Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №20 (29115) от 22 мая 2024 года
Издается с 24 февраля 1918 года
22 мая 2024,
среда

Эта профессия — не для брезгливых: интервью с амурским следователем-криминалистом

Люди

Она не скрывает, что профессией следователя «заболела» в 14 лет. И что после школы целых пять раз пыталась поступить в вуз, чтобы получить заветную корочку юриста. «Упёртая — это про меня, всегда иду к поставленной цели», — говорит следователь-криминалист Татьяна Максакова. Перфекционизм и дотошность в ее профессии — ценные черты. А как иначе раскрывать сложные преступления, разматывать клубки циничности и обмана, пытаясь докопаться до сути? Тот, кто поступился чужой человеческой жизнью, готов до последнего ускользать от правосудия. Но оно его всё равно настигнет, уверена представительница профессии, в которой нужны крепкие нервы. Откровенное интервью старшего следователя-криминалиста следственного управления СК России по Амурской области, подполковника юстиции Татьяны Максаковой о том, чем на самом деле пахнет криминалистика, почему эта профессия — не для брезгливых.

Фото: Алексей Сухушин
 

«Сможете пирожки в морге есть — будете работать»

— В мое время, чтобы попасть в прокуратуру, из которой потом выделился Следственный комитет, нужно было не меньше 10 лет отработать следователем в милиции. Все прокуроры, работавшие там, когда‑то были следователями.

В зейский следственный отдел я пришла работать без юридического образования, окончив среднюю школу. А до этого фактически шесть лет отработала там внештатным помощником милиции. Думала, что буду врачом, но, начитавшись журналов «Человек и закон» и «Советская милиция», выбрала путь правоохранителя.

«На юрфак я поступила с пятого раза», — говорит Татьяна Максакова.

Родители нас воспитывали так: «Если хочешь что‑то получить, сам этого добивайся». Конец 80‑х годов, начались перестроечные времена, людям не выдавали зарплату. И я, восьмиклассница, пришла в отдел милиции. Прошлась по коридорам, посмотрела: первый этаж такой мрачный — темно-синие панельки, на втором — посветлее. Выбрала самую красивую дверь — к начальнику ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности. — Прим. ред.).

Что такое ОБХСС, мне — девочке с хвостиками и бантиками на голове — было не понятно. Открываю двойную дверь — дядька сидит, лысенький, в очках. Говорю ему, что хочу работать следователем в милиции и чтобы мне кто‑нибудь рассказал про работу. Что готова помогать — повестки, например, разносить. Он посмеялся: «Мысль хорошая, приходи через неделю, с начальником переговорю».

Пришла через неделю. За это время сагитировала туда же двух подружек, которые собирались поступать на фармацевтику. Около часа мой будущий начальник рассказывал нам о неприятных вещах, с которыми столкнемся в милиции: что многие начинают курить или выпивать, кто‑то страдает язвой желудка и другое. «Сможете пирожки в морге есть — будете работать», — по‑честному сказал он.

Потом стал называть положительные моменты: что это полезная работа, что получаешь моральное удовлетворение от торжества социалистической справедливости. Однако рассказ о положительных моментах занял меньше времени.

В юности поймала мужиков, похищавших железо

Сейчас в помощники следователя в амурский Следком принимают на третьем курсе юрфака, а нам тогда было по 14 лет. Мы были на подхвате у сотрудников милиции: разносили повестки, вели журналы. Относились к нам серьезно, никто не подшучивал.

Помню, как‑то шли домой и увидели, что с теплотрассы мужики снимают железо — металл тогда таскали. Добежали до телефона, позвонили по 02, сообщили о происшествии. Потом на День милиции нам вручили грамоты за помощь в предотвращении преступления.

342

следственных и процессуальных действия провела в прошлом году следователь-криминалист Татьяна Максакова, участвовавшая в раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений

После окончания школы мы с подружками подали документы на юрфак в институт во Владивостоке, но не прошли по конкурсу. Шансов поступить практически не было — при конкурсе 12 человек на место. Зато это была школа жизни.

