Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №23 (28965) от 17 июня 2021 года
Издается с 24 февраля 1918 года
18 июня 2021,
пятница

Никита Михалков: «Мама мне говорила: «Никогда ни на кого не обижайся»

О пандемии, проектах, «нравственном бешенстве», прививке от COVID и любых обид

Люди

Никита Михалков полгода назад очень скромно отметил свое 75-летие. Настолько скромно, что даже не появился на 42-м Московском международном кинофестивале, президентом которого является и который проходил незадолго до юбилея. Причина вполне понятная и уважительная: Михалков не хотел как-нибудь случайно подхватить коронавирус — в его возрасте это могло закончиться весьма печально. Но прошло полгода, успешно открылся и через неделю, как и планировалось, так же успешно закрылся 43-й ММКФ, на котором Никита Сергеевич добросовестно отбыл свою почетную вахту «от звонка до звонка». И даже согласился пообщаться с журналистами. И честно, откровенно и порой даже с юмором ответил на все вопросы.

Никита Михалков: «Мама мне говорила: «Никогда ни на кого не обижайся» / Никита Михалков полгода назад очень скромно отметил свое 75-летие. Настолько скромно, что даже не появился на 42-м Московском международном кинофестивале, президентом которого является и который проходил незадолго до юбилея. Причина вполне понятная и уважительная: Михалков не хотел как-нибудь случайно подхватить коронавирус — в его возрасте это могло закончиться весьма печально. Но прошло полгода, успешно открылся и через неделю, как и планировалось, так же успешно закрылся 43-й ММКФ, на котором Никита Сергеевич добросовестно отбыл свою почетную вахту «от звонка до звонка». И даже согласился пообщаться с журналистами. И честно, откровенно и порой даже с юмором ответил на все вопросы.

«Киноиндустрия просела»

— Никита Сергеевич, эта тема вот уже второй год занимает умы и сердца миллионов, поэтому не могу не спросить вас: пандемия повлияла, по вашему мнению, на кино?

— Мы же понимаем, что не бывает серьезной общемировой ситуации, которая бы негативно не повлияла на всех. Конечно, кто-то сейчас зарабатывает сумасшедшие деньги на масках, но это уже другой разговор. Что касается киноиндустрии — конечно, она просела. Сейчас многие стараются как-то выкрутиться — например, снимают онлайн — но все равно это не выход из положения...

— А на ваших личных проектах это как-то отразилось?

— Мои проекты пострадали просто очень. Мы остановили работу над фильмом «Шоколадный револьвер» (по сценарию дочь известного российского режиссера трагически погибает в Каннах в результате теракта. — Прим. авт.). Действие картины происходит в Голливуде в Лос-Анджелесе, а еще во Франции, Германии. Мы выбрали места для съемок, готовили декорации, вели переговоры с актерами. И хорошо, что не запустили ту часть производства картины, где нужна наибольшая часть денег. Потому что с пандемией, с тем, что сейчас происходит в мире, это бы все тянулось до сих пор. Так что тем инвесторам, которые работали с нами, мы вернули деньги и договорились, что, если начнем какую-то работу, конечно, скажем им об этом. Все поступили по-честному.

«Страшно и почетно»

— Но какие-то проекты у вас в работе?

— Сейчас я занимался другим сложным проектом — спектаклем «12», который ставил по своей одноименной киноработе.

 Спектакль «12» поставлен по одноименному фильму, все исполнители главных ролей в котором получили премию «Золотой орел». Со своими «Орлами» — Сергей Газаров, Никита Михалков, Сергей Маковецкий и Сергей Гармаш.

— Расскажите об этом подробнее.

— Его премьера прошла на сцене Большого театра. Вместе со мной на сцене было множество замечательных актеров: Сергей Степанченко, Николай Бурляев и другие. На самом деле это было так страшно: это же сцена Большого театра! А началась вообще вся эта история очень просто: когда ты с друзьями что-то обсуждаешь — и вдруг говоришь: «А что если?..» — и что-то обещаешь. И когда я понял, что вся эта задумка реальна, то меня охватил ужас. На такой исторической сцене, где никогда не играют такие спектакли — это очень страшно, и одновременно почетно. И это большое доверие мне было оказано. Я хочу, чтобы этот спектакль был долгоиграющим.

