Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №14 (28956) от 15 апреля 2021 года
Издается с 24 февраля 1918 года
19 апреля 2021,
понедельник

Известный амурский ученый-онколог: «Чтобы победить рак, надо преодолеть собственные страхи»

Виктор Гордиенко в день 80‑летия дал откровенное интервью «Амурской правде»

Люди

Он знает об онкологических заболеваниях всё, или почти всё. Уже тридцать четвертый год Виктор Гордиенко заведует в Амурской государственной медицинской академии кафедрой лучевой диагностики, лучевой терапии с курсом онкологии. Заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, автор более 200 научных публикаций, профессор Гордиенко за эти годы подготовил плеяду профессионалов не только для амурской медицины. В минувший вторник ему звонили со всех концов огромной страны — поздравляли с юбилеем. «Только цифру не называйте, а то мне страшно», — рассмеялся Виктор Петрович, согласившись в день своего 80‑летия на интервью с «Амурской правдой».

Известный амурский ученый-онколог: «Чтобы победить рак, надо преодолеть собственные страхи» / Он знает об онкологических заболеваниях всё, или почти всё. Уже тридцать четвертый год Виктор Гордиенко заведует в Амурской государственной медицинской академии кафедрой лучевой диагностики, лучевой терапии с курсом онкологии. Заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, автор более 200 научных публикаций, профессор Гордиенко за эти годы подготовил плеяду профессионалов не только для амурской медицины. В минувший вторник ему звонили со всех концов огромной страны — поздравляли с юбилеем. «Только цифру не называйте, а то мне страшно», — рассмеялся Виктор Петрович, согласившись в день своего 80‑летия на интервью с «Амурской правдой».

Но общаться нам пришлось по скайпу. Уже вторую неделю известная в Приамурье профессорская семья Гордиенко (супруга Елена Николаевна тоже профессор — только кафедры гистологии и биологии) живет в режиме самоизоляции. «Наша дочь тоже врач и преподает в АГМА. Одна из студенток в ее группе заболела ковидом, поэтому мы теперь на карантине». Это не мешает юбиляру проводить дистанционно занятия, онлайн-консультации и даже давать интервью. Как сохранить такую же ясность ума на долгие годы? Можно ли почувствовать рак, когда еще нет боли? Чего не нужно бояться, узнав о диагнозе, и какие виды опухолей выявить сложнее всего  —  ответы на актуальные вопросы даёт светило амурской онкологии.

«Настрой — половина успеха»

— Виктор Петрович, за 54 года в онкологии трудно сосчитать, скольким людям вы продлили жизнь. Через вас прошли, наверное, сотни пациентов?

— Какие сотни?! За полвека их были тысячи!

— Скажите честно, у вас самого есть страх перед диагнозом, который ставите другим?

— Говорю честно: никогда об этом не задумывался. Как не задумывался о том, сколько мне сегодня исполнилось лет. Я когда это слышу (смеется), у меня возникает страх перед самой цифрой — 80. А насчет диагноза… Может быть, это чисто профессиональное, но я не обращал внимание на это — надо было спасать других. Страх, видимо, появляется, когда диагноз установлен. Всё зависит от того, какая у тебя психика. Я 54 года отдал онкологии, и ни разу не было такого, чтобы ко мне в кабинет зашел больной и спросил, рак у него или нет. Люди лежат в онкологическом диспансере, получают специфическое лечение, а никто не хочет слышать этого слова. И я никогда пациентам это не говорю, каждого успокаиваю: «У вас пограничное состояние».

Я никогда пациентам не говорю диагноз, каждого успокаиваю: «У вас пограничное состояние». 

А у некоторых страх перед онкологией настолько велик, что справиться с ним без помощи психолога не представляется возможным. Беда еще и в том, что люди чрезмерно мнительные и эмоциональные часто отказываются от обследований. И любая незначительная болезнь может восприниматься ими как проявление рака. Такое состояние опасно. Постоянный стресс ухудшает общее самочувствие, а в каких‑то случаях может спровоцировать наступление болезни. Когда я был помоложе, у меня был пациент — простой мужик рабочей профессии. У него была запущенная стадия рака, но он не думал об этом. Получал лечение и прожил спокойно еще около десяти лет. Чтобы победить рак, нужно сначала преодолеть свои собственные страхи — онкофобию.

