Варшавский: как живет легендарный строитель Байкало-Амурской магистрали

Иван Николаевич Варшавский до сих пор не привык, что его называют легендой. «Да какая я легенда? Мы все, кто приехал, работал и остался на БАМе, — все легенды», — возмущенно машет рукой Герой Социалистического Труда. Скромничает, ведь он — один из главных героев в яркой истории строительства Байкало-Амурской магистрали. Именно Варшавский вместе с Александром Бондарем в 1984 году вбили «золотой костыль» на стыковке БАМа на разъезде Балбухта — эти кадры облетели мир. После окончания строительства магистрали он остался в любимой Тынде: участвует в жизни города, встречается с друзьями-бамовцами, ездит на рыбалку и ходит за грибами. «Амурская правда» побывала в гостях у героя.

«Все было как вчера»

Перед выездом в столицу БАМа звоню человеку, который 45 лет назад соединил рельсы знаменитой магистрали. Мы не знакомы — знаю о нем только из многочисленных статей и рассказов современников.  

— Иван Николаевич, добрый день! Буду в Тынде несколько дней, очень хочу взять у вас интервью!

В трубке сначала продолжительная тишина, а потом суровый ответ:

— Я приболел, но хорошо — позвони, как приедешь. Поговорим.

Спустя два дня мы сидим на уютной кухне Героя Соцтруда в тындинской высотке. Иван Николаевич живет один. Дочь с семьей — тоже в Тынде, сын — в Хабаровске. Варшавский тоже мог уехать — предлагали квартиру в Петербурге, но отказался. Говорит, без БАМа жить не сможет, ведь БАМ — это и есть его жизнь. 

—  То, что было до него — Одесса, армия, железная дорога, — это была одна жизнь. А БАМ — совсем другая, — говорит Иван Николаевич. — Столько народу приехало со всего Союза! Трасса всех объединяла: мостовики, взрывники, мехколонна, строители промышленных и гражданских сооружений — мы все делали одно дело. 

29 сентября 1984 года в 10 часов и 10 минут по московскому времени две бригады — Ивана Варшавского и Александра Бондаря — встретились на разъезде Балбухта, где уложили последнее «золотое звено», сомкнувшее БАМ. Фото: Хроника БАМа.

Варшавский за свою жизнь дал сотни интервью: о том, как с женой и двумя детьми рванул из солнечной Молдавии в Сибирь, а потом на Дальний Восток. Как сколотил знаменитую «дикую бригаду», о которой на комсомольской стройке ходили легенды. Как его бронепоезд в –50 сквозь тайгу, скалы и болота прокладывал километр за километром БАМа. Как женщины его бригады элегантно забивали железнодорожные костыли — московские проверяющие теряли дар речи. Как в 1984-м после золотой стыковки пили из строительных касок «северное сияние» — шампанское с водкой. Как секретарь ЦК КПСС Владимир Долгих вручил бригадиру звезду Героя Социалистического Труда.

— Года пролетели, а все помнишь, как вчера, — признается Варшавский. 

Обещание от Матвиенко

В прошлом году, в год 45-летия начала строительства БАМа, фамилия Варшавского снова прогремела на всю страну — после его исторического выступления в Совете Федерации. На заседание его пригласила сама Валентина Матвиенко.

— Она увидела меня по телевизору, — рассказывает ветеран БАМа. — Почти год назад у меня были корреспонденты из Петербурга. Записывали интервью, возили в лес —  я показывал, как грибы собираю. Этот фильм прокрутили по телевидению — и Матвиенко увидела. Мне позвонила женщина: «Валентина Ивановна хочет вас пригласить в Совет Федерации».

Варшавский ответил: «Не поеду». Но после уговоров руководителей города и области все-таки передумал. Выезжать в Москву надо было на следующий день после празднования юбилея магистрали, на который в Тынду съехались бамовцы со всей страны.

—  У меня дома за столом собралось четыре Героя Соцтруда: Леня Казаков, Бондарь, Витя Лакомов и Славик Аксенов. Накрыли стол, картошечка, сальцо, водочка. А губернатор отправил за мной машину, чтобы доехать до Благовещенска. Водитель звонит, говорит: надо в шесть утра выезжать. А я ему: «Ты чего, у меня бамовцы! Мне выспаться надо». Мы до часу ночи сидели. После обеда поехал в Благовещенск, а утром полетел в Москву, — вспоминает Иван Николаевич.

