Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №38 (29031) от 29 сентября 2022 года
Издается с 24 февраля 1918 года
5 октября 2022,
среда

Я — амазонка: как больная раком благовещенка пережила «три смерти» и научилась ценить жизнь

Люди

«Мои знания об онкологии были из фильмов, в которых больные раком — это лысые женщины, они глубоко несчастны, их жизнь заканчивается смертью», — признается молодая благовещенка Екатерина Брусова. В октябре 2020 года у нее диагностировали рак молочной железы. Катя решила, что молчать об этом не будет — это ее жизнь. И ежедневно на своих страничках в соцсетях с широкой улыбкой на лице приветствует подписчиков, да и мир в целом. Мир, который она научилась любить, несмотря на боль. О том, как эмоционально пережить «три смерти», вместо рака лечить аллергию на препараты, которые должны были ее спасти, и быть мотиватором не только для онкобольных, но и для здоровых людей, Екатерина рассказала «Амурской правде».

  • Личный архив
  • Личный архив
  • Личный архив

Удар за ударом

Осенью 2019 года я обнаружила небольшое уплотнение в груди, прошла углубленное обследование. УЗИ молочных желез показало образование размером с горошину, мне поставили диагноз «фиброаденома». Успокоили, что оно есть у 60 процентов женщин, главное — наблюдаться. Почти год я жила с ощущением, что «горошина» растет. Чтобы устранить психологическую привязанность, мне предложили новообразование удалить. Это обычная секторальная резекция, когда надрезают участок кожи, вынимают «горошину», а на следующий день уже выписывают.

В моих глазах выключился свет. Я ничего не слышала, слезы полились рекой. Вышла из кабинета с мыслями: это — смерть.

Спустя несколько дней после выписки я пришла в онкодиспансер за документами, подтверждающими, что я находилась в больнице. Планировала сделать это быстро, но лечащий врач интонационно задержал: «Екатерина, садитесь. Нужно поговорить». «У меня что, рак?» — выпалила я.

В моих глазах выключился свет. Я ничего не слышала, слезы полились рекой. Вышла из кабинета с мыслями: это — смерть. И очень долго ходила по пустым коридорам онкодиспансера, даже не пытаясь что-либо осознать. Позвонила брату. У него — шок. Позвонила мужу. Он знал, хотел сказать сам, но не смог. Родителям сказать о диагнозе я не смогла.

У меня гормонозависимый рак. То есть мои женские гормоны являются источником развития этой опухоли. Мне требовалась срочная операция и ее провели — удалили опухоль, но не клетки. Избавиться от них возможно только при радикальной операции. Мне незамедлительно назначили мастэктомию — операцию по удалению молочной железы, кожной ткани и лимфоузла. Кроме того, лечение обещало химио- и лучевую терапии, гормональную терапию, операцию по удалению яичников.

Введение в искусственный климакс — это для меня как вторая смерть. Мне дали понять, что после нее детей не будет, а их у меня и нет! А я всегда мечтала родить троих сыновей. 

С мужем мы развелись. Для меня это был третий удар. Причем в голову, в спину, в самое сердце. Очередная, третья смерть. 

Подписывайтесь на наш телеграм канал 

Рак — это очень дорого

Личный архив

После всего пережитого можно провалиться в депрессию и больше из нее не выйти. Но я в какой-то день проснулась в больнице и поняла, что это моя жизнь и отмотать назад, выбрать другой путь у меня нет возможности. Да и желания. И только благодаря себе я смогу пойти вперед с улыбкой на лице и с верой в душе. У меня жизнь одна. Я ее люблю, я себя люблю.

Когда понимаешь, что жизнь может в любой миг закончиться, ты чувствуешь такой к ней вкус, что дорога каждая секунда.

После очередной операции я четко поняла, что должна зарабатывать для того, чтобы обеспечивать свою жизнь и здоровье, потому что рак — это очень дорого.

Второе: у меня есть только я. И только я смогу вытянуть себя из могилы. И когда понимаешь, что жизнь может в любой миг закончиться, ты чувствуешь такой к ней вкус, что дорога каждая секунда.

