Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №12 (28102) от 26 марта 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
29 марта 2020,
воскресенье

Рынок уходит в прошлое: история главного торгового места Благовещенска и его предпринимателей

Общество

Центральный рынок появился в Благовещенске в конце семидесятых годов прошлого века, а в 80-е здесь уже вовсю кипела торговля. У перекрестка Красноармейской — Шевченко благовещенцы продавали привезенную с Поднебесной одежду, в 2000-х в ангаре за нынешним ТЦ «Три кита» русские меняли у китайцев солдатские шинели и шапки на кроссовки и спортивные костюмы. В марте муниципальное место торговли перейдет в частные руки из-за изменений в федеральном законодательстве — мэрия выставили его на торги. Чем жил центральный рынок в 1980—1990-е и как переживают новость о закрытии торговцы, узнавали корреспонденты «Амурской правды».

Рынок уходит в прошлое: история главного торгового места Благовещенска и его предпринимателей / Центральный рынок появился в Благовещенске в конце семидесятых годов прошлого века, а в 80-е здесь уже вовсю кипела торговля. У перекрестка Красноармейской — Шевченко благовещенцы продавали привезенную с Поднебесной одежду, в 2000-х в ангаре за нынешним ТЦ «Три кита» русские меняли у китайцев солдатские шинели и шапки на кроссовки и спортивные костюмы. В марте муниципальное место торговли перейдет в частные руки из-за изменений в федеральном законодательстве — мэрия выставили его на торги. Чем жил центральный рынок в 1980—1990-е и как переживают новость о закрытии торговцы, узнавали корреспонденты «Амурской правды».

Жители сел — главные покупатели

Современный рынок — это 145 предпринимателей. Некоторые арендуют по два-три и даже пять мест и нанимают продавцов. Ассортимент ничем не отличается от того, что есть в китайских торговых центрах «Три кита» и «XL»: женские и мужские шапки, верхняя одежда, нижнее белье, обувь, косметика, парфюмерия. В конце марта территория рынка вместе с уличными торговыми рядами и крытой частью перейдет в частные руки.

Одна из самых возрастных «рыночниц» — 67-летняя Мария Петровна Тюленева. В ее киоске — краска для волос, лаки для ногтей, тени, косметические карандаши, духи, а также постельное белье. Женщина, как и другие, приходит на работу к восьми утра. Но торговля в утренние часы идет туго. Первый товар Мария Петровна продала лишь к одиннадцати дня: покупательница взяла у нее карандаш для глаз за 50 рублей.

Хаотичная торговля на рынке стала более цивилизованной после того, как власти обязали всех торговцев оформлять свидетельства о предпринимательской деятельности.

Продукцию закупает на оптовых базах, вроде ОПС. Текстиль у Марии Петровны — российский, как и духи. Ни одной вещи made in China не найдешь.

— Мой ценник зависит от оптовой цены. Если краска для волос стоит по оптовой цене 120 рублей, то розничная будет 150, с учетом 20-процентного НДС и моей надбавки. Мы много не наценяем, — уверяет Мария Тюленева. — В магазинах такая краска стоит 118—120 рублей. Да, у нас подороже, но женщины все равно берут. Там, к примеру, какие-то цвета разобрали, они к нам идут. Говорят: «Ну ладно, кофе за 30 рублей не выпью, зато куплю». Если комплект постельного белья, полуторка, стоит 1 000 по оптовой цене, продаю его за 1 300. Богатой и даже обеспеченной себя не считаю: 10 тысяч уходит только на лекарства. Есть пенсия — 12 340 рублей. Плюс за «Ветерана труда» и льготу по квартире получаю еще 1 130 рублей. Мой чистый доход от торговли, уже за вычетом всех налогов, аренды за место, — примерно 25 тысяч рублей.

Соседство с двумя китайскими торговыми центрами владельцев русских торговых рядов не смущает — у каждого свой покупатель. Посетители центрального рынка — люди с доходом ниже прожиточного минимума, причем большинство —из глубинки. Еще несколько лет назад деревенские приезжали к рынку к семи утра, ждали открытия, сначала пили чай в крытом помещении, где есть отделы с выпечкой, а потом шли по уличным рядам. Пятница, суббота, воскресенье — дни закупок сельских жителей. 

