Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №46 (29039) от 24 ноября 2022 года
Издается с 24 февраля 1918 года
29 ноября 2022,
вторник

Военная без погон: Ольга Шнайдер помогает мобилизованным амурчанам и их семьям

Люди

Она не носит погоны и не имеет воинского звания, но после пятиминутного разговора становится ясно: Ольга Шнайдер — человек военный. Практически вся ее жизнь прошла в воинской части села Екатеринославка, где много лет служил супруг. Сейчас она заведует сетью магазинов военной торговли, а сын Ольги Ивановны — за тысячи километров, на передовой специальной военной операции. Амурчанка — участница конкурса «Поступки и люди» в номинации «Своих не бросаем». «Сначала отправляли на СВО наших ребят, сейчас — мобилизованных. Я на связи с семьями со всей Амурской области, телефон не замолкает», — признается жительница Екатеринославки. И в глубине души верит, что добро, сотворенное людям здесь, хранит ее ребенка там, где свистят пули.

Военная без погон: Ольга Шнайдер помогает мобилизованным амурчанам и их семьям / Она не носит погоны и не имеет воинского звания, но после пятиминутного разговора становится ясно: Ольга Шнайдер — человек военный. Практически вся ее жизнь прошла в воинской части села Екатеринославка, где много лет служил супруг. Сейчас она заведует сетью магазинов военной торговли, а сын Ольги Ивановны — за тысячи километров, на передовой специальной военной операции. Амурчанка — участница конкурса «Поступки и люди» в номинации «Своих не бросаем». «Сначала отправляли на СВО наших ребят, сейчас — мобилизованных. Я на связи с семьями со всей Амурской области, телефон не замолкает», — признается жительница Екатеринославки. И в глубине души верит, что добро, сотворенное людям здесь, хранит ее ребенка там, где свистят пули.
Фото: Владимир Воропаев

«Я человек военный»

— Не обращайте внимания на мой хриплый голос. В режиме нон-стоп говоришь, объясняешь, отвечаешь, успокаиваешь. И так до бесконечности, — извиняется Ольга Ивановна при нашем знакомстве по телефону.  

Место нашей встречи — воинская часть Екатеринославки. Сначала это удивляет, но почти сразу становится ясно — здесь проходит вся ее жизнь, и она давно считает себя военным человеком.

«В 2000 году я пришла работать сюда продавцом, тогда это был магазин военторга», — рассказывает Ольга Ивановна за чашкой кофе в торговой точке. Она совмещена с кафе, и здесь людно от большого числа мужчин в военной форме. Среди них и военнослужащие, и мобилизованные.

— Вышла замуж за военнослужащего этой воинской части — муж тогда был старшим лейтенантом. Предприятия менялись, за это время военной торговли как таковой не стало. Сейчас эти магазины на аренде под торговой маркой «Военторг». Вместе с военнослужащими мы выезжаем на все учения, будь это наш полигон или какой-то другой, разворачиваем точки с товарами и питанием, — рассказывает Ольга Ивановна. — Они будут месяц стоять — и мы будем стоять. Когда проходит танковый биатлон, тоже выезжаем на полигон. Еще я председатель Совета предпринимателей Октябрьского района и заместитель председателя Общественной палаты. И вся моя жизнь — эта воинская часть. Я здесь практически всегда.

Активная, даже неугомоннаяона сама про себя говорит, что ее бывает слишком много. Знает едва ли не каждого, кто уехал в зону СВО из родной воинской части, и поддерживает связи с семьями. Мамы, жены, сестры — все бегут к ней с просьбами узнать, всё ли в порядке с любимым человеком, где он сейчас.

