Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №2 (28995) от 20 января 2022 года
Издается с 24 февраля 1918 года
26 января 2022,
среда

Ушла эпоха: единственная в Благовещенске муниципальная гостиница «Зея» работает последние дни

АП вспомнила историю советского отеля вместе с руководителем Сергеем Шимко

Общество

Единственная в Благовещенске муниципальная гостиница «Зея» доживает последние дни. «Неделю назад состоялся прощальный вечер нашего коллектива. Расставались со слезами. Сами понимаете, что такое сейчас потерять работу. К сожалению, не мы диктуем условия, а государство», — подчеркивает Сергей Шимко. Он руководит предприятием практически со дня основания. Две истории — две линии жизни переплелись воедино: судьба гостиницы и ее директора, который не раз спасал предприятие в период экономических и политических потрясений, а сегодня вынужден ставить точку в его 35‑летней истории. В начале будущего года состоится аукцион по продаже гостиницы. Кто его выиграет — покажет время. «Амурская правда» решила вспомнить историю гостиницы, которая в советский период была гордостью амурской столицы.

Ушла эпоха: единственная в Благовещенске муниципальная гостиница «Зея» работает последние дни / Единственная в Благовещенске муниципальная гостиница «Зея» доживает последние дни. «Неделю назад состоялся прощальный вечер нашего коллектива. Расставались со слезами. Сами понимаете, что такое сейчас потерять работу. К сожалению, не мы диктуем условия, а государство», — подчеркивает Сергей Шимко. Он руководит предприятием практически со дня основания. Две истории — две линии жизни переплелись воедино: судьба гостиницы и ее директора, который не раз спасал предприятие в период экономических и политических потрясений, а сегодня вынужден ставить точку в его 35‑летней истории. В начале будущего года состоится аукцион по продаже гостиницы. Кто его выиграет — покажет время. «Амурская правда» решила вспомнить историю гостиницы, которая в советский период была гордостью амурской столицы.
Фото: Алексей Сухушин

«Сохранить предприятие не было возможности»

«Вход закрыт» — подытоживает судьбу муниципального предприятия бесстрастная табличка на стеклянных дверях отеля, где столько лет приветливо встречали самых разных гостей. Сейчас в холле гнетущая тишина.

— Мы были заинтересованы в сохранении предприятия. Судьба коллектива всем небезразлична. Но есть указ президента о ликвидации до 2025 года всех муниципальных предприятий с непрофильными видами деятельности. Гостиница «Зея» находится в хозяйственном ведении МП «Муниципальный центр международного сотрудничества», основное направление работы которого не только гостиничный бизнес, но и международная деятельность. Как говорят в мэрии, мы «не вписываемся в профиль, потому что не социально значимые». Как директор, я вынужден подчиниться указу. Конечно, мы работникам все объяснили. С людьми расстаемся по‑честному: делаем выплаты, все как положено по законам сложившейся ситуации, — тяжело вздыхает Сергей Петрович, вспоминая, как все начиналось.

Сергей Шимко награжден медалью «За трудовую доблесть», в 2000 году ему присвоено звание «Почетный работник жилищно-коммунального хозяйства России».

Первый небоскреб на набережной

Высота гостиничного комплекса — 36 метров. В восьмидесятых это был первый небоскреб в центре Благовещенска, вокруг — ни одной многоэтажки. «Зея» величественно возвышалась на набережной, ее видно было издалека. В самой крутой по тем временам гостинице областного центра проходили все крупные мероприятия — всесоюзные, дальневосточные, областные.

Помните фильм «Вокзал на двоих», где героев, которых играли Гурченко и Басилашвили, заселили в гостиницу, а среди ночи потом попросили освободить номер? И у нас в Благовещенске тоже такое было.

— Заселиться в гостиницу по свободному поселению было невозможно, люди заранее бронировали номера. Но у обкома партии, облисполкома, обкома профсоюза и других вышестоящих инстанций были специальные талоны, а нам строго-настрого запрещалось кого‑то селить в их резервные номера. Не скрою, иногда это правило нарушали, — Сергей Петрович впервые улыбнулся с начала разговора, вспомнив золотой период, когда работали со стопроцентной загрузкой, а проживание в гостиницах обходилось в сущие копейки.