Килограмм мяса на центральном рынке, по утверждению продавцов, стоит 100—150 рублей дешевле магазинного. Здесь закупаются не только жители сел, но и городские кафе и рестораны.

Дефицитные духи везли пилоты из Москвы

Мария Петровна Тюленева — старожил рынка. В январе 1984 года она заняла здесь небольшой клочок земли под парфюмерию, косметику и женскую одежду. Тогда торговые ряды занимали целый квартал от Пионерской до Шевченко и от Красноармейской до Октябрьской. Прийти в торговлю заставили обстоятельства: детский сад № 57, в котором она работала музыкальным руководителем, закрылся, другой работы не было. В те годы вместо крытых киосков в ряд стояли бетонные прилавки. Каждое утро Мария Петровна выставляла на прилавок по три флакона духов, четыре платья, пять или шесть пар тапочек и сверло.

— Торговля шла хаотичная. Кто у кого что нашел, то и купил. Все в ограниченном количестве, поэтому и мой прилавок был таким. Люди вставали на свободные места, платили за аренду разовый сбор. Пришел сегодня — заплатил, завтра не захотел — не пришел, — рассказывает Мария Тюленева.

Еще работая в детсаду, Мария Петровна записалась на курсы китайского языка. Полгода учила разговорный иностранный по интенсивной методике и получила красный диплом.

145

предпринимателей сейчас торгуют на центральном рынке. Несмотря на то, что территория вместе с постройками будет продана уже в середине марта, бизнесменам разрешили работать до 31 декабря.

В отличие от многих коллег Мария Петровна торговала российской продукцией. Духи «Красная Москва», «Миледи» и «Элиза», популярные в то время у благовещенок, ей везли из столицы пилоты самолетов, летающих из Благовещенска в Москву. Дружеские отношения с ними у тогда еще работницы сферы образования сложились в 1981 году, на отдыхе в Болгарии.

— Тогда лучшим работникам железной дороги, авиации, соцтруда выдавали путевки в иностранные государства. Набралась группа аэропорта в Болгарию, пустовали три места, и я одно из них выкупила. Когда пришла на рынок, эти летчики начали возить для меня духи из Москвы. Им разрешалось провозить с собой по пять килограммов товара. Тогда к парфюмерии подходили строго: обязательно требовали сертификаты качества на нее и косметику. У меня были духи с московскими сертификатами. Пилоты привозили по 20 флаконов, я ими неделю торговала, а на следующей неделе заказывала снова, — вспоминает Мария Тюленева.

В середине 90-х подруги Марии по прилавку шли более простым путем и покупали китайские вещи у оптовиков на «клумбе». Это участок на перекрестке Красноармейской — Шевченко, где сейчас строит очередной торговый центр владелец ТРЦ «Острова» Александр Федорчук. К семи утра на «клумбу» с баулами приходили оптовики, закупавшие вещи в Китае. К ним стекались продавцы рынка — начинающие предприниматели. В течение дня товар расходился и оседал на их прилавках.

Китайцы брали у русских солдатские шинели и шапки

«Клумба» прожила недолго. Горисполком обязал всех продавцов рынка оформлять свидетельства о предпринимательской деятельности. Оптовики перестали ждать постоянных клиентов на «клумбе» — возили товар прямо к прилавкам. Хаотичная торговля стала цивилизованнее.

Мария Тюленева одной из первых получила свидетельство. Женщина попала в двадцатку самых первых людей, кто обзавелся таким документом.

— Мы встали на учет, начали отчислять средства от прибыли в городской бюджет. С появлением свидетельств администрация рынка стала предлагать бронировать места. Можно было купить бронь на десять дней, на месяц. Те, кто свидетельство оформлять не торопился, как и раньше, приходили на рынок пораньше, к семи утра, и занимали свободные места, — объяснила женщина.

Оптовики везли модные тогда кожаные куртки, дубленки, обувь, детскую одежду. Однотипного товара стала больше, и продавцов начали объединять в ряды. На рынке можно было встретить отделы с шапками, обувью, одеждой. Потом появился «ангар», где китайцы обменивались вещами с русскими. Он стоял за нынешним зданием ТЦ «Три кита».