— Понимаете, гражданским трудно понять многое. И приходится пояснять, — говорит Ольга Шнайдер. — На передовой связи часто нет — позвонить можно, когда меняют локацию, через спутниковую связь. Стало очень много фейковых звонков: в панике мне звонит мама одного из военных — ей позвонили и сказали, что сын погиб. Я пробиваю номер, а это телефон, с которого спамят кредитами. Успокаиваю, объясняю: «В первую очередь информация (не дай бог) придет в военкомат, вам такое сообщат лично, не верьте незнакомым номерам...» А сначала приходилось даже выяснять, какая специальность военная и куда отправили — жены живут годами и не знают, какая должность у мужа. Вот через штаб и знакомых искала для них информацию.

Сын на передовой

Она говорит об этом почти спокойно, хотя мое сердце сжимается и ёкает — настолько важная и болезненная эта тема сейчас для каждого. Но разговор продолжается, и становится ясно: Ольга Шнайдер сама живет с этой болью каждый день, но другим дает поддержку и надежду. Супруг Ольги Ивановны служил комбатом саперного батальона и ушел на пенсию с должности начальника инженерной службы, сейчас он подполковник в отставке, работает в военкомате. Сын пошел по стопам папы, служил в этой воинской части, а с зимы — на спецоперации.

«Невестку ругаю иногда. Позвонит сын, а она ревёт. Я всегда говорю: «Ты что делаешь? Тебе тяжело, а ему там втройне тяжело. Поддержи, скажи: «Милый, у нас всё хорошо, мы тебя ждем».

«У нас тут у каждой можете спросить: там — муж, отец, сын… И помню, сначала соберемся все вместе, сидим и ревём от души. Тогда, в самом начале, мы не сдерживали эмоций, но сейчас уже научились. Понимаем, что это всё не на один день. И мы привыкли с этим жить и поддерживать других», — признается Ольга Ивановна, которая каждый день ждет весточки от сына. Он не просто там, а находится в самой гуще событий, и его специальность настолько рискованна, что ее название боязно произносить вслух. За эти месяцы она лишь однажды видела сына — в 15-дневном отпуске.

Фото: Архив АП

Он выходит на связь со спутника, на важный разговор — всего две минуты. Позвонит, а я ему: «Сыночек, жене позвони, у вас детки. А она мне всё расскажет», — говорит Ольга Ивановна, и в голосе звенят слезы.

— Вы знаете, я невестку ругаю иногда. Позвонит он, а она ревёт. Я всегда говорю так: «Ты что делаешь? Тебе тяжело, а ему там втройне тяжело. Поддержи, скажи: «Милый, у нас всё хорошо, мы тебя ждем». И я всем даю такой совет — им нужна наша поддержка! Недавно подвозила маму одного из ребят. Вдруг у нее звонок с незнакомого номера. Я глянула цифры: «Берите, это сын!» У нее голос дрожал, а после разговора ей говорю: «Теперь можете и пореветь». Я сама всегда так делаю, — признается амурчанка.

Дважды сын оказывался в самом пекле, говорит дрожащим голосом Ольга Ивановна. И — словно чудо спасало от самого страшного. «Сын, ты у меня дважды в рубашке родился. Значит, пройдешь всю операцию и вернешься домой», — с надеждой говорит женщина. А сын на это отвечает: «Мама, ты столько помогаешь людям, меня хранит твоя аура».

Мобилизация нагрянула нежданно

Сентябрь снова круто изменил жизнь — у всех, но для Ольги Шнайдер — особенно. Воинская часть Екатеринославки стала одним из пунктов приема в объявленной мобилизации. Несмотря на то что разговоры об этом ходили, решение президента всё-таки прозвучало как гром среди ясного неба. Сюда начали прибывать люди со всех уголков Амурской области. В магазине-кафе, которым заведует Ольга Ивановна, стало не протолкнуться. Пришлось поставить дополнительную кассу, а на подмогу частенько прибегала дочь-одиннадцатиклассница.   

Фото: amurobl.ru

Сметали мужчины всё, поэтому предпринимательница сейчас скупает выпечку у нескольких пекарей Екатеринославки. «Да, кормят их, но многие же привыкли дома к питанию без ограничений, вот и приходят», — поясняет бизнесвумен. Не обошлось и без проблем: первые три дня, вспоминает Ольга Шнайдер, превратили часть в хаос. Причина — алкоголь.

