Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №20 (29115) от 22 мая 2024 года
Издается с 24 февраля 1918 года
25 мая 2024,
суббота

«Не хлебом единым»: как в селе Среднебелая выживает женский монастырь

Одиннадцать лет Божья обитель в Ивановском округе выбирается из разрухи и запущения

Люди

«Всё, что нужно, у нас для счастья есть», — говорят монахини из женского монастыря в честь Албазинской иконы Божией Матери. Он приютился на окраине села Среднебелая Ивановского округа. Внутри монастыря царит разруха — разваливаются стены и сыплются потолки, но живущие здесь 11 монашествующих сестер руки не опускают. Они сами пекут хлеб, занимаются огородом, животноводством, ведут хозяйство и снабжают себя всем необходимым для жизни. Монастырь находится на полном самообеспечении. Помимо ежедневных трудов в обители, матушки ведут активную социальную работу. Сестры помогают женщинам, оказавшимся в трудных жизненных ситуациях, занимаются с местными сельскими ребятишками. При этом самим монахиням нужна помощь неравнодушных людей. Как выживает женский монастырь — читайте в материале «Амурской правды».

Фото: Владимир Воропаев

Соседство советского прошлого и православного настоящего

В Среднебелую мы выехали пасмурным утром. Всю дорогу моросил противный мелкий дождь. Но стоило оказаться вблизи монастыря, осадки чудесным образом закончились. Обитель стоит почти на въезде в Среднебелую — село расположилось к северу от Ивановки Ивановского округа. О том, что здесь монастырь, сразу не догадаешься. За белоснежным забором видны старые советские корпуса. Чуть правее храм. Кажется, что он примостился рядом совершенно случайно. Реальность будто в фотошопе соединила в одном кадре советское прошлое и православное настоящее.

Фото: Владимир Воропаев

На территории обители нас встречает игуменья Даниила — настоятельница монастыря. Сама матушка — из Санкт-Петербурга, перебралась в Приамурье вслед за владыкой Лукианом больше 10 лет назад. Это второй монастырь, который она поднимает с нуля, первым был Покрово-Тервенический в Ленинградской области.

«Женщинам здесь было опасно»

В Амурской области первый женский монастырь открыли в 1908 году. Просуществовал он 10 лет, и сразу после революции сестер разогнали. Возобновилась его история только в 2001 году, когда Благовещенская епархия решила восстановить женский монастырь в честь Албазинской иконы Божией Матери. В историческом месте, где был Шадринский собор, это сделать оказалось невозможно: все застроили. Тогда решили открыть обитель в Зейском районе, но место выбрали неудачное, удаленное.

Когда Благовещенскую епархию возглавил владыка Лукиан, он начал лично искать новое место для монастыря, долго объезжал поселения. В итоге после переговоров с сельской администрацией монастырь удалось перенести ближе к центру области — в Среднебелую.

В 2012 году началась стройка храма. Сюда приехала бригада строителей и братия из Свято-Троицкого монастыря. Они участвовали в возведении сооружения и контролировали рабочих. Женщинам в одиночку находиться здесь было опасно: территория за долгие годы запустения стала местом притяжения алкоголиков и наркоманов. Поэтому, пока шла стройка, сестры жили в Благовещенске на подворье женского монастыря храма Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Они регулярно приезжали в Среднебелую, вывозили мусор и убирали территорию.

Сразу, как приехали первые сестры, в здании сделали минимальный ремонт, провели отопление, коммуникации в одном из корпусов.

«20 лет территорией никто не занимался»

Сейчас на территории монастыря в Среднебелой два старых здания — крепкие, добротные, хотя построили их в 60-х годах прошлого века. Раньше здесь находились детские сады. 20 лет корпусами и местностью никто не занимался. Земля простаивала бесхозная, в мусоре, заросшая бурьяном.

Двор монастыря — зеленый, прибранный. Ремонт вносит свои коррективы: груды кирпичей, прикрытые фанерными листами, насыпи песка, бочки, доски. Чуть дальше скромные сельхозугодья и небольшой скотный дворик с козами и курами.