Китайцы брали у русских солдатские шинели и шапки, алюминиевые и эмалированные кастрюли. Взамен благовещенцы просили женские джемперы, кофты, спортивные костюмы, детские товары. Жители Поднебесной приезжали в пограничный город через таможню и ездили по его территории на экскурсионном автобусе с гидом. Обмененные вещи иностранцы складывали в автобусы. Рядом стояли милиционеры — охраняли имущество иностранцев от российских воришек. Мария Тюленева подрабатывала в «ангаре» переводчиком, помогала китайцам «поменять товар понормальнее». Интуристы рассчитывались с благовещенкой кроссовками и спортивными костюмами. Эти вещи Мария Петровна в тот же день клала на свой прилавок и продавала. «Это мне помогало выжить», — признается пенсионерка.

Век «ангара», как и «клумбы», продлился недолго — меньше года. Воры стали наведываться к китайцам все чаще, и энтузиазма сотрудничать с благовещенцами у жителей Поднебесной, по словам Марии Тюленевой, стало меньше.

Бетонку сменили киоски

В середине 1990-х бетонные прилавки сменили киоски площадью по два-три квадратных метра, но черты хаотичной торговли остались. Часть предпринимателей так и покупала брони, работая по однодневным билетам.

— Я устроилась на рынок контролером в 1997 году в 29 лет, — рассказала старший контролер-кассир центрального рынка Татьяна Гапоненко. — Тогда рынок был большой и контролеров много, человек 10—12. У каждого — свой участок по обилечиванию. Когда я пришла, на русских местах один день стоил в пределах 20—25 рублей, китайцы платили под 200 рублей. Месячная бронь нашим продавцам стоила в пределах 150 рублей, китайцы отдавали за нее больше. У них была своя территория, северные торговые ряды плюс улица Шевченко. Улица Красноармейская была для русских.

Просторный рынок стал теснее в 2000-х годах. Сначала часть территории забрали под торговый центр «XL», потом под «Три кита». Последний открылся в 2008 году. В итоге у некогда занимавшего целый квартал торговой зоны остался, как называют его продавцы, маленький пятачок и крытая пристройка с мясной и рыбной продукцией.

— Предпринимателей не выгоняли, их просто перемещали, вместо бетонных прилавков поставили «бутики». В те годы они стояли по периметру Красноармейской и Шевченко, — пояснила Татьяна Гапоненко.

Перемены порадовали предпринимателей, которым до этого каждый день по утрам приходилось привозить, раскладывать товар, а к вечеру собирать с прилавка и упаковывать в баулы. У каждого из них появилось хранилище для вещей. Это во многом упростило работу.

Вьетнамец: «Благодаря рынку я выучил троих детей»

53-летний вьетнамец Тхань Куанг Нгуен, а по-русски Миша торгует на центральном рынке с 1996 года. К тому времени вьетнамец обзавелся русской женой и тремя детьми. Тхань Куанг приехал в Россию в 1988-м. Знакомство со страной началось с Райчихинска. В восьмидесятые годы вьетнамская молодежь стремилась уехать из бедной страны. Так, в 20 лет Тхань получил разрешение от властей Вьетнама и приехал по распределению в амурский город угольщиков на мебельную фабрику — собирать шкафы. В те годы всех иностранных рабочих бесплатно учили русскому языку. Трехмесячные курсы окончил и Тхань, но языковой барьер остался. «Учился я плохо, но «здравствуйте» и «до свидания» сказать мог», — шутит вьетнамец. Отработав положенные три года, Тхань приехал в Благовещенск.

С 1991-го по 1996-й он днем работал на рынке, а вечером таксовал, пытаясь обеспечить русскую жену и троих детей. Потом решил — нужна спокойная, стабильная работа и полностью обосновался на рынке.

— Покупателей раньше было много. Сейчас бывает день, два, три сидишь и ничего не продашь. Денег у людей нет. Еще лет пять назад торговля шла более-менее, последние три года — совсем плохо. Много торговых центров появилось, раньше-то был один рынок, и все шли к нам. Благодаря рынку я выучил всех детей. Мой старший сын — военный, служит по контракту на Сахалине, средний сын получил два высших образования, младшая занимается страхованием машин. Не могу сказать, что легко зарабатываю деньги, но меня устраивает, на жизнь хватает, — говорит торговец.

«Автовокзал и рынок — неделимы»

54-летняя Любовь Лоскутникова — единственная на рынке, кто дорос до собственного магазина. История Любови Николаевны — стандартная: в лихие девяностые потеряла работу парикмахера и пошла на рынок.