— Как оцениваете: как прошла премьера?

— Мне сложно об этом судить. Вы знаете, я уже говорил когда-то об этом. Любые аплодисменты можно купить: заплатить зрителям, рассадить их в зале, а вот тишину купить нельзя: она либо есть, либо нет. И вот тишина, которую я услышал — это самое важное было. И второе — мне кажется, что этот спектакль всех социально уравнивает — и тех, кто сидит в царской ложе, и тех, кто находится где-то на галерке. Он — для всех и про всех, и каждый узнает в этом свои проблемы. Это самое дорогое, что может быть в творчестве и искусстве. И я счастлив, что мы сделали этот спектакль!

«Нравственное бешенство»

— Что вы скажете о новых правилах «Оскара», когда теперь на него могут претендовать только те фильмы, в которых должны быть затронуты определенные темы? Получается, что ты можешь снимать кино только руководствуясь этими требованиями. Вы бы были готовы ради награды снимать то, что требуется?

— Никогда! Это какое-то нравственное бешенство, которое охватило мир. Мне может и не следовало этого говорить, потому что у меня есть «Оскар», и я был счастлив его получить, но когда я понимаю, что для того, чтобы претендовать на эту награду, надо соблюсти определенные правила, то понимаю, что советская цензура по сравнению с этим — это просто детский сад. Происходит какое-то обесчеловечивание культуры. Для меня это совершенно неприемлемо. Я считаю, что это абсолютное безумие и все та же, но уже зеркальная дискриминация. А если говорить по-русски, это бесовщина. 30 лет назад «Оскар» не давал денег, но давал возможность актеру по другим ставкам сниматься в фильме. Это престиж, это знаковая вещь. Это была действительно самая главная награда.

 Никита Михалков с братом Андреем Кончаловским.

— Художественное кино смотрят все, а вот документальным фильмам, как мне кажется, уделяется не так много внимания.

— Что касается документального кино — считается, что это важнее крыло кинематографии. Потому что очень многие режиссеры большого кино начинали свой путь в документалистике и оттачивали свой взгляд на мир и на его проблемы. Это возможность для режиссера лаконично рассказать то, что он действительно думает. Это реально высокое художественное произведение. Я люблю документальное кино и всегда стараюсь его смотреть.

«Вдохнуть кислорода»

— Время находите на то, чтобы смотреть кино?

— Да. Во время пандемии, например, я посмотрел 150 картин. Иногда были потрясающие картины, но чаще хотелось вдохнуть кислорода поглубже и просто пересмотреть старые фильмы 70-х, 80-х годов. И я понял, в чем тут дело. Наш сегодняшний мир дает огромные возможности для того, чтобы понимать и знать, как это сделать. Но при этом из головы уходит понимание того, для чего ты это делаешь. Снимать, чтобы что? То есть ты знаешь, как снять, есть огромное количество технологий и возможностей, но для чего и ради чего это кино? Что именно ты хочешь снять, о чем ты хочешь рассказать, о чем заставить задуматься? Ответа зачастую нет. Может, кто-то скажет: «Чего тут задумываться? Кино есть кино!» Но все равно хочется чего-то другого... Вы видели картину Жана-Пьера Мельвиля «Самурай» 1967 года?

— Нет.

— Я ее смотрел, наверное, раз 12. Это детектив и настоящее кино. И вот такого, на мой взгляд, очень немного сейчас в мире. Сейчас в мире даже актерская игра не имеет такого значения. Когда снимают блокбастер, то 500 человек могут с помощью компьютерных технологий нарисовать и дорисовать все, что угодно. Из-за этого теряется сущность и воздействие на зрителя. Какое-то время назад одна женщина мне сказала, что настоящее искусство — это то, что хочется прочесть, увидеть, услышать, прочувствовать еще раз. Оно только из этого и рождается. Никогда бы Моцарт не был Моцартом, если бы его не хотелось услышать еще раз. А еще раз увидеть кино хочется тогда, когда тебя что-то взволновало, когда у тебя есть вопросы, когда тебе хочется получить еще раз наслаждение.