«Жизнь уродливо законсервировалась в стенах здания»

Даже своим внешним видом здания навевают уныние. Внутри — почти всё в нерабочем состоянии.

В одном корпусе нет ни отопления, ни коммуникаций, поэтому его превратили в склад. Сейчас жизнь уродливо законсервировалась в стенах здания. На первом этаже забитые досками окна. На втором еще хуже: еле держащиеся старые деревянные рамы, грязные и разбитые стекла. Сквозь них виднеется рухлядь. В будущем здесь планируют сделать кельи и административные помещения.

Женский монастырь в честь Албазинской иконы Божией Матери в селе Среднебелая Ивановского района возвели в 2014 году. Основой комплекса стали здания советской эпохи, которые сестры до сих пор приводят в порядок.

Другой корпус временно собрал в себя всё, что можно: иконописную и столярную мастерские, кухню, пекарню, бытовую комнату, душ. В планах у матушки Даниилы организовать под этой крышей только мастерские.

Фото: Владимир Воропаев

Над убогими корпусами лучом надежды возвышается стела со скульптурным изображением Иисуса Христа, который протягивает руки навстречу блудным душам. Стелу возвели одновременно с храмом, по благословению владыки.

«С потолков штукатурка осыпается прямо на головы»

Фото: Владимир Воропаев

В действующем корпусе ведут подготовительные и ремонтные работы. С самого входа нас встречают пласты строительных материалов: смеси, клеи, шпатлевка. Их сложили вдоль стен, но занимают они приличное пространство.

Везде пыль, битая плитка и песок. Почти во всех помещениях обшарпанный пол, облезшие стены, с которых отваливаются старые слои краски. В некоторых — глубокие рытвины, где-то видны деревянные доски.

С потолков штукатурка осыпается прямо на головы сестрам. Недавно огромный кусок рухнул на место, где несколько секунд назад стояла матушка.

Всюду голый кирпич

Фото: Владимир Воропаев

Сейчас бригада узбеков трудится на первом этаже над будущей пекарней. Займет она большую часть этажа. Работы только на начальном этапе. Всюду голый кирпич, где-то грунтуют стены.  

2

женских монастыря работают в Приамурье. Один — в селе Среднебелая. Второй — Святогорский Крестовоздвиженский женский монастырь — находится в Егорьевке. Его перевели туда из Покровского монастыря Тынды в январе 2017 года

В пекарне сестры планируют печь монастырский хлеб по старым классическим технологиям, недавно они получили на производство этой выпечки государственный сертификат. Очень важно передать технологию молодому поколению. Помимо обеспечения себя хлебом, матушки хотят дать односельчанам рабочие места. Также в пекарне планируют проводить мастер-классы по росписи пряников.

Рядом расположилась столярная мастерская. Впервые ее организовали братья из Свято-Троицкого монастыря в 2012 году, когда вместе со строителями возводили монастырский храм. В мастерской братья работали над церковным иконостасом. Сейчас тонкой резьбой и ручной работой он радует глаз в храме обители.

В помещении рабочая обстановка, обшарпанные стены, старый деревянный пол.  На столе зеленый токарный станок. Его сестры выкупили у сборщика металлолома, привели в порядок и теперь работают на нем.

«Писать иконы приходится в маленькой комнате»

Фото: Владимир Воропаев

Возле будущей пекарни временно разместили иконописную мастерскую. Пока от нее — только название. Из-за ремонтных работ писать иконы сестрам приходится в маленькой комнате. И даже здесь не удается полностью абстрагироваться от ремонта: коробки, пакеты, части иконостаса и плотно в ряд выставленные иконы.

В монастыре три художницы, поэтому им нужно пространство с большим количеством окон. Пока это только мечта. Тут трудится одна из самых юных монахинь — матушка Агния. Ей всего 25 лет.

— Я в монастыре с 2019 года. Бросила медицинский институт и приняла постриг в 19 лет. Обязанностей у меня довольно много: пою на клиросе, занимаюсь огородом, расписываю пряники. Также помогаю в ремонте — сбиваю штукатурку. Но основное занятие — иконопись, — рассказывает девушка. — Мне всегда нравилось рисовать. Затем я прошла иконописные курсы в Благовещенске. Приезжала сюда несколько раз с художниками, поняла, что это мой мир. Путь, по которому нужно идти. Мама спокойно отнеслась к моему решению, папа выразил сопротивление. Сейчас свыклись. Заезжают ко мне, когда выбираются в Благовещенск.