Потом девчонки поступили в техникум, а я устроилась в детский сад помощником воспитателя. Через год снова попыталась поступить на юрфак, уже в Барнауле, и опять неудачно. Девчонки институт после техникума окончили. В итоге одна сейчас работает юристом на Камчатке, а другая — федеральный судья в отставке. Профессия захватила.

Два года я трудилась в детском саду, в свободное время — внештатным помощником милиции. Официально туда я устроилась в 1993 году, когда ввели институт младших следователей, куда брали со средним образованием. В производстве у меня было под 90 дел. Потом, уже будучи младшим опером уголовного розыска, поступила в Хабаровскую школу милиции — в 1997 году открылся ее филиал в Благовещенске. С пятой попытки поступила на юрфак!

Почему АмГУ не рассматривала, не знаю. Учиться в школе милиции было легко. Когда ты знаешь следственную работу, тебе понятен учебник по уголовному процессуальному праву.

«Долгое время занималась идентификацией трупов»

Фото: Алексей Сухушин

Свое первое уголовное дело хорошо помню — это был выезд на кражу из складов ОРСа (отдела рабочего снабжения). Было заявлено, что похитили тушенку и водку. А в итоге оказалось, что реально похищено лишь три бутылки, а на кражу пытались списать недостачу.

В мое первое дежурство случилось восемь происшествий. На последнее — труп с ножом в животе — выезжали в три часа ночи. К счастью, человек с ранением оказался жив, хотя 40 сантиметров тонкого кишечника у него вывалилось наружу. Дело мы расследовали, нападавшим оказался знакомый, с которым мужчина выпивал.

В своей профессии я уже 31 год. Девять лет проработала в Зейском районе, в 2002 году перевелась в УВД Благовещенска — в уголовный розыск. Долгое время занималась идентификацией трупов — в отделе по розыску без вести пропавших, установлению личности неопознанных трупов и розыску преступников. Когда в 2007 году создался Следственный комитет при прокуратуре, меня пригласили туда на должность старшего прокурора-криминалиста. Тогда я была единственным криминалистом в отделе, а сейчас у нас восемь таких специалистов, а всего 11 сотрудников. Есть следователи-криминалисты и в районах — в Тынде и Свободном.

У криминалиста с собой от 6 до 10 чемоданов 

Кисти для реактивов криминалист использует косметические, говорит, что очень удобные. Фото Алексей Сухушин

Наш отдел криминалистики помогает следователям СУ СК России по Амурской области в работе. Мы обучаем молодых специалистов на начальном этапе, пишем методические рекомендации по расследованию преступлений (в том числе и прошлых лет) и тактике проведения следственных действий. Со следователями выезжаем на место происшествия, помогаем в осмотре. Ездим по области на все нераскрытые и связанные с детьми преступления, на тяжкие и особо тяжкие, где два и более трупов. Дежурим по графику. Вне графика — когда бывают сложные случаи и предстоит большой объем работ.

90 процентов доказательной базы следствия собирается в ходе осмотра. Криминалист сначала обращает внимание на обстановку места происшествия: как расположено тело, мебель, открыты ли шкафы. Он должен уметь моделировать ситуацию, которая здесь могла произойти. Открытые дверки — значит, кто‑то проникал. А каким именно образом открывали дверцу — за ручку, снизу, сверху или сбоку? Обработав поверхность, увидим отпечатки и, соответственно, процесс.

От ватных палочек для проведения экспертизы ДНК криминалисты отказались — вместо хлопка там сейчас сплошная синтетика, с нее «генетика» не выделяется.

Смотрим на пол — есть ли пылевые следы. Возможно, волосы упали с кого‑либо — их видно в свете специального фонаря. Криминалист выезжает на место с большим количеством техники — с ним обычно от 6 до 10 чемоданов. С собой берет еще источники света, нелинейные локаторы (позволяют обнаруживать полупроводниковые объекты — мобильные телефоны, флешки, симки, подслушивающие устройства), приборы для выявления скрытых видеокамер.

Например, если мы выезжаем на труп с ножевым ранением (участковый уже сообщил, что ножа на месте преступления не обнаружил), то обязательно берем металлоискатель. И пошли с ним — территория вокруг дома, мусорки, подвалы. Идет поиск ножа.