Я пошла к психотерапевту, который предложил курс танатотерапии — детально представить, как я провела бы свой последний день жизни, представить свои похороны. Я утопала в слезах, расписывая ручкой на бумаге то, как звоню близким и говорю, насколько сильно их люблю, пишу о чувстве свободы, представляя, как рассекаю на сноуборде в горах… И вдруг я поняла, что лишилась страха. И смерти я не боюсь.

Спасали уже не от рака

Личный архив

Химиотерапевты назначили препараты, на которые у меня оказалась аллергия. Она выражалась в виде ангеоневратического отека и идиопатической крапивницы в тяжелом течении, приступов удушья. Лечение по основному диагнозу сразу отменили. Симптомы аллергии не исчезали в течение трех месяцев. Мне назначили очень сложный препарат, которогов в свободном доступе нет. Его ставят в условиях реанимации под наблюдением реаниматологов, так как возможна реакция в виде анафилактического шока. Мне сделали такую «прививку», и аллергии как не бывало. Но у меня на 98 % лекарств аллергия, поэтому симптомы могут появиться в любой момент.

Очередное плановое обследование — и в области груди обнаружено восемь образований. Сделать биопсию не было возможности, так как при радикальной операции мне на место удаленной груди установили временную конструкцию — эспандер, который накачивают физраствором для придания формы, и была вероятность его проколоть. Врачи приняли решение оперировать.

Для онкопациента ремиссия — это как условно-досрочное освобождение.

Оказалось, что новообразования — это келоидная ткань, то есть реакция организма на эспандер, ничего смертельного. Но встал вопрос об удалении эспандера и установки импланта. Приняла решение делать операцию на обе груди, чтобы было эстетично, не было асимметрии. Пластический хирург Максим Пискун вошел в мое положение, нашел «окно» для операции, хотя очередь у него расписана на два года.

Я восстанавливаюсь. На улице весна, я вышла в ремиссию.

Для онкопациента ремиссия — это как условно-досрочное освобождение. Пусть в моем случае оно не предполагается и закрыть могут в любой момент... Но это сладкое слово «ремиссия» пьянит до головокружения, до мурашек. Это был май 2021 года.

Потому что ты жив!

Выпал шанс обследоваться в Москве. Направилась в два крупных медицинских центра — имени П. А. Герцена и имени Н. Н. Блохина. В одном из них предлагают операцию по удалению яичников, я это называю прямо — кастрация. И от нее отказываюсь, поскольку шанс, что я проживу пять лет, равен 63 %, 10 лет — 53 %, а 15 лет — 43 %. Сделав операцию по удалению яичников, к этим показателям добавляется 6 процентов жизни. Но вопрос: «Какого качества жизни?» Я возвращаюсь в Благовещенск.

Мы в этой жизни столько всего откладываем, а на самом деле нужно жить здесь и сейчас.

Почти год живу свободной жизнью. А потом в области ребра нащупываю новообразование, которое скоро становится размером с грецкий орех. Оно мне причиняет боль, причем независимо от движения или положения тела. В довесок в груди появилось образование в форме матрешки. Операция назначена на 17 февраля 2022 года, и за две недели до нее я понимаю, что мне нужно в горы. Купила билеты и, несмотря на острые боли, полетела на Домбай в Карачаево-Черкесию.

Личный архив

Мы в этой жизни столько всего откладываем на время, когда родится ребенок, когда появятся деньги, когда появится квартира. А на самом деле нужно жить здесь и сейчас.

Мне удалили часть ребра с образованием на нём, и удалили «матрешку». Все отправили на гистологию. Нарост на ребре оказался экзостозом, что не связано с онкозаболеванием. А «матрешка» — это рецидив, рак вернулся. Предложено новое лечение: лучевая терапия, гормональная терапия и введение в искусственный климакс. Изучив вопрос, согласилась только на лучевую терапию.

Сила соцсетей

Я открыта в плане своего заболевания. Я приняла случившееся как часть свой жизни. И этого не стыжусь, не стесняюсь и не комплексую. Многие думают, что, если меня спросить о раке, я заплачу. Такого нет. Об онкологии я открыто заявила на странице в соцсетях, и это помогло не только мне.

После того как я показала свой путь, в моей жизни стали появляться люди, которые также столкнулись с заболеванием и находятся в растерянности, как и я когда-то. Они сами выходят на меня, либо им отправляют мою страничку, и у нас с ними начинается общение. Этого всего не видно, но я понимаю, что поменять отношение к жизни помогла многим. Для них теперь рак — это не клеймо, а особенное отношение к себе.

