Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №2 (28995) от 20 января 2022 года
Издается с 24 февраля 1918 года
26 января 2022,
среда

Елена Саяпина и её рюкзак

Елена Саяпина и её рюкзак / Главный инфекционист Приамурья честно и наотмашь — о папе, материнской любви, коронавирусной инфекции и том, что она чувствовала, когда у ее мужа диагностировали 75 % поражения легких новым вирусом. Откровенно о русском «фольклоре», верности, дружбе и сухих носках, которые надо обязательно отдать другу.


Главный инфекционист Приамурья честно и наотмашь — о папе, материнской любви, коронавирусной инфекции и том, что она чувствовала, когда у ее мужа диагностировали 75 % поражения легких новым вирусом. Откровенно о русском «фольклоре», верности, дружбе и сухих носках, которые надо обязательно отдать другу.

Про шкодливость и шланг от стиралки

Фото: amurobl.ru

Мое детство прошло на курильском Итурупе. Остров моего детства навсегда остался в памяти большим и добрым. На нем жили совершенно другие люди, которые не имели ключей от замков. Двери закрывали от ветра, а ключ всегда висел возле косяка. Я не помню, чтобы тогда на острове были кражи.

Я могла спокойно ходить ночами и не было никакого страха, что кто-то мне сделает плохо. Итуруп моего детства — это пыль до неба. Пока дойдешь со школы до дома — весь в пыли. Придя домой, надо сразу было купаться.

Детство — это самое бездумное, самое счастливое время жизни. Папа меня никогда пальцем не тронул, а мама была строга. В доме висел шланг от стиральной машинки, которым мне могло прилететь. Но всегда за дело!

Я хорошо училась, но была очень шкодная и непослушная. Всегда совала свой нос не туда, куда надо. Я могла залезть на льдину и уйти в море, и меня все спасали. Могла тонуть в водовороте, а соседский мальчишка прибегал домой и кричал во всю голову: «Мама, мама! А Ленка Евдокимова булькает, булькает и никак не тонет». И папа несся со всеми гостями спасать свою беспутную маленькую дочь. Я была бесенком и не помню, чтобы у меня были какие-то игрушки или куклы.

В доме висел шланг от стиральной машинки, которым мне могло прилететь. Но всегда за дело!

Хорошо помню, как детьми мы смотрели диафильм «Незнайка на Луне», я выдерживала первые минут пятнадцать, затем начинала вертеться, крутиться, всем мешать, и мне строгим голосом говорили: «Лена, выйди!..» Лена выходила и от злости топтала цветочные клумбы. Вот такая я была.

Мой папа начинал свою биографию простым рабочим, а закончил ее директором Курильского рыбоводного завода. Многие на Итурупе его считали хозяином острова. В хорошем советском смысле этого слова. Он отдал ему 44 года жизни. Вся его жизнь была подчинена идее развития Итурупа.

Мама была при папе, и они были совершенно разными людьми. Папа верил во всеобщее равенство людей и в то, что мы обязательно построим коммунизм. Мама была с ним в корне не согласна. Она всегда много работала и никак не могла понять, почему должна получать столько же, сколько лодыри и ленивцы.

Папа мог мне сказать: «Иди, попроси у матери денег. У нее в чулке запрятано...» На что мама всегда отвечала: «Андрей Николаевич, какой же ты бестолковый...» Мои родители разошлись, когда мне было восемь лет, но удивительно, что их дальнейшая жизнь прошла в теплых, человеческих отношениях.

Их развод не стал для меня трагедией по одной причине — их расставание произошло красиво и мягко.

Папа безумно любил людей. Он помогал тем, у кого были тяжелые жизненные ситуации, помогал чужим детям.

Просто два взрослых человека приняли решение. Все мои каникулы, все мои праздники, я всегда была рядом с папой. Он не ушел из моей жизни.

Папа погиб трагически в 69 лет, имея молодую 35-летнюю жену. Он бы еще прожил долго. Отец не пил, не курил. Он был страстным любителем природы, каждую зиму уходил в лес, в избушку. Там жил, рыбачил, охотился. На его счету более тридцати добытых медведей.

Его любили животные: у нас дома жили соболь, ворона, лиса. Отца любили лошади. Помню, что у нас была лошадь, которую должны были увезти на бойню за то, что она убила человека. Он пьяный ехал на бричке и уронил вожжи. Полез за ними — и лошадь копытами раскроила ему череп.

