Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №41 (28983) от 21 октября 2021 года
Издается с 24 февраля 1918 года
28 октября 2021,
четверг

«Успокаивало, что операционная на первом этаже»: реаниматолог об операции в горящем кардиоцентре

Люди

«Задымление было, но уже в самом конце и дышать мы могли. Успокаивало, что операционная на первом этаже: через окно можно в случае чего эвакуироваться, если в коридорах оказалось бы препятствие из огня», — признался заведующий отделением анестезиологии и реанимации кардиоцентра АГМА Виктор Никитин. Анестезиолог-реаниматолог участвовал в операции во время пожара и сопровождал пациента при перевозке в областную больницу.  Несмотря на поздний вечер и экстремальный день, в голосе медика не слышно ни тени стресса. «Мы, наверное, пока не осознали — просто рады, что все живы, никто не пострадал», — говорит  врач с 36-летним стажем в кардиоклинике. Эксклюзивные подробности о том, как шла операция, которая удивила всю страну, «Амурской правде» рассказал один из участников.

«Успокаивало, что операционная на первом этаже»: реаниматолог об операции в горящем кардиоцентре / «Задымление было, но уже в самом конце и дышать мы могли. Успокаивало, что операционная на первом этаже: через окно можно в случае чего эвакуироваться, если в коридорах оказалось бы препятствие из огня», — признался заведующий отделением анестезиологии и реанимации кардиоцентра АГМА Виктор Никитин. Анестезиолог-реаниматолог участвовал в операции во время пожара и сопровождал пациента при перевозке в областную больницу.  Несмотря на поздний вечер и экстремальный день, в голосе медика не слышно ни тени стресса. «Мы, наверное, пока не осознали — просто рады, что все живы, никто не пострадал», — говорит  врач с 36-летним стажем в кардиоклинике. Эксклюзивные подробности о том, как шла операция, которая удивила всю страну, «Амурской правде» рассказал один из участников.
Личный архив

«Двери загерметизировали» 

Операционную бригаду, которая продолжала оперировать амурчанина в полыхающей клинике,  сразу назвали героями, а губернатор пообещал наградить. Однако сами участники событий оказались гораздо скромнее, говоря, что они лишь выполняли свой долг, следуя клятве Гиппократа.

— Может, бОльшие герои те, кто был снаружи, боролся с пожаром, помогал нам. Мы-то находились в операционной. Шла операция, которую мы просто не могли закончить по физическим причинам. О возгорании стало известно не в начале операции, а в самом разгаре, — рассказал 59-летний заведующий отделением анестезиологии и реанимации кардиоцентра врач высшей категории Виктор Никитин.      

По словам медиков, о пожаре и эвакуации их оповестили отдельно — звонком по внутреннему телефону. В этот день была запланирована лишь одна такая сложная операция, кстати, из-за врачебной тайны ее название анестезиолог-реаниматолог не разглашает.

— Нас спросили, когда сможем закончить операцию, чтобы эвакуироваться. Мы назвали примерное время, но не минуты, а часы, — вспоминает Виктор Николаевич, отметив, что обычно такая операция длится 4—5 часов. — Мы перечислили, что необходимо для завершения работы. Пожарная служба, МЧС нам помогали, готовы были обеспечить техникой. Пожарные по мере возможности сохраняли нам электричество. Когда обесточили здание, провели электроснабжение от своих машин в операционную, также, когда выключили центральную кислородную станцию во избежание взрыва и последствий, дали нам резервный кислород. Двери загерметизировали мокрыми простынями, чтобы дым не проникал.

Пожарные проливали здание, начиная с другого крыла. Угол, где находилась первая операционная и хладнокровно работала бригада, берегли все это время: не допускали, чтобы вода протекла с потолка, сохраняли стерильность помещения.

— Когда начинается операция, ответственность за пациента ложится на хирургов, анестезиологов, всех участников операционного процесса — безусловно, мы не могли оставить пациента и разбежаться. Спасатели нас, конечно, поторапливали, но и находились рядом. Наготове были реанимобили, — рассказал доктор.

«Работы впопыхах не было»

Фото: Владимир Воропаев

Самым волнующим оказался момент, когда кардиохирурги продолжили работу во время того, как погасла операционная лампа. Однако у каждого хирурга есть налобные медицинские осветители — они позволили освещать оперируемое место. Операцию проводил Валентин Викторович Филатов, ассистировал ему Александр Сергеевич Филиппов: оба — хирурги высочайшего класса, которые ассистируют друг другу.

— Они выполнили свою задачу, мы — анестезиологи, перфузиологи — свою, в части жизнеобеспечения пациента, чтобы все функции его организма работали нормально, — поделился Виктор Николаевич, отметив, что за состояние пациента он спокоен. — Никакой усиленной спешки или работы впопыхах не было. Все выполнили и закончили как положено по протоколу. На часы я не смотрел, но операция длилась в пределах четырех часов, может, чуть больше.    