У меня есть подборка фотографий «Следователь — работа не пыльная» — про нашу «негрязную» работу. Где мы идем по колено в грязи, чтобы добраться до места происшествия.

«Под «Голубой огонек» нарезаю бинты для места происшествия»

Фото: Алексей Сухушин

Профессия криминалиста — не для брезгливых. «После пожара или посещения морга ты, мягко говоря, неприятно пахнешь. После ковида сложнее стало переносить эти запахи», — признается старший следователь-криминалист Татьяна Максакова. И делится с молодыми специалистами советами, как справиться с издержками профессии.

«Она теперь не может подойти к елке — та ей трупом пахнет»

— Муж мой совсем не выносит таких запахов. Когда я звоню и говорю, что иду из морга, он открывает дверь в ванную и закрывается в комнате, чтобы я прямиком в душ, а вещи — в стирку.

На работе выручает медицинская маска с капелькой пихтового масла. В первые 15 минут это отбивает трупный запах. Потом включаешься в процесс и уже забываешь, что воняет. Пока не хапнешь свежего воздуха. Давала такой совет стажеркам из АмГУ. У одной обратная психологическая реакция пошла: она теперь не может подойти к елке — та ей трупом пахнет.

На юрфаке АмГУ сотрудники нашего следственного управления проводят занятия по уголовному праву и криминалистике. Я там не преподаю, но обучаю следователей, которые приходят работать в СУ СК России по Амурской области. Пять первых рабочих дней молодой специалист проводит со мной. Мы выезжаем в морг и на место происшествия. По некоторым людям сразу видно, что они никогда не станут криминалистами: ребята же смотрят фильмы по телевизору, а там труп не воняет.

За мою бытность один парень вообще отработал лишь один день. Мы с ним попали в морг на какой‑то вонюченький труп. Говорю: «Одежду с него сними и карманы проверь». Он: «Я что, это должен еще и трогать?» И в тот же день написал заявление по собственному.

Еще я предупреждаю молодых следователей, что их семья всегда будет где‑то ущемлена. Потому что работа занимает слишком много времени. Даже мой терпеливый муж говорит: «Слышишь, дорогая, надо как‑то завязывать и работать до 19:00. Чтобы потом поужинать и часок погулять».

Не дамский чемоданчик

Фото: Алексей Сухушин

Чемодан-«криминалист» с надписью «Следственный комитет» мне подарили в магазине, где приобретала кримнабор. И чего в нем только нет: куча баночек с разноцветными и люминесцентными порошками, наборы кистей, рулетки, линейки, мелки.

Есть новейшие реагенты для изъятия следов пальцев с мокрых поверхностей. Например, после дождя или если автомобиль из воды достали — можно снять отпечатки пальцев на его поверхностях. Даже на замоченных в ванне ножах удавалось обнаружить следы крови. А реагент нингидрин позволяет снять застарелые отпечатки на листках книг, которым лет двадцать.

На работе выручает медицинская маска с капелькой пихтового масла. 

Несколько лет назад у нас с мужем из личного гаража украли металлоискатели, рыбацкое оборудование и новогоднюю елку. Потом мы заметили, что кто‑то вновь пытается взломать замки. Я взяла и набрызгала на двери нингидрином, а он при взаимодействии с водой окрашивается в фиолетовый цвет. И люди вдруг перестали лазить. Когда их нашли, а муж был по делу потерпевшим, сказал: «Да вы несколько раз пытались залезть в гараж и потом ходили с фиолетовыми руками!» — «Откуда вы знаете?» — «Да так». Воришки нам выплатили ущерб, и мы пошли на мировую.

Самое интересное, что через несколько месяцев один из тех злодеев сам стал жертвой. Он работал сварщиком, воры проникли к нему в гараж и унесли дорогой сварочный аппарат. Парень позвонил мужу, спросил, что делать. Муж ему сказал: «Теперь ты побудь в моей шкуре» — и посоветовал вызвать полицию.