Люкс стоил 2 рубля 60 копеек, одноместный номер — 1 рубль 50 копеек, койко-место в номере для 3—4 или 5 человек — всего 70 копеек в сутки. Народу это было по карману, потому что разницу в затратах нес бюджет страны. Государство субсидировало гостиничное хозяйство.

«Коллектив выстоял даже в голодные 90‑е. Ни одного месяца просрочки по зарплате не было!»

Сначала строил гостиницу, потом ее возглавил

На весь Благовещенск в те годы было шесть гостиниц. Кроме одной ведомственной и правительственной (сейчас это здание дома-музея Котельниковых), куда селили исключительно партийную элиту самого высокого ранга, в том числе из ЦК КПСС, простому смертному можно было снять номер в «Заре», «Юбилейной», «Амуре» или «Зее».

— Все эти отели входили в объединение гостиничного хозяйства, которым я много лет руководил. Конечно, «Зея» по советским меркам была самой лучшей гостиницей в городе, — признает Сергей Петрович. — Она отличалась не только многоэтажностью и передовой архитектурой, здесь был еще самый большой конференц-зал с современной «технической начинкой». А еще в этой гостинице была усовершенствованная система пожаротушения, дымоудаления, словом, более высокая степень пожарной безопасности. Если говорить о так называемой технологии услуг гостиничных, то она была в те годы почти везде одинаковой — соответствовала стандартам советских проектов.

Среди японских гостей были мэр Ниигаты и даже настоящий самурай

Делегации из Японии часто останавливались в гостинице «Зея». Фото из личного архива

Большой конференц-зал гостиницы «Зея» всегда пользовался спросом: здесь проходили разные официальные встречи, в том числе и мероприятия в рамках международного сотрудничества. Представители зарубежных делегаций часто селились тут же в номерах повышенной комфортности.

Однажды (было это более десяти лет назад) из аэропорта ждали прибытия японской делегации. Открываются двери, и в холл заходит настоящий самурай — в яркой национальной экипировке, с огромным мечом, вокруг сопровождающие почетного гостя лица.

— Стою на ресепшене и вижу боковым зрением: открывается лифт, а там наш русский мужчина в чем мать родила, — Елена Гущина и сегодня не может сдержать смеха. — Жил у нас тогда клиент с особенностью: как дойдет до определенной кондиции — раздевается. Время как раз было обеденное, швейцар на перекус ушел, и я одна дежурила. Пулей вылетела из‑за стойки, пока японцы ничего не заметили, и — к нему. «Быстро, — говорю, — в номер! Ты почему в таком виде вышел? Люди везде». Он зашел обратно в лифт. Я отвлеклась на японцев и вдруг минут через пять — явление народу. Вышел из лифта опять голышом, но уже в кожанке. Внизу киоск был небольшой, где спиртное продавали. Он идет туда со стеклянными глазами — никого не видит. Как гусь, по мрамору шлеп-шлеп босыми ногами мимо самурая к этому магазинчику. Курточка — до середины бедра, видно пятую точку и еще кое‑что спереди. У самурая от неожиданности чуть сабля из рук не выпала. «Голое дефиле» мужчина устраивал не раз: раньше по этажам ходил, а в фойе не спускался. Это была последняя капля: мы вынуждены были вызвать наряд, чтобы его забрали. Такой вот «международный конфуз».

«Что построено народом, пусть работает для народа»

В перестроечные горбачевские времена Шимко стал одним из первых в Приамурье руководителей, кого выбирали прямым голосованием. Большой коллектив объединения гостиничного хозяйства доверил ему пост директора. И тут началось…

— В 1991 году вышел указ Ельцина, и государственную собственность начали разрывать на куски: федеральные, региональные, муниципальные, частные. Гостиницу «Юбилейная» забрали в область и вскоре передали в частные руки, а «Зею», «Амур» и «Зарю» мне удалось сохранить, — не без гордости замечает Сергей Петрович. — Тогда во главе города стоял Юрий Ляшко — отличный хозяйственник. Я убедил его не передавать гостиницы в частные руки: «Все, что построено народом, пусть работает для народа». И свое обещание перед людьми я выполнял по сегодняшний день. Хотя за 30 лет было немало попыток продать муниципальное имущество. И каждый раз я пытался убедить нового мэра и его ближайшее окружение: «Есть деньги — стройте, пожалуйста! Новые здания, современная архитектура только украсят наш город. Что вы старые гостиницы трогаете?!» Как только мог, отстаивал интересы муниципального предприятия.