Если бы огонь держать под контролем не удалось, у операционной бригады  был запасной план: медики восстановили бы работу сердца пациента, отключили его от искусственного кровообращения, рану закрыли стерильной пленкой и  эвакуировали больного через окно, чтобы продолжить начатое уже в операционной  областной больницы. Но благодаря действиям пожарных и спасательных служб врачи выполнили сложнейшую операцию в родных стенах, без риска для пациента.  

После операции на открытом сердце больные обычно приходят в себя к вечеру: многочасовое хирургическое вмешательство подразумевает длительную анестезию. Виктор Никитин сопровождал подопечного и во время перевозки — медики кардиоцентра передали его в реанимацию Амурской областной клинической больницы, там он проснулся от наркоза.

— Завтра, в субботу, выхожу на дежурство туда, будем своих пациентов наблюдать, — уточнил анестезиолог-реаниматолог.  

«Мы здание покинули  не последние. Из операционной еще выносили оборудование, которое было у нас в работе», — говорит Виктор Никитин.

Во время возгорания заведующий отделением анестезиологии оценивал и состояние еще одного сложного пациента — из реанимации, которого прооперировали накануне. Также необходимо было обеспечить эвакуацию уникального  оборудования, стоимость которого оценивается в миллионы рублей.  

— Наши врачи, медсестры, санитарочки во время пожара занимались эвакуацией пациентов, в том числе серьезного пациента из реанимации, его перевезли в областную больницу, — с благодарностью говорит о своих коллегах врач. — К счастью, все закончилось благополучно. Мы, наверное, пока не осознали происходящего — просто рады, что все живы. И что ЧП случилось не ночью. Главное, что никто не пострадал из пациентов, персонала. Оборудование — это железо, хоть и дорогостоящее. Самое ценное — жизнь!

Как признался Виктор Николаевич, его телефон до вечера разрывался от звонков обеспокоенных родных  и знакомых.

— Когда ты занимаешься пациентом, то некогда — вначале нужно выполнить работу. Друзья, одноклассники, однокурсники узнают из СМИ о случившемся, волнуются, звонят до сих пор даже из других стран, приходится успокаивать. Конечно, в таких передрягах лучше бы не  участвовать, — с улыбкой резюмировал Виктор Никитин, комментируя вопрос о подвиге и обрушившейся на них благодарности. 

Во время возгорания оперировали двух пациентов  

Кстати, в момент возгорания кардиоцентра шли сразу две операции. «Во второй операционной сердечно-сосудистый хирург Александр Шепелев, который не так давно работает в клинике, также проводил операцию, но не столь длительную. Ее тоже закончили, а пациента перевели в областную клиническую больницу», — сообщили АП сотрудники учреждения.   

Фамилии героической бригады медиков:

Александр Сергеевич Филиппов — сердечно-сосудистый хирург 

 

Валентин Викторович Филатов — сердечно-сосудистый хирург, и. о. заведующего кардиохирургическим отделением   

 

Виктор Николаевич Никитин — заведующий отделением анестезиологии и реанимации, анестезиолог-реаниматолог

   

Георгий Филиппович Кондратов — перфузиолог 

 

Станислав Владимирович Фукс — анестезиолог

 

Елена Васильевна Андриевская — медсестра-анестезист

 

Надежда Федоровна Науршина— операционная медицинская сестра, перфузиолог

 

Анжелика Михайловна Хорсак — операционная медсестра

 

Ирина Александровна Хангану — санитарка

 

Александр Владимирович Коротких  — главный врач 

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Близнецам не стоит отказываться от спортзала, а Ракам — от руководства: гороскоп на 28 октябряСоветы
Амурские хозяйства с больными лейкозом коровами закроют на карантинОбщество
МегаФон передаст башенные активы независимому операторуНовости партнеров
Пес едва не задохнулся при пожаре в жилом доме БелогорскаПроисшествия
Завод по производству железобетонных изделий стал резидентом ТОР «Приамурская»Экономика
У павшего кабана в Михайловском районе обнаружена АЧСОбщество

Читать все новости

Порядок слов Александра Ярошенко

Люди

«Это моя первая победа»: амурская бразильянка о конкурсе, планах и отдыхе за рулем «Это моя первая победа»: амурская бразильянка о конкурсе, планах и отдыхе за рулем
«Хоть налысо стригите»: амурчанке вынесут «Модный приговор» и найдут мужа
Старики плакали над утонувшими фото:амурские спасатели рассказали об опасной командировке в Черняево
Японский плен, предательство жены и другие факты из жизни амурского ученого Новикова-Даурского
В Санкт-Петербурге установят скульптурную композицию известного амурчанина Николая Неведомского
Система Orphus