Будущий доктор Луч

— Деревенский архаринский мальчишка: почему вдруг медицина, да еще радиология? О такой специальности в 60‑е годы мало кто даже слышал.

— Кто повлиял на выбор профессии, сказать не могу. Это получилось как‑то спонтанно. В седьмом классе почему‑то решил, что стану врачом. Причем это был уже не оспариваемый момент моей жизни. В 1959‑м все вступительные экзамены в медицинский институт сдал на отлично. В студенческие годы было много чудесного. Жена говорит: «Напиши книжку, она будет бестселлером». Может, и напишу. Как мы ездили студотрядами в колхозы, как было интересно профессионально расти. Я на пятом курсе самостоятельно прооперировал аппендэктомию под контролем хирурга. Таких операций по удалению аппендикса за время учебы провел две — первым хирургом оперировал больных. Сегодня студентам рассказываю, они в это с трудом верят.

— Почему?

— Потому что у них сегодня таких возможностей нет. А во время нашего обучения на каждой кафедре старшекурсникам предоставляли возможность получать практические навыки. Заканчивая вуз, мы были профессионально более подготовлены к работе врача, чем нынешние выпускники академии. Я студентом много раз ассистировал доценту кафедры акушерства и гинекологии на гинекологических операциях. Хотел стать хирургом, но вмешался случай. В 1967 году открыли радиологическое отделение в онкологическом диспансере и мне предложили пройти ординатуру по лучевой диагностике и терапии. Через два года я уже приступил к работе врача-радиолога.

— Соприкасаться с радиацией! Вас это не остановило?

— В первый год была какая‑то осторожность в работе, типичная для каждого обычного человека. А потом привык и долгие годы уже не обращаю внимания на то, что работаю в радиологии. Потому что при открытии отделений лучевой диагностики, так же как и рентгенологических, предусмотрены персональные меры защиты медиков и пациентов. Они очень эффективны.

 «Я ни разу в жизни не пожалел о выбранной профессии. Если такие сомнения возникают, надо уходить из медицины. Я был деканом курса. И некоторые мои выпускники не нашли себя в профессии врача, но зато стали хорошими предпринимателями. Я на своем месте».

— А красное вино пьете? Говорят, что его выдавали всем ликвидаторам последствий аварии на Чернобыльской АЭС, якобы помогало от облучения.

— Я не знаю, что давали ликвидаторам. Это всё слухи, как и то, что алкоголь дают подводникам на атомных подводных лодках для уменьшения эффективности действия излучения. Красное вино не «выводит» радиацию — это обывательское мнение. Но вино, и особенно красное, обладает хорошими антиоксидантными свойствами, то есть подавляет действие свободных радикалов и тормозит окислительные процессы в организме, которые запускаются в том числе радиацией. В этом смысле его можно считать профилактическим средством. Но только граммов 150 — не более. В больших дозах даже самое хорошее вино действует уже как банальная выпивка и ослабляет иммунитет. Крепкие напитки, например, водка, на радиацию не действуют. Аскорбиновая кислота, как известно, тоже обладает антиоксидантными свойствами. Прием витамина С в суточных дозах до 1,5 грамма — признанное средство для повышения иммунитета и часть антирадиационной терапии. Зачем пить вино, если аскорбинки достаточно в квашеной капусте?! Сам я много лет уже не употребляю алкоголь. И раньше умеренно употреблял, а сейчас вообще исключил. У меня организм не просит ни красного, ни белого… Ничего не принимаю. Жена смеется надо мной, говорит: «Это у тебя последствие облучения».

«Загадочная уровская болезнь открыла мне путь в науку»

— Кто для вас стал маяком, который заинтересовал вас научной деятельностью?

