такими органами, как мозг, язык и сердце. «Мнение»)))) да она слово человеческое промолвить боится, какое там мнение?

— Андрей Митрофанов
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

В прошлом году из Амурской области вывезли больше 270 тысяч кубометров лесаЭкономика
В Благовещенске открылся первый городской Центр добраОбщество
В Амурской области благоустроят еще полсотни дворовых территорийОбщество
Амурская область помогла установить в Амвросиевке новые дорожные знакиОбщество
Школьник из Возжаевки представит Приамурье на первенстве России по легкой атлетикеОбщество
Амурчанка выплатила больше миллиона рублей за жизнь погибшей под колесами ее машины бабушкиПроисшествия

Читать все новости

Порядок слов Александра Ярошенко

Общество

В Благовещенске открылся первый городской Центр добра В Благовещенске открылся первый городской Центр добра
Тигриное преступление: почему хищница пришла и похозяйничала в амурском селе
В Амурской области благоустроят еще полсотни дворовых территорий
Амурская область помогла установить в Амвросиевке новые дорожные знаки
Школьник из Возжаевки представит Приамурье на первенстве России по легкой атлетике
Система Orphus