К выступлению перед сенаторами не готовился. «Сначала думал, может, тезисов накидать, раз выступать на таком высоком форуме. А потом решил без подготовки, без бумажки», — признается Герой Соцтруда.

Фото: council.gov.ru

Его простая и искренняя речь о БАМе и людях, которые отдали магистрали жизнь и здоровье, несколько раз прерывалась бурными аплодисментами. Но Варшавский не был бы самим собой, если бы не рассказал о реальной ситуации в Тынде: об оттоке населения, транспортной доступности, а точнее, недоступности столицы БАМа. И главное — о проблемах с ремонтом больницы, которую городу передали железнодорожники. Ветеран БАМа попросил помочь выделить недостающие 170 миллионов рублей.

«Раз мне Иван Николаевич дал поручение, я должна его исполнить!» — ответила председатель Совфеда. И слово сдержала, деньги на ремонт выделили — для города это была настоящая победа. А после возвращения Варшавского в Тынде в шутку стали называть сенатором.

Капустники старых друзей  

Все эти десятилетия после окончания великой стройки герой объединяет друзей-бамовцев.

— Мы часто капустники устраиваем. У меня дома встречаемся нашей компанией, созвонились — накрыли стол. Кто сальцо принесет, кто коньячок. В кафе ходим, часто в библиотеке проводим мероприятия, вспоминаем, общаемся, — рассказывает ветеран БАМа. — Но с каждым годом уходят наши друзья. Володя Титомир — командир молдавского отряда, Володя Лелека — наш Левитан. Володя Гузий — поэт, писатель. Александр Петрович Недорезов ушел. Грустно, конечно.

Иван Варшавский мечтает об установке в Тынде памятной стелы строителям БАМа. Жалеет, что не успел озвучить идею перед юбилеем магистрали — железнодорожники серьезно помогли городу с ремонтом и благоустройством. Свою просьбу Иван Николаевич озвучил трем начальникам железных дорог — Восточно-Сибирской, Дальневосточной и Якутской. И даже президенту РЖД Олегу Белозерову, который приезжал в Тынду на празднования.

— Я ему сказал: вы заказали музыку — мы сыграли музыку. Вы заказали дорогу — мы построили. Все объемы работ выполнили, начальники железных дорог получили по полторы тысячи километров. И сейчас вы просто обязаны строителям поставить стелу. Он согласился, вроде бы все закрутилось, — говорит патриот БАМа.

«Железнодорожники подготовили нам гарантийное письмо на 4,5 миллиона рублей. В рамках проекта благоустройства «Бамовский Арбат», который победил во всероссийском конкурсе, будет установлен памятник строителям БАМа. Деньги выбил Иван Николаевич!» — рассказала АП мэр Тынды Марина Михайлова. 

«Медведей не боюсь» 

10 апреля Ивану Николаевичу исполнилось 82 года. Несмотря, а может, вопреки годам держит огород и собирает щедрые северные урожаи.

— Мне говорят: «Ты что, не можешь купить морковки или картошки?» Я говорю: «Не, ребята, не хочу огород бросать». По 80 ведер картошки копаю. 15 апреля редиску в теплицу высеваю, а потом уже огурцы и помидоры начинаю сажать.

Иван Николаевич обожает северную рыбалку. Иногда ездит с друзьями и за 300 километров от Тынды — за хариусом или тайменем. Но его главная страсть — грибы.

— Соседи боятся в тайгу ходить. Говорят мне: «Там же медведи!» У медведя угодья большие, но он тебя чует, уже знает, что я пришел. Мы с медведем заключили договор: он меня не трогает, я его не трогаю, — улыбается Варшавский. — Грибы сушу, солю, замораживаю, мариную. Обычно баночек 80 заготавливаю, 35—40 сыну в Хабаровск отправляю.

После открытия сквозного движения по БАМу Варшавского бросили на электрификацию ЗабЖД и Транссиба. «За 10 лет мы прошли всю Амурскую область и половину Читинской. Потом занимались электрификацией дороги Бикин — Уссурийск», — рассказывает Иван Николаевич. 

Герой Соцтруда мечтает о малом — чтобы здоровье хватало на рыбалку и тайгу. И дождаться времен, когда у любимого города появится новое дыхание. 

— Раньше в Тынде было больше 70 тысяч человек, а сейчас 33. Наша молодежь оканчивает школу и разъезжается. Если молодые так и будут уезжать, а старики вымрут — кто останется? Если в городе построят новые заводы, предприятия — вот тогда будет другое дело, — мечтает живая легенда БАМа и народный сенатор Тынды.

Возрастная категория материалов: 18+