«Мобильный телефон в небесную канцелярию»

Фото: Владимир Воропаев

Единственное место на территории, где светло, чисто и аккуратно, — храм. Он расположился сразу за одним из бывших детсадов. Открыли его в 2014 году на средства предпринимателей Благовещенска и жертвователей из Москвы и Петербурга.

Здесь прохладно и тихо. С порога встречает особая атмосфера, которую ощущаешь душой: духовная благодать, спокойствие и умиротворение. По словам матушки Даниилы, храм — своеобразный мобильный телефон в небесную канцелярию.

После утреннего богослужения в храме пусто, все сестры занимаются своими обязанностями. В церковной лавке трудится матушка Лариса, самая пожилая монахиня. Ей 83 года. Она почти не видит, но помогает по силам. Именно она по старой традиции ранним утром обходит территорию монастыря с иконой Албазинской Божией Матери.

Фото: Владимир Воропаев

— Я в монастыре с конца 2014 года, живу здесь 10 лет. Работаю в лавочке, выполняю поручения матушки Даниилы, помогаю батюшке в алтаре, на стройке — по силам. Очень устаю, особенно в дни службы — с утра до вечера на ногах. Но Бог дает силы. Кажется, что вечером не смогу на службе стоять, а только начнем — силы появляются, — признается матушка.

Почти во всех помещениях обшарпанный пол, облезшие стены, с которых отваливаются старые слои краски. С потолков штукатурка осыпается прямо на головы сестрам. Недавно огромный кусок рухнул на место, где несколько секунд назад стояла матушка.

Вот и сейчас она работает в церковной лавочке: аккуратно раскладывает утварь на витрине и продает ее посетителям.

Несмотря на то что храму чуть меньше 10 лет, здесь можно найти удивительные святыни. Одна из самых значимых — частицы мощей святителя Григория, просвятителя Армении, Иоанна Крестителя и Анастасии Узорешительницы. Также храму передали икону Албазинской Божьей Матери, которая начала свою историю вместе с первым храмом Благовещенска. Написали икону еще до революции. Так как она предназначалась для храма, у нее высокий уровень письма.

«Пока условий для жизни в монастыре нет»

Основной возраст матушек: 50–60 лет, самой пожилой монахине — 83 года. На эти хрупкие женские плечи легла нагрузка по поднятию монастыря. Сами сестры не сидят без дела: пекут хлеб, пишут иконы, занимаются животноводством и огородом.

Параллельно восстанавливают монастырь: очищают старую штукатурку, делают ремонтные работы. Рабочих рук не хватает, поэтому женщинам приходится выполнять тяжелую мужскую работу: таскать неподъемные тяжести.

Фото: Владимир Воропаев

— Какие-то объемы поднимаем вдвоем-втроем, если совсем непосильно — помогают местные жители. Стараемся подгадать под приезды помощников, обращаемся за помощью к организациям — к нам приезжали боксеры из спортклуба «Семён» и байкеры, — рассказывает матушка Даниила. — При реконструкции здания они выламывали перегородки, выносили мусор. Казаки нам копали каналы под теплотрассу, помогали ломать старые стенки. Так помогаем друг другу: им не надо в тренажерный зал идти, можно бесплатно потаскать тяжеленные железки, а нам подспорье в хозяйственных работах.

Помощь в стенах обители нужна самая разная: как физическая — подмести, что-то помыть, перетаскать кирпичи, убрать строительный мусор, так и профессиональная — услуги сантехников, электриков, строителей.

Сами сестры на трудности не жалуются, всегда улыбчивы и позитивны, хотя условий для жизни в монастыре нет: отсутствуют даже кельи.

Нет здесь и полноценного душа. Самодельную конструкцию сварили из поддона и старой ржавой кровати, которую обтянули плотной полиэтиленовой пленкой. Свою функцию душ выполняет, но говорить об удобстве не приходится.