В магазине детских товаров Любови Лоскутниковой есть несколько отделов. Первое, что бросается в глаза при входе — бальные платья для маленьких девочек, подвешенные к потолку. Внизу — ряды с одеждой на мальчиков и девочек. В одном — свитеры, в другом — кофты, в третьем — куртки. Рядом — отдел для новорожденных. Кроме стандартных распашонок, пинеток и чепчиков, здесь есть полотенца и одежда для крещения. «Сейчас много кто крестит детей, так что покупатели есть», — объяснила старший продавец Марина. Еще один отдел полностью отдан под канцтовары, игрушки и развивающие игры для детей разных возрастов. На отдельных полках расставлена обувь для младшеклассников.

Новость о продаже рынка Любовь Николаевна приняла в штыки. «Мы — аборигены, работаем здесь по 25—30 лет. О том, куда идти, я сейчас даже думать не хочу. Гоню эти мысли. У меня раскрученный магазин, люди его знают. Если перееду, придется снова нарабатывать клиентскую базу. У рыночников основные клиенты кто? Деревня. Автовокзал и рынок — единый организм. С городскими работать сложно, они перенасыщены товаром в тех же торговых центрах», — считает Любовь Лоскутникова.

Крытый рынок может переехать на Октябрьскую

Крытый рынок на Красноармейской знаменит на город и область своей икрой, рыбой и мясом. Сюда приходят благовещенцы и жители районов. Первых привлекает выгодная цена: кило мяса стоит в среднем на 100—150 рублей дешевле, чем в супермаркетах. Вторых — ассортимент.

— Мы приехали сюда с мужем из Магдагачей по делам и заглянули сюда. У нас сала нет вообще, рыбы тоже нет, а здесь есть все. Продуктовых магазинов в Магдагачах много, но они «ходовые» — с колбасой, консервами, настоящее мясо не купишь. Вот сегодня мы взяли четыре кило свинины, будем дома солить сало. Жители Благовещенска знают какие-то свои мини-рыночки и ходят туда. А мы, приезжие, ходим сюда и только сюда, — рассказывает посетитель рынка Наталья Пчелинцева.

Десять лет в крытом рынке торгует свининой и говядиной Лариса Осетрова. Женщина называет себя и своих коллег платежеспособными и искренне не понимает, почему должна покинуть место.

— Мы рентабельные. У нас самая низкая ценовая политика по мясу, сам продукт самый чистый, самый свежий. Люди идут к нам. Своих покупателей у меня очень много. Они мне говорят — мы пойдем за тобой. В связи с введением сертифицированных боен закупочная цена мяса подорожала на 20 рублей. Но своим покупателям я отдаю по тому ценнику, по которому они привыкли покупать. Я лучше возьму побольше мяса, устану, но им продам по старой, — уверяет Лариса Осетрова.

Рядом с Ларисой Осетровой тоже свининой и говядиной торгует другая Лариса. «Даже автобусная остановка называется «Центральный рынок»! Иногородние, газовики со Свободного — все идут к нам. Пройдите дальше: нигде в городе такого изобилия икры и рыбы вы не найдете. Икра так вообще наша визитная карточка», — похвастала женщина.

Недавно с выгодным предложением к продавцам мяса и рыбы пришел бизнесмен Геннадий Лагода. Ему принадлежит земельный участок и ангар на Октябрьской недалеко от центрального рынка. Мужчина готов переделать ангар под место для торговли и принять всех, кто занимается продажей продуктов.  

— Площадь ангара — 1 200 квадратных метров, вместе с земельным участком — 2 000 «квадратов». Сейчас здание выглядит неказисто, оно из ржавых сэндвич-панелей. Мы снесем их, оставим каркас, заложим новый фундамент, поставим базальтовые панели, отвечающие всем требованиям пожарной безопасности, подведем все коммуникации. Мы получили техусловия на тепловодоснабжение, свет. Есть возможность сделать пристройку, в которой разместились бы технические помещения, туалеты. Финансовые возможности у меня есть. Сделаю новое современное здание. До 1 сентября строительство будет закончено. Главное, чтобы дали отмашку, что люди пойдут ко мне. Я им пообещал: стоимость аренды останется прежней, — прокомментировал АП Геннадий Лагода.

