Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №13 (28955) от 8 апреля 2021 года
Издается с 24 февраля 1918 года
11 апреля 2021,
воскресенье

Умереть на коленях: рецензия на новый фильм Константина Хабенского «Собибор»

Кино

Нынешняя весна — время режиссёрских дебютов для самых востребованных российских актёров современности. И пока молодой Данила Козловский гляделся в зеркало в «Тренере», Константин Хабенский сделал очень важный для себя шаг: опыта для того, чтобы сесть в кресло постановщика, он набрался не вчера и даже не позавчера, но необходим был проект, о котором зрители не забудут на следующий день. Этим фильмом стал «Собибор» — история о побеге из концентрационного лагеря, организованного немецкими нацистами в оккупированной Польше.

Умереть на коленях: рецензия на новый фильм Константина Хабенского «Собибор» / Нынешняя весна — время режиссёрских дебютов для самых востребованных российских актёров современности. И пока молодой Данила Козловский гляделся в зеркало в «Тренере», Константин Хабенский сделал очень важный для себя шаг: опыта для того, чтобы сесть в кресло постановщика, он набрался не вчера и даже не позавчера, но необходим был проект, о котором зрители не забудут на следующий день. Этим фильмом стал «Собибор» — история о побеге из концентрационного лагеря, организованного немецкими нацистами в оккупированной Польше.

Премьеру сложно назвать приуроченной к 9 мая в полной мере — речь в ней идёт отнюдь не о подвиге советских солдат в привычном смысле, и даже индивидуальный подвиг не стоит в центре повествования. Тем не менее, Хабенский снял кино, которое нужно смотреть, невзирая на всю его неприкрытую театральность.

Восстание в Собиборе, возглавляемое советским офицером Александром Печерским (роль которого Хабенский взял на себя), вошло в историю как единственный бунт заключённых в ходе Второй мировой войны, увенчавшийся успехом. На последнее слово можно смотреть по-разному: в конце концов, для подавляющего большинства узников лагеря произошедшее закончилось гибелью. И всё же это уникальный случай, когда подполье смогло убедить запуганных людей восстать, разработать план, привести его в действие и совершить побег — по минным полям под пулемётным огнём.

История предоставила кинематографистам идеальный «оскаровский» сюжет — но Хабенский, по сути, стал первым, кто воплотил его на большом экране. Телефильм с Рутгером Хауэром в главной роли, снятый в 80-х, не в счёт — зато он вышел в свет ещё при жизни Печерского, которого власти СССР не отпустили на премьеру. Что ж, похоже с претендентом на награду Американской киноакадемии на следующий год Россия определилась заранее: тем более, что совсем недавно в той же категории «Лучший фильм на иностранном языке» победила картина «Сын Саула», рассказывающая о событиях в Освенциме. У «Собибора» есть преимущества и помимо выбранной темы: Хабенский оказался режиссёром как минимум интересным, невзирая на всевозможные претензии, можно отметить и операторскую работу, и сценарий, и главный посыл, который, в принципе, можно назвать и единственным.

И работая над фильмами о Холокосте, и сидя в зале, вряд ли возможно не ориентироваться на «Список Шиндлера» — Стивен Спилберг задал в своей картине предостаточно канонов для тех, кто пойдёт вслед. В российском фильме не обошлось и без своего Амона Гёта, и без своей Хелен Хирш — да что там, оба фильма начинаются практически идентично, активно визуализируют непостижимое человеческим разумом насилие и то и дело заставляют зрителя мысленно ставить себя на место героев. Впрочем, Хабенский не оставляет немцам ни единого шанса: может, где-то там, далеко, и существовали Оскары Шиндлеры, но узникам Собибора в российском фильме достались сплошь сволочи, маньяки-убийцы, алкоголики и до нелепости алчные твари.