Пять самых трудных лет

В самом начале перестройки, когда в 1988 году открыли Китай, в наш пограничный Благовещенск устремились люди со всей огромной страны — ехали затовариваться в Поднебесную. Командированные, челноки, дальнобойщики, туристы — гостиница никогда не пустовала. Люди неделями, а то и месяцами жили в номерах. Когда Советский Союз развалился, туристические потоки остановились. Пять лет — с 1991‑го по 1995‑й —были самыми трудными для гостиничного хозяйства города.

— Все республики стали самостоятельными, рушились связи, предприятия, людские судьбы. Гостиницы начали пустовать. «Амур» тогда практически остановился — доходов не стало. Мы как раз перешли на хозрасчет: никаких дотаций из бюджета — что заработали, на то и живите, — собеседник взял паузу.

— Сергей Петрович, и как выживали?

— По-разному. Нас спасало то, что мы были на «живых» деньгах. С колес работали: клиенты рассчитались — заплатили за ЖКХ, людям что‑то выдали. Хотя клиенты тоже разные были.

Весь номер завален купюрами

Директор «Зеи» вспомнил случай — как‑то в одном из люксов поселились бандиты. Жили на широкую ногу, покупали дорогие машины, вызывали девочек в номер. А незадолго до этого произошло громкое убийство китайского бизнесмена, у которого похитили миллионы. Так вот, оказалось, что гости из люкса и были этими самыми преступниками. Уверенные, что их не найдут, заезжие гастролеры весело прожигали награбленное. Но милиция их накрыла. Когда группа захвата приехала их брать, у них весь номер был завален деньгами. Это они так куражились.

— В это самое время мои люди вынуждены были работать по четыре часа — чтобы хоть маленькую зарплату всем, но я мог заплатить, — в глазах руководителя увидела горечь. — Экономия была во всем. Таким образом нам удалось саккумулировать средства, которые мы направили на развитие: на ремонт, обновление и расширение сервиса. В управлении гостиницей нет мелочей, от каждой детали зависят комфорт и безопасность, — подчеркнул Шимко, сумевший не только сохранить муниципальное предприятие, но и вдохнуть в него вторую жизнь.

Три звезды и море слез

В 2009 году гостиница «Зея» прошла сертификацию и получила категорию три звезды. К этому времени в отеле полностью обновили внутреннюю инфраструктуру: все коммуникации, вестибюль, два конференц-зала на 150 и 25 мест, около 140 комфортабельных номеров различных категорий на всех этажах, где можно разместить порядка 180 гостей. Появились в гостинице новые апартаменты — четырехкомнатный номер повышенной комфортности.

Прощаясь, Сергей Шимко заметил: «Мы старались развивать гостиничное дело. Работали стабильно, вкладывали в это свою душу. Обидно до слез: здесь прошла целая жизнь».

Гостиница была партнером фестиваля «Амурская осень» 

«Спасибо коллективу гостиницы «Зея» за гостеприимный прием. Желаю светлых перспектив, творческого вдохновения и процветать долгие годы. Дмитрий Харатьян». Фото из личного архива

Живую струю в жизнь гостиницы внес открытый российский фестиваль театра и кино «Амурская осень» — сначала он назывался кинофорумом.  «Четырнадцать из девятнадцати лет, что фестиваль существует, он проходил у нас в гостинице «Зея». Самых почетных гостей старались селить на верних этажах — откуда открывался красивый вид на наш город и соседний Китай, — Сергей Шимко достал большую красную книгу почетных гостей гостиницы «Зея» с фотографиями и отзывами российских кинозвезд, которую завели в 2002 году.  —  Как видите, здесь остались еще свободные страницы. Но и в этой книге тоже поставлена точка».