— После ординатуры мне предложили должность ассистента на кафедре. Мне повезло: в то время у нас в Амурской области была очень редкая болезнь — называется Кашина — Бека, или уровская болезнь. Это деформирующий остеоартроз, поражающий локтевые, лучезапястные, тазобедренные, коленные и голеностопные суставы. Люди не росли, были с короткими ногами и руками, к 17 годам уже становились инвалидами. Таких больных выявляли в Бурейском районе, но особенно много их было в Зейском. Был у нас такой профессор Павел Викторович Белозеров, заведовал кафедрой нормальной физиологии. Он проводил обследование таких больных на севере Приамурья. И ему нужен был рентгенолог. Потому что первым признаком этой патологии было сужение суставных щелей. Нужно было обязательно проводить рентгенографию кистей рук. Я поехал в экспедицию.

— Эта болезнь генетическая?

— Скорее всего нет. Потому что родственники больных как жили, так и живут в Зейском районе, а болезнь ушла куда‑то. В Чите была специальная лаборатория по изучению этой болезни. Известно более 20 теорий и гипотез, но в общем‑то ученые так и не пришли к единому мнению: отчего и почему эта болезнь возникает. Возможно, появление селена как лекарственного препарата привело к тому, что она исчезла. Ведущая версия — биогеохимическая — это нехватка в почвах селена и переизбыток марганца. У нас эта болезнь полностью исчезла. Мы проводили контрольные исследования — ее нет, а в соседней с нами провинции Хэйлунцзян она распространена. Китайцы продолжают изучать и утверждают, что селен помогает этим больным.

У каждого человека в жизни появляется момент, который может изменить его жизнь. Главное — не упустить его. Мне повезло, что профессор Белозеров меня пригласил. Участие в зейской экспедиции обозначило стезю моей дальнейшей научной деятельности.

«Люди продают последнее и едут в зарубежные клиники, а потом долечиваться идут к нам в диспансер»   

Большинство людей уверены, что рак — это смертельный диагноз. Хотя давно известно, что многие формы злокачественных новообразований поддаются успешному лечению. Но, узнав о диагнозе, те амурчане, у которых есть финансовая возможность, стремятся ехать на лечение за границу: в Южную Корею, Германию или Израиль — куда угодно, лишь бы не лечиться дома.

 Руководитель кафедры Виктор Гордиенко с доцентами Ольгой Можаровой и Ольгой Лысенко и асисстентом Татьяной Коробковой.

— Виктор Петрович, в чем причина: действительно нет прорывов в онкологии, мы пока еще недостаточно успешно лечим какие‑то формы рака?

— Сегодня различные формы рака мы лечим по тем же методикам, которые определены наукой во всем мире. То, что делают в Германии, Израиле или США — то же делаем и мы в Амурском областном онкологическом диспансере. Раньше, до 2000‑х годов, у нас было отставание в техническом обеспечении, в модернизации тех же методов лучевой терапии, которые являются составной частью комплексного лечения злокачественных новообразований. Но за последние годы в техническом плане мы осуществили большой рывок. А то, что люди стремятся уехать за границу на лечение, зависит от нашего менталитета.

Мы привыкли думать, что у нас все плохо, привыкли себя несколько принижать. В психиатрии есть даже такой симптом уничижения, когда человек думает: «Вот я этого недостоин…», «У нас это хуже…» Скажу вам: все наши онкологические пациенты, которые уезжали на лечение в Южную Корею, Израиль или Германию, долечиваться потом приходят в онкодиспансер. Речь не идет о людях, которые уехали на постоянное место жительства в Москву или Краснодар. Речь об амурчанах. Многих убеждал: «Не надо ехать в Корею, мы вам сделаем то же самое». Но люди продают последнее, порой единственную квартиру, оставаясь без жилья, — и все равно едут. У большинства потом на вторую, третью и последующие поездки денег не хватает. Приезжают с рекомендациями от зарубежных докторов: «продолжение лечения по месту жительства».

— Какие виды рака диагностировать сложнее всего?

— Тут однозначного ответа нет. Скорее, надо говорить о том, какие опухоли труднее распознать на ранних стадиях, начальных этапах, когда лечение было бы более успешным. Вообще опухоли делятся на две группы — наружной и скрытой локализации. Сложнее диагностировать те, которые располагаются внутри организма. Это рак легкого, желудка и толстой кишки. Они лидируют в структуре заболеваемости, потому что такие онкологические патологии, как правило, обнаруживаются лишь на поздних стадиях, когда уже есть какие‑то симптомы. Если рак поверхностный, то человек сам обратит внимание, что у него долго незаживающий какой‑то процесс на коже, или родинка воспалилась, стала вдруг быстро увеличиваться. При меланомах, например. Советую сразу же, моментально обращаться к врачу! Очень жестокая опухоль, но после своевременного лечения многие больные живут по несколько десятков лет. Надо вовремя провести удаление или облучение. Виды комплексного лечения определит врач.