Конь был красавец! Черной масти, как с картины сошедший. Папа не дал его убить, но на нем потом ездил только он. Никто к нему больше не подходил. Отца лошадь слушалась беспрекословно.

Папа безумно любил людей. Он помогал тем, у кого были тяжелые жизненные ситуации, помогал чужим детям. Знаю одного парня из бедной семьи, которому отец помогал учиться в медицинском институте. Многие вещи об нем я узнала только после его смерти. К сожалению.

Про медицину и обещание Богу

Почему я стала врачом? Я хотела быть журналистом, мечтала объехать весь свет, выучить языки и общаться со всеми людьми.

Потом… У нас на Итурупе была женщина-врач, которую все считали богиней. Она умела все: принимать роды, оперировать аппендициты, удалять больные зубы, лечила всё, чем болели люди. Ее уважали и боготворили все жители острова: от рыбообработчика до генерала. Она на меня повлияла, и однажды я сказала папе: «Я, как Бахирева, буду врачом…»

В медицинский институт я поступала два года подряд. Первый раз в хабаровский, потом в благовещенский институт. И оба раза не поступила.

В Благовещенске на приемных экзаменах я не ответила на вопрос, сколько килограммов мёда дает пчела в год. Это запомнилось мне на всю жизнь!

Конкурс был 12 человек на место, и я рыдала горькими слезами от обиды… Помню, что молилась богу и обещала ему быть хорошим доктором.

…Я вышла рано вышла замуж и на втором курсе института уже родила сына. В академическом отпуске не была и дня.

Помню, что мама звонила отцу и говорила: «Наша Ленка что удумала! Она бросит институт...» Папа мне позвонил и сказал: «Приезжай со своим будущим мужем ко мне, я посмотрю на него...» 

Мы приехали на Итуруп, и он сказал моему мужу: «Женя, ты не представляешь, какого черта в юбке ты взял в жены…» Вот уже скоро 40 лет, как мы живем вместе. Женя за мной долго ухаживал, а я долго кочевряжилась. Потом в один момент он взял и исчез — и я тут же поняла, что без него не могу.

Мы приехали на Итуруп, и он сказал моему мужу: «Женя, ты не представляешь, какого черта в юбке ты взял в жены…» 

Мой муж врач-невролог, и раньше, когда мы были оба практиками, могли часами говорить и спорить о наших больных. Все истории болезней обсуждались дома. Последние лет пятнадцать мы про пациентов уже не говорим — говорим о детях, внуках, еде, отдыхе, планах. Но только не о больных. Однажды мы поняли, что, если постоянно об этом говорить и думать, можно сойти с ума. И запретили себе все разговоры о работе.

Почему выбрала профессию врача-инфекциониста?

Смотрите, если у вас есть истинная гипертоническая болезнь, то вы будете всю жизнь с ней жить. Врачу в этом случае нужно подобрать грамотное лечение и научить человека жить с этой болезнью. То же самое с пиелонефритом, сахарным диабетом и десятками других заболеваний.

А инфекционные болезни все разные и очень благодарные в плане лечения. Если ты все сделал вовремя и грамотно, то человек поправится и уйдет от тебя здоровым.

Начинала я работать врачом-терапевтом на БАМе и тому периоду жизни благодарна за учителей.

Мое становление в профессии начиналось в железнодорожной больнице Тынды, там были первые удачи и первые ошибки. Куда же без них?

Помню, на своем первом дежурстве я пропустила заднебазальный инфаркт. Мне очень грамотно и корректно сказали, какие отведения я пропустила при снятии электрокардиограммы. Запомнила их на всю жизнь!

Был период жизни, когда я уходила из медицины — все из-за своего непокорного характера! Ах, вы меня не оценили, и вы со мной так! Все, уйду!... Я жалела об этом решении. Мысленно так и не смогла покинуть медицину.

И сегодня, когда уходит хороший специалист, я буду за него биться до последнего, всегда буду стараться найти компромисс, чтобы человек остался. Знаю, что высококлассные специалисты незаменимы! А когда уходит случайный человек, я его не держу и минуты.

У меня в период ухода из медицины был неплохой косметический бизнес и зарплата в 150 тысяч рублей в месяц, а вернулась я на заработную плату в три раза меньше. И дня об этом не пожалела. Я вернулась в свою любимую стихию! Как об этом можно жалеть?!..

Про тяжелый рюкзак и народный фольклор…

Самое трудное на моей должности — это работа с людьми! Коллектив в областной инфекционной больнице небольшой, колеблется от 160 до 180 человек.