Фото из личного архива

Фото из личного архива

«Звездных гостей селили на верхних этажах, откуда открывался красивый вид на город и соседний Китай», — говорит бессменный директор «Зеи».

Фото из личного архива

Фото из личного архива

Гималайских постояльцев раздражали вкусные запахи буфета

Каких только гостей за 35 лет не принимала гостиница «Зея». Здесь жили не только известные политики, звезды кино и настоящие японские самураи, но однажды поселились даже четвероногие артисты цирка: рысь, питон и три косолапых мишки. Это было в середине девяностых. В Благовещенск приехал на гастроли цирк с большой дрессированной командой. Взрослых крупных зверей разместили в железных клетках, которые установили рядом с шатровой ареной. А малышей (ясельную группу) циркачи попросили руководство гостиницы поселить с ними в одних номерах.

Пока папа-медведь старался на арене, его медвежата развлекали сотрудников гостиницы «Зея». Фото: bearworld.ru

— Мы пошли им навстречу. Труппа занимала практически весь четвертый этаж и еще несколько номеров на пятом, — вспоминает Елена Гущина, которая прошла путь от горничной до управляющей гостиницей «Зея». — С цирковой группой жили маленькие гималайские медвежата, удав, детеныш рыси и еще какие‑то звери. Но нас поразили именно мишки. На четвертом этаже размещался буфет от ресторана «Зея» и постоянно разносились разные вкусные запахи. Они раздражали медвежат. Проходишь мимо номера и слышно, как они возле двери громко принюхиваются и порыкивают, а сотрудник цирковой группы их успокаивает. Одних зверей не оставляли — за ними постоянно кто‑то следил. Когда буфет после десяти часов вечера закрыли, воспитатель ясельной звериной группы спросил у меня разрешение открыть номер, чтобы малыши немного побегали по этажу. Мне было интересно на них посмотреть. И вот, как в сказке «Три медведя», выскакивают. Один мишка был особенно шустрый: забежал сначала в нашу бытовку, запрыгнул на кресло, потом на диван. Все время принюхивался, откуда идет запах еды, облизал в коридоре все перила. Когти на лапах длинные, но было не страшно, что кого‑то укусит. Дрессировщик за мишкой наблюдал, держал на поводке, и время было почти ночное — в буфет уже никто не ходил.

Бриллианты, пистолеты под подушкой и дипломаты с долларами  

Чего только не забывали в номерах постояльцы гостиницы «Зея»

Почетных гостей в гостинице «Зея» встречали пышными караваями. Фото из личного архива

Какие только находки не обнаруживали сотрудники гостиницы после отъезда забывчивых гостей. В лихие девяностые не раз находили пистолет под подушкой или под матрасом кровати. Чаще всего мафиозный постоялец быстро возвращался в номер, спохватившись, что вышел на улицу безоружным. Горничные делали вид, что ничего не заметили. Среди самых ценных и даже, можно сказать, политических находок — серьги с крупными бриллиантами редкой огранки, которые забыла гостья из Страны восходящего солнца.

После отъезда японской делегации в одном из номеров на столе остались лежать сережки. Горничная посмотрела: обычная бижутерия, никакой ценности. Отнесла их в подсобку, бросила возле бака с хлоркой и забыла. Потом уже дежурная завернула сережки в пакет и на всякий случай положила в шкаф забытых вещей, какие есть на каждом этаже.

«Есть такая категория людей: заселятся в обычный номер, а потом провоцируют скандал: «Если не переселите в номер выше классом, оставим в интернете плохие отзывы о вашей гостинице!» Настоящий потребительский терроризм», — говорят работники «Зеи».

— Звонят мне из областной администрации: «Японка, которую проводили, прилетела домой, кинулась, а ювелирных украшений нет. Говорит, что оставила в гостинице». Мы тут же подняли смену: в какой день выезжали, кто был горничной. У той глаза округлились: «Не было никаких драгоценностей! Единственное — валяется вон на полке какая‑то бижутерия». Мы же не ювелиры, — улыбается Сергей Шимко. — Приехали официальные представители и забрали сережки. Они оказались просто бесценные: из черненого золота высокой пробы с эффектом старины и бриллиантами в несколько каратов редкой огранки. Переправили их в Японию. Потом нам прислали благодарственное письмо, а через некоторое время приехал представитель японского посольства, торжественно вручил горничной грамоту и денежную премию. На собраниях с коллективом мы всегда подчеркивали: на чужих вещах богатство не наживешь. Люди это понимали. 