— Известно, что рак на первой стадии бессимптомный. Как тогда заподозрить зло?

— Есть опухоли, которые даже в третьей — предпоследней — стадии заболевания протекают бессимптомно. Например, при центральном раке легкого, когда злокачественное новообразование в корне располагается и перекрывается корнями легких. Этот рак не дает боли, но у большинства людей есть другие проявления — кашель появляется с мокротой, иногда в мокроте могут определяться прожилки крови. А вот при периферическом раке легкого боль есть. Сегодня много современных рентгенологических методов исследований, в том числе КТ или МРТ, которые позволяют заподозрить даже самые маленькие процессы.

— Иногда люди приходят к врачу и говорят: обследуйте меня всего на рак. Можно провести «техосмотр всего организма» разом?

— Это немного неправильный подход— не существует какой‑то универсальной методики, позволяющей исключить наличие онкологии, сделав один анализ крови или мочи. Всё сложнее: например, чтобы посмотреть изменения в легких, нужно сделать рентген грудной клетки. Если нащупали на груди крохотную шишечку, нужно прийти к врачу, чтобы он дал направление на маммографию, УЗИ. Есть так называемые онкомаркеры, которые дают возможность заподозрить онкологическое заболевание в любом органе или тканях. Для печени — свой маркер, для молочной железы или предстательной железы у мужчин — свои маркеры. Проводя такие исследования, мы делаем вывод: у человека в каком‑то органе или какой‑то системе что‑то не в порядке. Дальше проводится уже более углубленная диагностика.

К той же диспансеризации, профилактическим осмотрам нужно относиться серьезно, а не для галочки. Кроме выявления рака на ранних стадиях, как минимум в двух случаях онкологию можно вообще предотвратить — это раки матки и толстой кишки. В первом случае выявляется дисплазия шейки, которая говорит о высоком риске заболевания, и, зная об этом, его можно купировать. Во втором — рак возникает не сразу, перед этим в желудке и кишечнике возникают полипы — патологические разрастания тканей различной природы. Они как раз выделяют в кал кровь. Обнаружив это нарушение, можно сделать колоноскопию и убрать полипы — тем самым вы предотвращаете рак. Колоректальный рак поддается лечению хорошо, но только если  вовремя диагностировать. А у нас люди боятся делать колоноскопию или ФГДС. Они будут мучиться, терпеть боль, но им будет стыдно, страшно, неудобно.

У нас в Приамурье на первом месте сегодня рак кожи и меланомы, на втором — рак легкого, на третьем месте по заболеваемости — рак молочной железы. Причем, если несколько десятков лет назад рак молочной железы мы фиксировали только у женщин, то теперь он всё чаще встречается у мужчин.

«Я никогда не отдыхал в крупных санаториях и на морях. Все мои летние отпуска прошли на Мухинке в спортивном лагере. Считаю, что это был лучший отдых и лучшие дни — не только для меня, но и для моих товарищей, с которыми вместе занимались спортом. Я всю жизнь увлекался волейболом. Был судьей всесоюзной категории — судил игры высшей лиги Советского Союза. Таких как я на Дальнем Востоке нет, не было и теперь уже не будет: потому что уже нет СССР. Так и остался единственным. А после 50 лет полюбил теннис, когда прыгать над сеткой стало трудно. Поэтому организовал в академии секцию настольного тенниса».

«Чернобыль от нас далеко, а дозу мы стали получать при вдыхании такую же, как и на Украине»

— О чем сегодня мечтает профессор Гордиенко?