Мы применяем экспресс-тесты для обнаружения следов спермы и крови. Реагенты очень чувствительные: я прокалывала палец себе, и то, что на кончике иголки, промывала в столовой ложке воды, выливала ее на стол и мокрой тряпкой вытирала. И тест после вытертого показывал, что там была кровь. И этого хватит для проведения генетического анализа.

Почему отказались от ватных палочек

От ватных палочек мы отказались — вместо хлопка там сейчас сплошная синтетика, с нее ДНК не выделяется. И по старинке работаем марлевыми тампонами. У нас они есть для живых лиц и для работы с трупными материалом. Бинт, капля воды, делается смыв — и ДНК взято.

1 января я обычно застилаю стол, достаю бинты, беру стерильные ножницы, перчатки и под «Голубой огонек» нарезаю такие тампоны. Для работы с одним трупом достаточно баночки с 5–6 тампонами, для места происшествия — столько же. То есть для выезда на обычное бытовое убийство мне хватает две баночки с заготовками.

Под них сама же делаю упаковку из бумажных записных блоков. Из одного можно сложить примерно 900 конвертиков — по одному на каждый марлевый тампон.

Солдатик помог оправдать невиновного

Фото: Алексей Сухушин

В нашем музее есть два примечательных экспоната — «рука Фредди Крюгера» и пластилиновый французский солдатик. Руку нам подарили в одном из районов ребята-мастера. А с солдатиком связана целая криминальная история.

Поступило заявление, что мужчина якобы склонял мальчика к действиям сексуального характера. И говорил: «Пойдем со мной, я тебе солдатиков слеплю». И полупьяная мама ребенка написала заявление. Мужика доставили к нам, он: «Я правда леплю солдатиков. Семья пьющая, ребенок брошенный. Я хотел его занять».

И мы, чтобы проверить эту версию, пошли в магазин, купили пачку пластилина. И мужчина за 15 минут слепил этого солдатика. Помимо этого, ему провели психофизиологическое исследование, проверили на полиграфе. Да, у него не было преступных умыслов в отношении ребенка.

Как эксперты раскрывают старые преступления

Фото: Алексей Сухушин

На сегодняшний день мы можем дактилоскопировать практически любой труп, на котором есть намек на кожу. Обладаем уникальными методиками. У нас проводится основная масса экспертиз: криминалистические, дактилоскопические, судебно-медицинские, фоноскопические и компьютерно-технические. Полтора года назад появилась и своя генетическая лаборатория.

«С началом СВО убийств стало меньше на 20 процентов. Видимо, основная масса амурчан объединилась — люди в тылу работают, чтобы помочь фронту, бойцам», — говорит старший следователь-криминалист.

Кстати, сейчас мы возвращаемся к старым делам, по которым сохранились вещественные доказательства. С помощью современных видов экспертиз повторно перепроверяем следы и раскрываем преступления.

В связи с изменением в законодательстве о геномной регистрации активно пополняется база. Даже те лица, которые находятся под административным надзором, будут сдавать генетический материал для передачи в базу. Даже если расследование преступления окончено по нереабилитирующим обстоятельствам — прекращено в связи со смертью подозреваемого, объект всё равно ставится в базу и проверяется по старым делам, которые есть. На сегодняшний день наши генетики ежемесячно ставят на учет более 300 объектов.

Поэтому думаю, что со временем будет раскрыто и убийство главы поселка Новобурейского. Там есть определенный генетический материал, но пока не попались в поле зрения лица, совершившие преступление.

«Непыльная работа»

Фото из личного архива

В мороз минус 30, в резиновых перчатках, с подводной видеокамерой криминалист осматривает емкость скотомогильника в поисках без вести пропавшего. Тело мужчины в том месте не обнаружили.

«Как я прибрала мужа к рукам»

С мужем мы познакомились у дедушки-костоправа, к которому ходили лечить спины. Виделись с ним три раза, как‑то по просьбе старика свозили его на кладбище, могилки прибрать. Потом Сергей прислал мне эсэмэску: «Прибери меня к рукам, а то я испорчусь и тебе не понравлюсь». Прибрала, с 2015 года мы вместе.