По словам старейших работников муниципального предприятия, за годы работы в гостиничном сервисе они чего только не повидали: и рэкет разгульный, и как мафия сахалинская в огромных коробках из‑под телевизоров деньги в номера заносила и выносила. Случались даже криминальные ЧП с убийствами. Но не было ни одного случая воровства среди персонала гостиницы: здесь умели хранить и забытые вещи, и тайны клиентов.

 

Здесь умели хранить и забытые вещи, и тайны клиентов.

Однажды в холле гостиницы забыли дипломат. Елена Гущина тогда была дежурным администратором и видела, как двое мужчин сидели разговаривали, потом резко поднялись и ушли, а дипломат в холле остался.

— Я его положила в камеру хранения на ресепшене, — вспоминает Елена Вячеславовна. — Смена заканчивается, за дипломатом никто не возвращается. Думаю: надо посмотреть, что там лежит, может, пустой? Открываем — а он до отказа набит деньгами. Как в кино показывают: пачки рублей и долларов! А сверху еще какие‑то документы лежат. Что нас поразило: замок обычный, нет ни ключа, ни кода — свободный доступ, что называется. Закрыли мы дипломат (ни к чему даже не прикасались) и спрятали в сейф. Проходит день, второй, третий — тишина. Только на четвертые сутки (опять была моя смена) приходит совершенно другой человек: «Тут дипломат забыли с ценными бумагами. Вы не находили?» — «Находили». Сам хозяин уже уехал в другой город. Мы связались с ним по телефону, все выяснили. Под расписку отдали мужчине дипломат. Он тут же его открыл, посмотрел на изобилие купюр и сказал: «Если бы вы знали: все эти деньги — такая ерунда по сравнению с ценностью документов, которые здесь находились». Повернулся и ушел. Я думаю: «Елки-палки, даже спасибо не сказал…» Часа через полтора приезжает с огромной корзиной цветов, фруктов, вином, шампанским. Отблагодарил продовольственным набором и еще по 100 долларов нам с охранником подарил. По тем временам — моя месячная зарплата. Я на эти деньги купила видеомагнитофон.

Как москвичи затопили люкс с генералом

Лет семь назад двое москвичей в люксе на 11‑м этаже устроили настоящий потоп. Сотрудники одной из госкорпораций приехали в командировку, после деловой встречи изрядно перебрали, забыли выключить душ и уснули. Настолько крепко, что дежурные по этажу до них никак достучаться не могли.

«Раньше с посетителями работать было намного проще, — вспоминают администраторы. — Люди были более отзывчивыми и порядочными. Не было «крутизны» и завышенных требований. Все понимали: сколько заплатил — такой сервис и получил».

Вода просочилась через ванную, стала топить люкс этажом ниже, где жил военный генерал, а мужчины двери не открывают и их телефонов у администрации нет. Ничего не оставалось, как обратиться в головной офис компании, которая оплачивала люкс, и попросить, чтобы они позвонили своим сотрудникам на сотовые и сами попробовали их разбудить. Что потом началось, Сергею Шимко даже вспоминать не хочется.

— Ребята такие наглые оказались. Один так особенно. Стал мне угрожать: «Да я тебя сгною. Видишь у меня номер губернатора?! Сейчас позвоню Кожемяко, тебя сотрут с лица земли! Считай, что ты уже не жилец». Понятно, что неприятно было все это слушать. Тем не менее я разговаривал корректно. Стал объяснять: «Как мужик мужика я тебя понимаю: поддал, уснул. Но у нас по‑другому никак бы не получилось. Что было делать: ждать, когда вы зальете все этажи?! Поймите, — говорю, — сначала генерал (такой же уважаемый гость) нам устроил скандал, а сейчас еще вы угрожаете». Но гость был сильно зол и с похмелья. Так он меня достал, что я махнул рукой: «Давай, звони Кожемяко! Пусть приезжает, будем разбираться». И тогда он пошел к холодильнику, достал бутылку и предложил: «Давай выпьем». Был уже конец рабочего дня, поэтому я не отказался. Конфликт был исчерпан.