Живут матушки недалеко от храма в убогой квартире, которую удалось купить на собранные средства. Там всё драненькое и страшненькое, но, по словам сестер, пользоваться можно.

«Пенсии сестер уходят на подъем монастыря»

Фото: Владимир Воропаев

Главная задача для монашествующих сестер — как можно быстрее привести в порядок помещения. Они нужны для нормальной жизни и функционирования монастыря. Кроме того, матушки хотят создать условия для приезжающих в стены обители людей.

По словам игуменьи Даниилы, закупка строительных материалов влетает в копеечку. Кроме того, что нужно оплачивать дорогостоящие ремонтные работы, деньги уходят на содержание монастыря. Это гигантские счета по отоплению и электричеству. Поэтому матушки тратят все свои пенсии на подъем обители, но средств все равно не хватает.

Объявления о помощи сестры размещают на сайте монастыря и на страничке в социальной сети «ВКонтакте». Обители требуются продукты, стройматериалы, специалисты. Нужна помощь с документацией: разрешить юридические или бухгалтерские вопросы без специального образования — сложно.

— Мы даем объявления в группах, кто-то находит нас по сарафанному радио. Люди откликаются, каждый в меру своих возможностей. Кто-то переводит 100 рублей, кто-то 1000. А вместе — мы уже сила. Как только деньги приходят на счёт, мы сразу что-то оплачиваем, — делится подробностями игуменья Даниила. — Чиновники оказывают помощь, когда идут навстречу в каких-то организационных моментах. При оформлении земли, зданий. Помогает владыка, когда видит, что какие-то вещи мы не тянем. Например, для строительства храма мы ничего не сделали, епархия взяла всё на себя. Поэтому наша задача сейчас — поднять монастырь.

«Даем возможность побыть в буферной зоне»

Фото: Владимир Воропаев

На территории монастыря сестры с радостью принимают паломниц, помогают женщинам, попавшим в трудные жизненные ситуации. Каждую субботу организуют однодневные поездки в монастырь из Благовещенска.

— У нас есть небольшая квартира, мы ее называем женской гостиницей. В ней единовременно мы можем принять до 6 человек. Каждый монастырь несет социальные функции. Одно из служений нашего монастыря — создание центра помощи женщинам в трудных жизненных ситуациях, — рассказывает матушка Даниила. — Мы работаем с теми, кто испытывает душевный кризис, попал в тупиковую жизненную ситуацию: имеет проблемы с жильем, работой, близкими. Мы даем возможность побыть в буферной зоне, где можно переждать бурю. Помолиться и привести в порядок внутренний мир.

«Маленьких налётчиков превратили в прихожан»

Фото: Владимир Воропаев

Еще одно направление работы монастыря — сельские дети. Несколько лет назад местная ребятня стала совершать системные набеги на территорию обители: «чистили» огороды, склады, вытаскивали металлолом, «украшали» ограду нецензурными словами. Через некоторое время происходящее переросло в «войну».

— Нам приходилось даже вызывать полицию и обращаться за помощью к директору школы. Как-то ребята устроили игру с матушками в догонялки: человек 30–40 бегали по территории монастыря. Они профессионально распределяли роли: кто-то шел воровать, другие были настороже. Не стесняясь, они продолжали свои налеты: обходили круг и забегали с другой стороны, — рассказала матушка Даниила. — Дошло до того, что кто-то попытался вынести из церковной лавки деньги. Выгнать ребятню мы, конечно, могли. Но как их после этого привести в храм? Да и по-человечески душа болит за этих кнопок, которые, кроме чужих огородов и помоек, ничего не видели. Тут мы поняли — если мафию нельзя победить, то ее нужно возглавить: и взяли инициативу в свои руки.

Теперь бывшие налетчики — главный костяк творческой группы при монастыре. В обычные дни сестры и священники проводят занятия с ребятами: общаются на нравственные темы, проводят кинопросмотры с обсуждением фильмов, занимаются вместе рукоделием, учат играть в обычные дворовые игры.

Женский монастырь приглашает желающих помочь в восстановлении обители и оказать посильную помощь. Задать вопросы и отправить денежные переводы можно по номеру: 

 

8 929 477 46 12 (матушка Даниила — Ирина Олеговна М.)