В 1943-м году, зная о том, что с блицкригом вышел облом, а соседние лагеря спешно ликвидируют из-за наступления Красной Армии, офицеры СС продолжают мечтать о сапогах, плащах и золотых запонках-булавках — и даже за них умирать. Рядовые, как и положено в кино, вообще являют собой персонажей компьютерных игр: безымянный юнит давит палит из пулемёта пока его не подстрелят. Единственный, кто вызывает интерес — это комендант лагеря Карл Френцель. Не исключено, что это вообще лучшая роль в карьере актёра Кристофера Ламберта, которого публика привыкла ассоциировать с фильмами «Горец» и «Смертельная битва». Френцель с угрюмым изумлением взирает на бардак, который учиняют его подчинённые, терзается из-за давно оставшейся в прошлом несчастной любви — а его агрессия по отношению к узникам имеет хоть какое-то обоснование кроме «он немец».

Хабенский старательно и последовательно противопоставляет заключённых надзирателям, хоть они вроде как в противопоставлении и не нуждаются. Среди узников режиссёр пытается выделить нескольких ключевых персонажей, предоставляя каждому из них личный повод ненавидеть конкретных нацистов — эти сцены занимают много времени, но в итоге не срабатывают должным образом. Положительные образы так и не становятся по-настоящему живыми, как это было в фильме Спилберга, их полноценности не хватает деталей — Хабенский пытается помещать эти важные мелочи в слова, а не в картинку. От этого всё, что происходит до, собственно, побега, за редкими исключениями представляет собой качественный, увлекательный, но всё-таки театр.

К тому же сценаристы не очень ясно поняли поставленную перед ними задачу, поэтому заключённые с языка нормальных людей то и дело сбиваются на язык голливудских лозунгов вроде «Вы научили евреев убивать». Результат парадоксален: вроде бы Хабенский приложил все силы, чтобы не делать своего героя этаким русским Рэмбо среди обречённых, пытаясь показать одного из всех, а не одного за всех, но в итоге зритель старательно ищет на экране именно Печерского. Можно, конечно, проводить и дикие параллели с библейским Моисеем — собственно, как и в случае со «Списком Шиндлера» — но «Собибор» явно задумывался другим. И всё же через бесконечные сцены, вызывающие ужас, публика всеми силами стремится на воздух. О чём-то думать хочется, только увидев небо.

Смотреть эту картину, повторимся, нужно — особенно тем, кто при каждом наступлении мая начинает омерзительные разговоры насчёт «Можем повторить» и вообще любит твердить мантру «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях», не зная даже кому она принадлежит. Такие вещи удобно произносить вслух, сидя в благоустроенной квартире с набитым холодильником и всерьёз страдая разве что из-за сезонных отключений горячей воды. Фильм Хабенского очень внятно демонстрирует, что иногда на коленях приходится и жить, и умирать — а что «лучше», решают совсем другие, незнакомые и неприятные люди. И ещё он говорит о том, что порой на коленях нужно жить, чтобы потом раз и навсегда с них встать — хотя, к примеру, лидер восстания Печерский, сумевший выжить в аду и не умереть по пути из него, на родине поровну хлебнул и почестей, и презрения.

«Собибор» нужно было снять хотя бы потому, что мы выпускаем в год по пачке фильмов и сериалов про свои, советские «трудовые» лагеря — а на волю к жизни тех, кто не только сражался, но потом и выживал, обращаем внимание гораздо реже. Хочется сделать небольшое отступление: по неизвестным причинам узники Собибора в фильме отнюдь не выглядят как измождённые тяжёлым трудом и скудным питанием люди. У убегающих женщин можно заметить роскошные косы до пояса. Всё это — тоже признаки театра, где визуальные детали чаще всего играют сугубо вспомогательную роль и творческий замысел позволяет их спокойно игнорировать. Достаточно выдать актёрам одежду с нашитыми на неё звёздами Давида.