Мама плохому не научит

— Я знаю, что вы сделали вакцинацию от коронавируса. Как все прошло?

— Раз — поставили укол, два — ты сидишь и прислушиваешься к себе. И — ничего. Я уж грешным делом подумал, что мне вкололи физраствор, но это все же была вакцина! (Смеется.) И вот скоро мне теперь делать второй укол… Могу сказать по своему опыту: я вакцинировался потому, что терял бдительность. Я снова привыкал к тому, что много надо общаться, ходить, посещать общественные места — при этом ты забываешь маску, не сохраняешь дистанцию, и так далее... Я подумал, что это успокоение у меня может пойти и дальше, и в самый неожиданный момент бахнет болезнь! Поэтому я решил, что раз так, то нужно вакцинироваться. Я сегодня говорил с консулом одной страны, которая не хочет на правительственном уровне нашу вакцину принимать, но он сам привился этой вакциной и всю свою семью привил… Но это уже, к сожалению, политика.

 Татьяна Михалкова – верная спутница жизни.

— Вас иногда артисты пародируют. Как к этому относитесь?

—  Слушайте, это не очень меня касается, но я вспомнил слова героя фильма Феллини «Восемь с половиной». Там есть такая сцена, где говорится: «Говори плохо, говори хорошо — но говори про меня!» Есть пародия или ее нет, для меня не имеет особого значения. Обижаюсь ли я? Вы знаете, мама мне говорила: «Никогда ни на кого не обижайся. Если тебя действительно хотели обидеть, то не доставляй удовольствия тому, кто этого хотел. А если не хотели, то всегда можно простить».

Фото Вадима Тараканова

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Пласидо Доминго получили «черешню» Олега ЯнковскогоЕвгений Миронов, Чулпан Хаматова, Пласидо Доминго получили «черешню» Олега Янковского
Тарелка раздора: Моргенштерн устроил Ревве скандал за приз «МУЗ-ТВ»Тарелка раздора: Моргенштерн устроил Ревве скандал за приз «МУЗ-ТВ»
Петров и Козловский порвут зрителей надвое
«Кристина — мотивация моей жизни»: Алла Пугачева отказывается верить в 50-летие дочери
Кирилл Гребенщиков: «Врачи — самая благородная профессия»
Участник Comedy Woman и сценарист Александр Гудков добавил юмора в «Марафон желаний»
Актриса Анна Ардова: «В период пандемии начала рисовать картины»
«Труднее всего давались сцены в тюрьме»:  Алена Коломина о съемках в сериле «Несмотря ни на что»
Народ вернул хирурга Кривицкого в «Склиф»: зрители вновь меняют судьбу сериала
«Принимаю свой возраст без истерик и вздохов»: телеведущая Лера Кудрявцева отмечает 50-летие
Любовный треугольник «Гранда»: в Москве снимают продолжение популярного сериала

Депутаты наградили благовещенских медиков за самоотверженный трудВласть
В Амурскую область пытались ввести четыре тонны подозрительного минтаяОбщество
Уровень воды в Зее в районе Благовещенска может подняться до неблагоприятной отметкиОбщество
Больше тысячи амурчан лечатся от коронавируса в госпиталях и амбулаторноКоронавирус
Стобалльный рекорд: ЕГЭ по русскому языку на максимальный результат сдали 22 амурских школьникаОбщество
ВТБ начинает выдачу сельской ипотекиЭкономика

Читать все новости

Люди

Сковородинская школьница Юлия Ларина: «На восемь губернаторских стипендий куплю собаку» Сковородинская школьница Юлия Ларина: «На восемь губернаторских стипендий куплю собаку»
Экс-благовещенец стал участником программы «Слабое звено»
5 историй амурских медиков: как не перегореть, зачем врачу интуиция и чем опасны вызовы на дом
Ушел из жизни первый врач БАМа Геннадий Сычев
Он написал «сценарий» своего ухода: воспоминания об амурском губернаторе Альберте Кривченко
Система Orphus