И, конечно, соцсети — это поддержка людей. Причем поддержка усилилась со стороны незнакомых. А те, на которых я рассчитывала в определенное время, из моей жизни исчезли. Я делюсь моментами жизни, и мне отвечают добром — сообщениями, подарками. Это очень мотивирует, придает силы.

Есть те, кто пишет: «Не может быть, придумала историю, чтобы пиариться». Я им улыбаюсь.

Я понимаю, что поменять отношение к жизни помогла многим. Для них теперь рак — это не клеймо, а особенное отношение к себе.

Я ни разу не объявляла сборы на лечение. Потому что это просто моя позиция, мое отношение к жизни. Мое правило — зарабатывать столько, чтобы обеспечить себя и своих пожилых родителей. Поэтому собирать деньги на лечение в моих планах не было. Я смогла развить свою зуботехническую лабораторию до уровня, который меня устраивает в реалиях болезни. И когда выхожу из больницы, иду на работу.

Я сейчас себе не принадлежу, так как все зависит от течения болезни. Но я хочу еще успеть построить дом с камином и баней, слетать с друзьями в Казань, подняться на Эльбрус, посетить ряд обучающих курсов. Уже записалась в автошколу — отучусь на категорию «А» и куплю мотоцикл. В своей голове я закрепляю мысль, что я здорова и исцеляюсь.

Во время подготовки материала Катя на своей странице сообщила, что ее экстренно госпитализировали, готовят к операции по удалению правой груди: «Пожелайте мне удачи!»

17:01: «Катя, удачи!»

20:52: «Теперь я — амазонка».


«Амурская правда» в соцсетях:

      

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Как определить рак и его вид: заслуженный врач Алексей Григоренко рассказал о работе онкоморфологовКак определить рак и его вид: заслуженный врач Алексей Григоренко рассказал о работе онкоморфологов
Как в Амурском областном онкодиспансере работают на современном оборудовании экспертного классаКак в Амурском областном онкодиспансере работают на современном оборудовании экспертного класса
Почему курение приводит к раку: 5 вопросов амурским врачам-онкологам
Ушла из жизни боровшаяся с онкологией благовещенская спортсменка Анна Захарова
Врач-эндоскопист — о колоректальном раке и о том, как не запустить опасную болезнь
«Накоплений не осталось»: борющаяся с онкологией амурчанка из-за санкций возвращается домой
«Опухолей выявили много»: Амурский онкодиспансер подвел итоги дня открытых дверей
В этом году в Зее откроют центр амбулаторной онкологической помощи
Найти опухоль: в Амурском онкодиспансере 5 февраля врачи проведут бесплатный прием
В Приамурье открыли централизованную цитолабораторию: она поможет выявлять опухоли на ранней стадии

Личный архивЛичный архивЛичный архивЛичный архивЛичный архивЛичный архив
«Ростелеком» ускорил вдвое домашний интернет по технологии GPON в 24 амурских селах и городахНовости партнеров
МегаФон и Yota объединяют розничные сетиНовости партнеров
Благовещенцы посоревнуются в северной ходьбеОбщество
Амурчанка украла наушники Airpods Pro у пассажирки рейса Москва — БлаговещенскПроисшествия
Четверо амурчан представят область в финале национального чемпионата «Абилимпикс»Общество
Ущерб амурским дорогам от паводка оценила комиссия РосавтодораЭкономика

Читать все новости

Порядок слов Александра Ярошенко

Люди

«Такое ощущение, что мы дома»: как семья математиков из ЕАО стала земскими учителями в Приамурье «Такое ощущение, что мы дома»: как семья математиков из ЕАО стала земскими учителями в Приамурье
«Доброте меня учила мама»: благовещенец Максим Макаров не может пройти мимо чужой беды
«Очень хочу в родной Белогорск»: герой телешоу «Мистер Х» вышел на связь с поклонниками
«Об этом меня просил Ванечка»: 79-летняя амурчанка пошла учиться в автошколу в память о муже
Приключения итальянца на границе с Китаем: Благовещенск посетила команда гастрошоу «Поедем, поедим!»
Система Orphus