Большинство мясников и рыбников хотят перейти в здание, которое обещает возвести Лагода. «Он будет нас радовать, мы — его. Пока мы только такой вариант рассматриваем, так как хотим остаться на этом пятачке», — поделилась мнением Лариса Осетрова.


Мнения

Владимир Иванов, директор центрального рынка:

— Предприниматели обеспокоены своим будущим. Им предлагалось несколько вариантов. Александр Федорчук, якобы потенциальный покупатель, хотел им предоставить площади в районе «Островов». Это опять же слухи. Мэрия рассматривала этот вариант. Второй вариант — здание торгового центра за «Мегой» по Островского. Предприниматели туда сходили, сказали, что в торговых центрах особо им делать нечего, не тот товар, чтобы заходить туда. Нужны же брендовые вещи. Крайний вариант — ангар и земля на Октябрьской. Нашим будет удобно, сто метров — и, считай, своя территория. Те, кто в крытом рынке, на 90 процентов за этот вариант. Есть коллективное письмо мэру о том, что хотят именно туда перейти. Под ним 130 подписей.

Татьяна Гапоненко, старший контролер-кассир центрального рынка:

— В девяностых годах все было забито. В начале нулевых тоже, даже в 2005 году в крытом рынке ни одного пустого места не было. Люди записывались в очередь. С улиц предприниматели начали уходить, когда началась реконструкция в связи со строительством китайских торговых центров. Проходимость стала меньше. Одно дело, в торговом центре зимой померить кофточку, другое — на улице в 30-градусный мороз. Была у нас одна предпринимательница Гончар, она арендовала два бутика, но в итоге ушла в «Хуафу». Сейчас свободных мест очень много, больше половины. К примеру, раньше все бутики были заполнены, сейчас в аренде только два, — рассказала старший контролер-кассир.

Александр Федорчук, владелец ТРЦ «Острова»

—  Эпоха уличных рынков точно не уходит. В мире есть масса примеров удачного решения этой проблемы. Время не стоит на месте, оно меняется, вместе с ним и стандарты, но, к примеру, в Москве уличные рынки есть. В разных странах мира до сих пор существуют большие рынки, исторические, которым по 150 лет. Взять ту же Испанию, где все очень красиво.

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
5
27 февраля в 14:39

Мы понимаем что государство спихивает имущество, наверно им так проще работать будет. Значит должны быть сокращения аппарата чиновников. Вот почему нет у нас развития промышленности а зачем, за границей кому надо купят. Вот наглядный пример, так называемый короновирус по всему миру, границы закрыли, а своего почти ничего нет

— Виктор Гурьянов
4
27 февраля в 11:45

Да нет, не в этом дело, просто наше правительство приняло закон о распродаже всего госимущества, большая часть отдаётся на приватизацию, то есть почти даром. Теперь у государства России не будет имущества.

— Ирина Митрофанова
3
27 февраля в 06:45

Да все как говорится для людей, видно рынок приглянулся нужному человеку.

— Виктор Гурьянов
2
27 февраля в 04:44

все для людей делается😪

— Ольга Колодеева (Шеленкова)
1
27 февраля в 04:44

все для людей делается😪

— Ольга Колодеева (Шеленкова)

Материалы по теме

Более 50 человек были привлечены на тушение палов в ПриамурьеОбщество
Валентина Калита взяла на контроль магазины и кафе, которые работают вопреки запретуКоронавирус
Местами слабый снег: прогноз погоды на 30 мартаОбщество
Прибывшие из-за рубежа амурчане активно интересуются порядком меднаблюденияКоронавирус
Муниципальные бани в Благовещенске закрылись на карантинКоронавирус
Мэр Свободного Владимир Константинов попросил горожан не быть беспечнымиКоронавирус

Читать все новости

Общество

Более 50 человек были привлечены на тушение палов в Приамурье Более 50 человек были привлечены на тушение палов в Приамурье
Местами слабый снег: прогноз погоды на 30 марта
Из Парижа в Сибирь: как супруга графа Муравьева-Амурского стала сподвижницей первопроходцев
В детской поликлинике № 1 Благовещенска отменяются профосмотры и вакцинация
В Амурской области ветер и снег: прогноз погоды на 29 марта
Система Orphus