Совместно с «Содружеством амурских мастеров» — организацией, которая объединяет художников и мастеров по декоративно-прикладному искусству, — сестры проводят мастер-классы, слеты и выставки.

Работа с детьми помогла монастырю наладить миссионерскую работу: к духовной жизни стали приобщаться взрослые. Дети зовут в храм родителей и проводят православный ликбез. Малыши рассказывают взрослым о духовных азах: о том, что такое Рождество и Пасха, кто такие Иисус Христос и Богородица, вместе занимаются творчеством и создают театральные постановки.

«Деревня мастеров»

Фото: Владимир Воропаев

Неподалеку от монастыря сестры построили общими силами «Деревню мастеров», которая заработала с октября 2021 года. Сделали ее для местных детей, которым почти нечем заняться в селе.

Раньше здесь был заброшенный дворик, бурьян выше головы, сухие тополя, помойные баки. Совместными усилиями с «Содружеством амурских мастеров» эту территорию очистили, уложили мостовые вместе с детьми, поставили арку и стенды, привели в порядок строительные бытовки. Весь инвентарь приобретали на грантовые средства, помог областной союз женщин.

Теперь это уютное местечко, где проводят мастер-классы. Здесь же проходят сельские праздники, театральные постановки, концерты с участием благовещенских коллективов. Мероприятия пока проводят раз в два месяца на больших праздниках — православных и патриотических. В планах — 2–3 раза в неделю. Не хватает преподавателей и помещений. Кроме того, задействовать вагончики можно только в теплое время года. Приходится «замораживать» занятия с детьми на долгий срок.

«На столе всегда скромный набор блюд»

Спустя несколько часов экскурсии по монастырю игуменья Даниила гостеприимно приглашает присоединиться к монастырской трапезе. Для этого поднимаемся на второй этаж.

Перед обедом обязательно молитва. Пока все рассаживаются, матушка Вера включает аудиолекцию на православную тему. Есть начинают под размеренный голос диктора.

Общая трапеза проходит два раза в день, в промежутках при необходимости можно перекусить или попить чая. На столе всегда скромный набор блюд. Сегодня — суп с рыбными консервами, вареный картофель, овощи с огорода и солянка. Когда нет поста, на стол добавляют яйца и козье молоко.

Гордость монастыря — хлеб, который пекут по старинному рецепту. Такой я пробовала впервые — на вкус он действительно необыкновенный. Сам обед скромный, но тоже вкусный.

Скотный двор: кот на шее и улыбающаяся коза

После обеда в сопровождении игуменьи Даниилы и матушки Веры мы отправились на скотный двор. Он стал для монастыря настоящим спасением от голода. Домашняя продукция — яйца, молоко, творог — очень выручает. Кормит и земля — овощи с собственных грядок значительно пополняют монастырский рацион. 

Фото: Владимир Воропаев

Заведует хозяйством матушка Вера. Она в монастыре 10 лет. Первая помощница настоятельницы. Следит за порядком в отсутствие игуменьи, руководит монастырским хором, выполняет функции эконома, кладовщика, подсчетчика продуктов, канцелярского работника, также ведет список паломников. Животные приносят матушке Вере особую радость. Как только она ступает на территорию дворика, её лицо озаряет особая счастливая улыбка.

Пока матушка Вера показывала домашнюю живность и кормила коз капустой, под ногами крутились котята, требуя внимание. Я насчитала не менее семи мяукающих комочков. Сейчас они живут на территории монастыря, но в планах у сестер раздать их в добрые руки.

— Я зимой убираю за козами, а тут какой-нибудь кот запрыгнет на плечи. Ляжет воротником и лежит, греет. Пытаешься скинуть — ни в какую. Так и работаю с ним на шее, — смеется матушка.

Пока одни козочки лакомятся капустой, которой их кормит матушка Вера, другие пытаются знакомиться с гостями. Настойчиво тянущиеся из загонов мордочки осторожно нюхают руки: «Принесла чего?»

Параллельно игуменья Даниила рассказывает историю создания скотного подворья.