Дом у нас — это место отдыха. Приходишь — и хочется сразу на диван (не знаю, может, он в таком магическом месте стоит). Готовим мы с мужем по очереди: кто раньше пришел, того и кухня. Любим мясо, рыбу, блинчики по выходным. Когда муж заболел ковидом (поражение легких было 60 процентов), я по 20 блинчиков носила ему в больницу, чтобы выздоровел.

90

процентов доказательной базы следствия собирается в ходе осмотра

Муж убежден, что я, как следователь-криминалист, на всех смотрю подозрительно. Когда приходится ездить в общественном транспорте, Сергей говорит, что я рассматриваю каждого пассажира. Еще он возмущается, что со мной невозможно смотреть детективы — комментирую все сцены (а сам, кстати, комментирует военные фильмы, потому что владеет оружием — охотник).

В последнее время хочется заниматься чем‑то добрым, разными хобби. А люблю я рыбалку и валяние — создание шерстяной обуви (ботиночек, тапочек). Три часа у меня уходит на шерстяную варежку.

Это когда ждешь рыбу, и ловится монстр-бычок весом 7 кг, заглотив своего собрата. Фото из личного архива

Рыбачу я везде, где есть вода. С пяти лет с удочкой — предпочитаю всегда поплавок. Мы выезжаем на Маньчжурку или в Анновку карася ловить, осенью выбираемся в Приморье или Хабаровский край. Поэтому на день рождения или 8 Марта муж мне дарит не только цветы, но и рыбацкие снасти.

Фото из личного архива

В этот раз получила от него спиннинг, а он от меня охотничий мультитул. Неправильная я женщина! Хотя друзья мужа ему завидуют, что я не бегаю по магазинам за шмотками. А он молчит — о том, что меня лучше подальше держать от рыболовных магазинов.

Возрастная категория материалов: 18+

Этот чемодан Татьяне Максаковой подарили в специализированном магазине.Этот чемодан Татьяне Максаковой подарили в специализированном магазине.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Февральская банда и угонщики джипов: амурские следователи рассказали о самых громких делахФевральская банда и угонщики джипов: амурские следователи рассказали о самых громких делах
Амурские следователи рассказали о самых громких уголовных делахАмурские следователи рассказали о самых громких уголовных делах
Больше пяти тысяч преступников задержали с начала года амурские полицейские
В Приамурье полицейские отвезли в больницу женщину-водителя с сердечным приступом
Амурские полицейские в течение двух дней задержали девять лиц, объявленных в федеральный розыск
Убийство министра и похищение ребенка: следователи рассказали о самых громких делах в Приамурье
Спикер амурского Заксобрания наградил одного из лучших амурских следователей
За спасение девушки от изнасилования сотрудницу благовещенской полиции повысили в звании
Двух полицейских подозревают в избиении мужчины в Шимановске
Сразу шесть руководителей амурских отделов СК сменили в мае место работы
Глава преступного сообщества, числившийся в федеральном розыске, задержан в Благовещенске

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
Избивший пожилую мать и полицейского амурчанин отправился в тюрьму на два годаПроисшествия
Амурским производителям на «АмурЭкспо» расскажут о продвижении продукции на российских рынкахЭкономика
В автобус со своим велосипедом: можно ли и во сколько это обойдется амурчанамОбщество
Какие улицы Благовещенска перекроют для движения в дни проведения «АмурЭкспо»Общество
Им просто стало скучно: в Магдагачинском округе отыскали виновных в поджоге травы детейПроисшествия
В Приамурье рассмотрят введение новых ограничений продажи алкоголя на розливЭкономика

Читать все новости

Люди

«На передовой наши ребята чудеса творят»: «Амурская правда» побывала в гостях героя Афганской войны«На передовой наши ребята чудеса творят»: «Амурская правда» побывала в гостях героя Афганской войны
«Записываю песни в шкафу сестры»: молодой музыкант из Амурской области попал в топ «Яндекс Музыки»
«Напросился»: как рязанский стендап-комик заставил смеяться благовещенцев 
«Вечная слава офицеру Ванюше»: «Амурская правда» нашла уникальные фронтовые письма и артефакты
«Я слепая! И что такого?»: одинокая мать троих детей из Тамбовки рассказала о жизни с диагнозом
Система Orphus