Я девять лет руковожу больницей, и мне кажется, что за эти годы коллектив сложился, отшлифовался и мне сними работать комфортно. Люблю свой коллектив и знаю, кто чем в нем дышит. Знаю, что этот доктор или эта медсестра не могли нахамить, а вот этот человек мог!

Бывает, лишу человека премии, потом приду домой и полночи не сплю, ворочаюсь с боку на бок. 

Строгий ли я главный врач? Не знаю! Я сейчас меняю свою политику в отношении коллектива и стараюсь быть жесткой. У меня такое чувство, что они меня чувствуют и просчитывают.

Бывает, лишу человека премии, потом приду домой и полночи не сплю, ворочаюсь с боку на бок. Думаю, ну там же трое детей, ипотека. Ну, не получит она эти двадцать тысяч?!..

Утром прихожу и отменяю свой приказ. Да, бывает и такое…

А бывает, что я непреклонна в своем решении. Это жизнь, в ней чего только не бывает. Я всегда несу очень тяжелый рюкзак ответственности за других людей.

Все началось с одного юношеского похода. На родном Итурупе мы пошли на вулкан Баранский. Нас было шесть человек, ружья, дикие тропы и рюкзаки с самым необходимым.

Самый тяжелый рюкзак папа повесил на спину мне. Он сказал: «Ленка, запомни, самый большой рюкзак должен быть у тебя. И в походе, и в жизни...» И он меня всегда учил сухие носки отдавать другу. «Запомни, он слабей, чем ты», — эти слова я запомнила на всю жизнь.

Он вообще воспитывал меня как пацана. Я с трех лет в седле, всегда за папой. Часто преодолевали трудности с помощью какой-то мамы: «Лена, закрой уши…» Лена закрывала и все слушала… И я с детства прекрасно овладела русским фольклором.

Про коронавирус и обет молчания

Коронавирусная инфекция — это вирусное заболевание. Мы коронавирусы знали и раньше. Но эта инфекция новая, и у нее есть отличительные свойства. Высокая летальность, обширный объем поражения легких, болезнь развивается быстро. Думаю, что процентов девяносто про эту инфекцию мы уже знаем.

Был у меня интересный разговор. Одна пациентка возле моего кабинета сказала: «Вот, они еще лечить эту заразу не научились, а уже прививки ставят. Не буду я вакцинироваться!..» Я не выдержала и говорю ей: «У вас есть родители?» «Есть!» — отвечает она. «Вот если они вам дороги и вы не хотите им скорой смерти, тогда идите и прививайтесь ради них», — сказала я.

Мне хочется верить, что с последним вздохом ничего не заканчивается. Иногда вижу цветок у дороги и думаю, а вдруг в нем чья-нибудь душа живет? 

Скажу честно: мы с мужем переболели ковидной пневмонией. Я в более легкой форме, муж болел тяжело. Мы заболели еще до вакцинации, так вышло. Врачи ведь на передовой. Поэтому я знаю, как тяжело болеть этой новой инфекцией. Как специалист, полностью доверяю вакцине и двумя руками за вакцинацию! По-другому никак!

Трудно ли болеть врачам? Самое главное — не впадать в болезнь и не начинать себя жалеть. Я перенесла в жизни две тяжелых операции и вообще не заморачиваюсь по поводу болезни. Она — ко мне, я — от нее. Только так!

И еще, я очень хороший друг! У меня очень много друзей. Это тоже все папа.

Я вообще верный человек. Тридцать лет стригусь у одного парикмахера, десятилетиями шью одежду у одного мастера. Не люблю мельтешить и бегать.

Смерть?..

Я часто думаю про нее. Думаю, будет там что за чертой или ничего не будет? Не знаю. А с кем я там встречусь?..

С орбиты своей жизни я не отпускала папу лет двадцать, после того как его не стало. Я часто вела с ним внутренние монологи и диалоги. И только лет пять назад, после разговора с батюшкой, его отпустила. Выдохнула — и мне стало легче.

Мне хочется верить, что с последним вздохом ничего не заканчивается. Иногда вижу цветок у дороги и думаю, а вдруг в нем чья-нибудь душа живет? И всегда обойду, никогда не наступлю.

У меня не так давно умерла мама. Она прожила после отца много лет в счастливом браке, и все у нее было хорошо. И вдруг незадолго до смерти она стала вспоминать моего отца и попросила меня привезти его фотографии.