За 35 лет работы не было ни одного случая воровства среди персонала гостиницы.

Два приезжих бизнесмена ограбили сами себя

Было это лет двадцать назад. Заселились в гостиницу «Зея» два москвича. Эдакие джентльмены: одеты с иголочки, с дорогими дипломатами и ноутбуками, которые в то время были далеко не у всех и считались роскошью.

— Видно было, что они крупные дельцы. Проходит два дня, и вдруг мне сообщают: у нас на 6‑м этаже кража. У гостей из люкса похитили два ноутбука с ценной информацией и важные документы, — вспоминает подробности Сергей Шимко. — Один из ноутбуков потом обнаружили разбитым: был кем‑то выброшен из окна. Почему‑то его выбросили не из номера, где жили гости, а из окна центральной проходной лестницы. Видеонаблюдения тогда еще не было: посмотреть, кто мог проникнуть в их номер, мы не могли. Вызвали милицию, так как на нас пытались повесить крупный ущерб. Расследование вел один из самых опытных сыщиков уголовного розыска. Расписал все до мелочей, что и где надо проверить. Искал зацепку. И оказалось, что на самом деле никакого хищения не было: все это инсценировка, чтобы скрыть следы финансовых афер. В московской компании происходили крупные хищения. Дельцы придумали хитрый сценарий: якобы они приехали в Благовещенск в командировку, а здесь у них украли и документы, и ноутбук со всей отчетностью. Но замести «хвосты» не получилось. Наши сыщики оказались на высоте. Благодаря им имидж гостиницы «Зея» не пострадал.

 

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Почему тигра разобрали на части: истории хищников, ставших чучелами амурского музеяПочему тигра разобрали на части: истории хищников, ставших чучелами амурского музея
Поезд вытягивали из речки: амурские неокраеведы получили уникальный альбом начала прошлого векаПоезд вытягивали из речки: амурские неокраеведы получили уникальный альбом начала прошлого века
Слово «был» к ним не вяжется: Павел Гладштейн, Сергей Игнатьев, Андрей Кукушкин
Ужасы Умальты: амурские туристы случайно наткнулись на заброшенный поселок репрессированных
Потомок графа Игнатьева жил в Благовещенске: подробности после его гибели рассказали краеведы
Амурский Нью-Йорк с немецким акцентом: как жили меннониты в области 95 лет назад
Доступно и познавательно: в Благовещенске реализуется проект «Экскурсовод на коляске»
Японский плен, предательство жены и другие факты из жизни амурского ученого Новикова-Даурского
Склеп монахини: краеведы спорят о погребальной находке на территории бывшего собора в Благовещенске
В Благовещенске нашли останки первой настоятельницы Богородично-Албазинского монастыря

Водолеи зарядятся позитивом от других, а Девы откроют инвесткопилку: гороскоп на 26 январяСоветы
Более 2,7 миллиона рублей потратила амурская молодежь на театры и музеи по «Пушкинской карте»Общество
Василий Орлов: «Авиамобильность амурчан внутри региона за три года выросла в 3,5 раза»Экономика
Пенсионерка из Благовещенска выдавала себя за продавца оборудования для майнингаПроисшествия
Автобусные остановки с информационными табло появятся в СвободномОбщество
Энергетики направили жалобы в прокуратуру и Ростехнадзор на дом с проводами в ЧигиряхОбщество

Читать все новости

Общество

Более 2,7 миллиона рублей потратила амурская молодежь на театры и музеи по «Пушкинской карте» Более 2,7 миллиона рублей потратила амурская молодежь на театры и музеи по «Пушкинской карте»
Журавль в ракете: художница из Читы нарисовала новые гербы АмГУ и другим дальневосточным вузам
В Пекине заработал музей амурского оконописца Александра Тихомирова: 100 работ привезли из Хэйхэ
Автобусные остановки с информационными табло появятся в Свободном
Энергетики направили жалобы в прокуратуру и Ростехнадзор на дом с проводами в Чигирях
Система Orphus