За создателей картины даже немного обидно: ведь в качестве декораций они по чертежам восстановили лагерь, который нацисты после восстания стёрли с лица земли, высадив над телами убитых картошку и капусту (такие вещи, кстати, ужасают гораздо сильнее, чем демонстрация децимаций). Создать атмосферу безысходности удалось настолько, насколько это было возможно. Зато не получилось персонального противостояния между Печерским и Френцелем, на которое Хабенский явно имел виды. Зато сцена, в которой пробегающие мимо раненного коменданта заключённые учтиво приподнимают головные уборы, действительно впечатляет — и даже не хочется думать о том, где они взяли все эти «неуставные» шляпы и кепки.

Отдельного упоминания заслуживает актёрская работа Марии Кожевниковой — в том смысле, что хотелось бы вручить ей бессрочный депутатский мандат, благодаря которому на экране мы Марию больше не увидим.

Константину Хабенскому же хочется пожелать терпения: его дебют соберёт шишек не меньше, чем похвал, но до настоящего кино осталось несколько шагов. Не может не радовать и тот факт, что «Собибор» в итоге не стали позиционировать как задумку одного отдельно взятого отечественного министра. О том, как государство пытается сделать из индивидуальностей бесправное и немое стадо, имеет право рассказывать индивидуальность. Но не государство уж точно.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Неосознанный объект: рецензия на новый фантастический фильм «Вратарь галактики» с Евгением МироновымНеосознанный объект: рецензия на новый фантастический фильм «Вратарь галактики» с Евгением Мироновым
Враги и их отсутствие: рецензия на фильм «В ожидании варваров» с Марком Райлэнсом и Джонни ДеппомВраги и их отсутствие: рецензия на фильм «В ожидании варваров» с Марком Райлэнсом и Джонни Деппом
Спасение отупляющих: рецензия на новый фильм «Неистовый» с Расселом Кроу и Джимми Симпсоном
Корни привередливые: рецензия на новый сериал «Чики» с Ириной Горбачёвой и Антоном Лапенко
Фильм «Лед 2» растопил сердца зрителей и заработал миллиард
В произвольном порядке: новый сериал «Допрос» против стереотипов телевидения
Дорогая передача: рецензия на новый фильм «Скандал» с Шарлиз Терон и Николь Кидман
Порядочные люди: рецензия на фильм Гая Ричи «Джентльмены» с Мэттью МакКонахи и Колином Фарреллом
Химия и жизнь: рецензия на новый фильм «Тёмные воды» с Марком Руффало и Энн Хэтэуэй
Вместо девичника: рецензия на новый кинокомикс «Хищные птицы: Потрясающая история Харли Квинн»
Боги, девочка и волк: рецензия на новый скандинавский кинокомикс «Вальгалла: Рагнарёк»

Фейковую новость о потерявшейся четырехлетней девочке рассылают амурчане в соцсетяхОбщество
Тридцать четыре новых муниципальных автобуса выйдут на маршруты в ПриамурьеОбщество
Амурчанин незаконно хранил золото на 13 миллионов рублейПроисшествия
В Благовещенске пожарные потушили гаражПроисшествия
В Амурской области южный ветер сменит направление и станет северным: воскресный прогноз погодыОбщество
Рыбы свернут горы, а Раки решатся на давно задуманное: гороскоп на 11 апреляСоветы

Читать все новости

Кино

Режиссер «Интернов» переключился на «Этерну»: в Москве снимают сагу по фэнтези-романам Веры Камши Режиссер «Интернов» переключился на «Этерну»: в Москве снимают сагу по фэнтези-романам Веры Камши
Еще не конец: шоу «Танцы» отложили до 2021 года
Актер Антон Хабаров: «Казанова — любимый герой, потому что добрый и ранимый»
«Цой» в изложении Алексея Учителя: фильм о смерти музыканта вышел в прокат
«Подольские курсанты» Игоря Угольникова: сила духа, которая крепче стали
Система Orphus