Она была удивительной мамой. Перед смертью сказала мне: «Ленка, вот там лежат деньги на похороны. А в той вот баночке лежат 30 тысяч. Это для тебя, доченька…»

Говорит мне по телефону: «Привези мне фотографии Евдокимова, мне надо с ним поговорить…» Я слова не сказала, взяла и почтой отправила ей фото.

Затем я приехала к ней, а она мне говорит: «Да, Ленка, я тогда была молодая и глупая. Сейчас бы я твоему отцу простила бы больше, потому что уже сама намного больше понимаю эту жизнь…» Она любила отца и умерла 31 декабря — в день его рождения. 

Она была удивительной мамой. Перед смертью сказала мне: «Ленка, вот там лежат деньги на похороны. А в той вот баночке лежат 30 тысяч. Это для тебя, доченька…» Она со своей пенсии все откладывала и думала про меня до последней минуты. Она всегда мне помогала, всю жизнь. И только с ее уходом я поняла, что взрослая. Меня уже некому баловать. И я своим детям всегда помогу. А кому они нужны, кроме матери?..

В нашем доме на первый взгляд покажется, что я пробиваю, командую, что-то решаю, суечусь. А муж ведет себя тихо. Он как стабилизатор. И дети слушают его с первого раза, а не меня. Вот так и живем.

Я поняла, насколько он мне дорог и как его сильно люблю, когда он тяжело болел ковидной пневмонией.

У него 75 % легких было поражено. Я ему звоню и раз от раза слышу, как слабеет его голос, как он все тише и тише разговаривает.

Я говорила: «Господи, я буду подавать ему чай в постель, не буду замечать разбросанные носки, вообще замолчу и не скажу ему больше ни слова против. Господи, ты только оставь его живым!»

Сейчас, когда начну ворчать, он мне сразу говорит: «А кто Богу давал обет молчания, а?» И мы оба смеемся.

Вообще я очень эмоциональная! Легко могу заплакать. Слезы чаще бывают от хорошего. От хороших, сердечных поступков.

О чем я жалею в жизни? Жалею! Жалею о том, что не родила третьего и четвертого ребенка. Как-то сама себе поставила планку, что после 30 лет детей рожать не надо. Сейчас понимаю, что была не права, и жалею об этом.

Блиц-опрос

— Любимые цветы?

— Ландыши!

— Любимое время года?

— Осень!

— Предпочитаемый алкоголь?

— Я к алкоголю совершенно равнодушна. Но если отвечать на этот вопрос, то мартини с апельсиновым соком.

— Самое сексуальное место у мужчины?

— Мозги!

— Мясо или овощи?

— Овощи!

— Что такое несчастье?

— Болезнь и смерть детей.

— Какая черта характера вам мешает жить?

— Не знаю. Ничего мне не мешает жить.

— Какая черта помогает жить?

— Наверное, вот это: никогда не сдавайся. Моя бойцовость. И вообще я хочу вам сказать: чем тяжелей ситуация, тем мне легче мобилизоваться.

Из биографии

Елена Андреевна Саяпина, главный врач Амурской областной инфекционной больницы. Главный внештатный врач-инфекционист амурского Минздрава.

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Водолеи зарядятся позитивом от других, а Девы откроют инвесткопилку: гороскоп на 26 январяСоветы
Более 2,7 миллиона рублей потратила амурская молодежь на театры и музеи по «Пушкинской карте»Общество
Василий Орлов: «Авиамобильность амурчан внутри региона за три года выросла в 3,5 раза»Экономика
Пенсионерка из Благовещенска выдавала себя за продавца оборудования для майнингаПроисшествия
Автобусные остановки с информационными табло появятся в СвободномОбщество
Энергетики направили жалобы в прокуратуру и Ростехнадзор на дом с проводами в ЧигиряхОбщество

Читать все новости

Общество

Более 2,7 миллиона рублей потратила амурская молодежь на театры и музеи по «Пушкинской карте» Более 2,7 миллиона рублей потратила амурская молодежь на театры и музеи по «Пушкинской карте»
Журавль в ракете: художница из Читы нарисовала новые гербы АмГУ и другим дальневосточным вузам
В Пекине заработал музей амурского оконописца Александра Тихомирова: 100 работ привезли из Хэйхэ
Автобусные остановки с информационными табло появятся в Свободном
Энергетики направили жалобы в прокуратуру и Ростехнадзор на дом с проводами в Чигирях
Система Orphus