— Когда я везла сюда первых коз, думала — что мы с ними будем делать? Не знаем ничего: как кормить, доить. А что делать, когда козлята пойдут? Поэтому первый год вокруг козочек все «плясали», — рассказывает настоятельница. — Сначала сестры искали информацию по интернету, изучали вопросы животноводства, затем стало полегче. Теперь даже ветеринаров не вызываем, всё сестры делают сами: обрабатывают копыта, ставят прививки, помогают появиться на свет козлятам.

Фото: Владимир Воропаев

По словам матушек, у них даже живет удивительная улыбающаяся коза.

— Козочка всегда встречает нас улыбкой, а я говорю матушкам — улыбайтесь, проживете дольше, — рассказала матушка Даниила.

«Всё, что нужно для счастья, у нас есть»

Матушки, которые еле сводят концы с концами, делятся с окружающими всем, чем богаты: материальным и духовным.

— Все, что нужно для счастья, у нас есть: выпеченный собственными руками хлеб, суп, помидоры с грядок. Самое главное — Бог. Мы хотим помогать людям. Человеку нужно как кислород место, где можно почувствовать Божье присутствие. Не услышать мифические сказки — поставь столько-то свечек, и будет тебе счастье, а конкретно: как мне не бояться жить, как найти язык со своими родными, как найти счастье, как справиться с тревогой, в чем смысл жизни, — объясняет игуменья Даниила.

Сестры помогают нуждающимся найти выход из тупиковых ситуаций, не опускать руки и услышать голос собственной души. Никто не задумывается, сколько душевных сил и времени абсолютно безвозмездно тратят матушки на помощь ближним. Им не платят деньги, как психологам, но идут сюда за моральной поддержкой в любое время суток. Под крышей обители всегда находят помощь: не только добрым советом, но и делом.

Возрастная категория материалов: 18+

Фото: Владимир ВоропаевФото: Владимир Воропаев

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

В Благовещенске прошли первые амурские Ермогеновские чтенияВ Благовещенске прошли первые амурские Ермогеновские чтения
Православные амурчане в Благовещение отметят четыре праздникаПравославные амурчане в Благовещение отметят четыре праздника
Где в Благовещенске купить и сколько стоит букет вербы
В Амурской области спустя столетие снова появились сестры милосердия: кто возродил традицию
Святые в лицах: в Благовещенске открылась уникальная выставка икон
Первая служба: церковь Албазинской иконы Божией Матери открывает двери
Уникальный расписной храм открылся в Свободном 
В Благовещенске нашли останки первой настоятельницы Богородично-Албазинского монастыря
Уникальный амурский спектакль «Запретный плод» покажут на севере России
Пожилым амурчанам советуют в Пасху воздержаться от посещения храмов
Чудеса случаются: Албазинская икона Божией Матери прогонит коронавирус (36 фото)

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
За убийство сторожа 15-летней давности в Приамурье наказали жителей Твери и ЧитыПроисшествия
Дальневосточный полпред вручил орден Мужества добровольцу отряда «Тигр»Власть
100 тысяч квадратов жилья до 2030 года: на «АмурЭкспо» прошла сессия креативных индустрийЭкономика
На АЭФ ректор АмГУ подписал соглашение с Агентством Амурской области по привлечению инвестицийЭкономика
Амурчанина приговорили к 300 часам обязательных работ за пьяную езду и конфисковали «Волгу»Общество
Амурские айтишники отправятся на Первую дальневосточную конференцию разработчиков компьютерных игрОбщество

Читать все новости

Люди

«На передовой наши ребята чудеса творят»: «Амурская правда» побывала в гостях героя Афганской войны«На передовой наши ребята чудеса творят»: «Амурская правда» побывала в гостях героя Афганской войны
«Записываю песни в шкафу сестры»: молодой музыкант из Амурской области попал в топ «Яндекс Музыки»
«Напросился»: как рязанский стендап-комик заставил смеяться благовещенцев 
«Вечная слава офицеру Ванюше»: «Амурская правда» нашла уникальные фронтовые письма и артефакты
«Я слепая! И что такого?»: одинокая мать троих детей из Тамбовки рассказала о жизни с диагнозом
Система Orphus