— Просто как человек ответить не могу: о чем мечтают в 80 лет?! Вот у меня жена всегда хотела прыгнуть с парашютом, а я высоты боюсь. В профессиональном плане, конечно, думаю об уменьшении количества больных. Несмотря на то, что население нашей области убывает (численность упала до 790 тысяч человек с 1 миллиона 50 тысяч в 1991‑м году), количество больных раком не снижается — наоборот, заболеваемость и смертность увеличиваются. Как профессионал хочу, чтобы эти два показателя уменьшились. На смертность мы можем повлиять путем использования новейших методик лечения наших больных. А по заболеваемости трудно сказать, потому что она связана со многими внешними причинами.

— Какие факторы могут влиять на развитие онкологической патологии в нашей области?

— Например, у нас превышение концентрации бериллия выше установленной нормы во много раз, превышение нитратов в почве — в десятки раз. Высока концентрация ртути — у нас моют золото. Скоро еще один фактор прибавится — это я уже о канцерогенных веществах. Это — последствия работы химических комбинатов. Вот вы про техногенную аварию в Чернобыле вспомнили. А вы знали, что за две-три недели произошло распределение продуктов ядерного распада, который был выброшен в воздух, равномерно по всей планете? Чернобыль вроде бы от нас далеко, а дозу мы стали получать при вдыхании воздуха такую же, как на Украине. Вот Фокусима рядом с нами — это тоже внешний фактор. Повышение радиоактивного фона тоже имеет большое значение.

— Виктор Петрович, в чем секрет вашей энергии и ясности ума?

— Питаюсь я просто и разнообразно. Вся мозговая деятельность связана с тем, что нужно работать. У нас был прекрасный врач Дмитрий Федорович Болгов — всю свою жизнь посвятил детской хирургии, а в апреле прошлого года ушел из жизни. У него руки были огромные: рабочим на железной дороге работал перед тем, как в медицинский институт поступить. Он изумительно оперировал детей. Однажды сказал мне: «Витя, не спеши уходить на пенсию. Пока мозги соображают, пока ноги и руки шевелятся, работу не бросай». В основе благополучия любого организма лежит процесс трудовой, то есть физической и, прежде всего, мыслительной деятельности. Будут мозги шевелиться постоянно, человек будет себя чувствовать лучше.

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Борьба за жизни идет 24 часа в сутки: как в онкодиспансере побеждают грозный недугБорьба за жизни идет 24 часа в сутки: как в онкодиспансере побеждают грозный недуг
У известной амурской зоозащитницы Татьяны Дудниковой подозревают рак желудкаУ известной амурской зоозащитницы Татьяны Дудниковой подозревают рак желудка
Подозрительные опухоли: проведенное вовремя обследование поможет спасти жизнь
Врач онкодиспансера Татьяна Молчанова: «Темные пятна на экране — маркеры онкологии»
В два раза вырос интерес к онкострахованию в 2020 году
Советы специалистов по лечению рака легких
Врачи амурского онкодиспансера — о том, почему рак важно выявить на начальной стадии
Невидимые лучи против опухолей: врач-радиолог о современной лучевой терапии
В Амурской области создали пять центров онкопомощи и оснастили оборудованием диспансер
Поможем Зое: молодой маме из Свободного собирают деньги на удаление злокачественной опухоли

Амурские аграрии начали посевную раньше срока: засеяно 40 тысяч гектаровЭкономика
Чертова дюжина в списке коронавируса: в Амурской области 13 заболевшихКоронавирус
На форуме волонтеров-медиков решили попросить президента обновить автопарк скорых в регионахОбщество
Переводившую мошенникам деньги амурчанку остановил случайный свидетельПроисшествия
В Магдагачах из горящего дома спасли рыжего котаПроисшествия
Ремонт улицы Ленина в Благовещенске начнется в маеОбщество

Читать все новости

Люди

Инвалид — сиди дома: страдающего ДЦП благовещенца не впустили в клуб на день рождения Инвалид — сиди дома: страдающего ДЦП благовещенца не впустили в клуб на день рождения
Три спасенные жизни Андрея Ключкина: знаменитый пациент горящего кардиоцентра о своей судьбе
В Благовещенске скончался заместитель главврача детской больницы Андрей Каленбет
Бывшая амурчанка написала рассказ о Завитинске для детской энциклопедии про Транссиб
«Это наш третий космодром!»: как Восточный притягивает лучших людей страны
Система Orphus