— Дошло до того, что нетрезвые на моих продавцов уже кидались. Я была вынуждена обратиться к главе района, а он вышел на губернатора с просьбой запретить продажу алкоголя. И я благодарна, что меня услышали, и после этого уже был порядок, — отмечает Ольга Ивановна. — Вы знаете, очень много было недостоверной информации: что в военной части ничего нет, форму не дают, обувь не по размеру… Но поверьте мне — я здесь нахожусь целыми днями, всё проходило на моих глазах. Форму выдавали всем мобилизованным! Никто раздетым не остался. Шапки и ремни — новые. Да, берцы уставные — может, кому-то не нравились, и тогда человек себе покупал что-то другое. В первые дни спрашивали спальники, у нас не было, но мы заказали. Но потом повезли очень много груза со всех районов, выгружали машинами здесь, в клубе, и распределяли. Я даже сама «урвала» для ребят, которые уже на полигоне занимались.  

Ольга Ивановна сама попросилась в созданный в районе оперативный штаб, так как постоянно общается с военными и знает их нужды. При своей неуёмности и неравнодушии честно говорит: «Я не волонтер». Даже немного обижена на это присвоенное кем-то «звание».

— Никогда не была волонтером. Волонтеры — это хорошо, а расскажите, что они сделали? Расставить в магазинах корзинки для сбора помощи может каждый. Это моё мнение, я имею на него право. Я знаю людей, которые не волонтеры, но столько вкладывают сил в помощь людям. Нужна была реальная помощь в первые дни, когда люди не знали, что происходит, семьи не понимали. Например, мобилизованные не знали, что нужно написать заявления в соцзащиту на выплаты на коммунальные платежи, пришлось мне рассказывать во всеуслышанье. Также про бесплатное питание детей в школах. Волонтеры… Волонтеры района хоть бы раз пришли сюда, в клуб, просто пообщаться с мобилизованными, где-то помочь, связаться с семьей, документы привезти, ведь люди со всей области ехали, — машет рукой Ольга Ивановна. — Представляете, приехали жены из Магдагачинского района, я полдня искала тут их мужей, просила для них встречу под свою личную ответственность. И люди счастливы. А когда люди счастливы — у меня в душе такая радость.

«Сейчас попробую узнать в штабе»

Так и выходит, что «не волонтер» всё время кому-то помогает. Говорит, кинула клич среди местных бизнесменов — собрали 64 тысячи рублей.

— Немного, но на рации хватило. Они нам скидывают фото, и мы видим — наши ребята всё получили. Сейчас собираем на квадрокоптер именно для разведки, и за неделю собрали 150 тысяч. Дело в том, что разведке нужен нешумный, а он дорогой. Понимаете, носками мы не выиграем. Да, Минобороны говорит, что всего достаточно — но это не так. Мы, семьи военнослужащих, с этим давно столкнулись. Сейчас в…на — это в…на дронов и артиллерии. И это нужно сейчас, — профессионально поясняет Ольга Шнайдер. — Конечно, гражданским трудно понять многие вещи. Я на полигон привезла девочку из Прогресса, посылки передать мобилизованным. Шли занятия на тактическом танковом поле — грохот стоит, мы-то уже знаем, стекла в машине опускаем, чтобы не повылетали.  А девчонка так испугалась. После того как своими глазами увидишь, становится немного ясно, что происходит. Очень хорошая девочка, собирает помощь, передает адресные посылки. Мальчишке-сироте вот недавно привезла —  собрали полный комплект первой необходимости.

«А вы видели видео, где наши ребята танки с дрона уничтожили? Наши, 38-я бригада! Я раз сто пересмотрела. Такая гордость берет. Просто умнички!» — с горящими глазами говорит Ольга Ивановна.

Услышав наш разговор, к столику подходит мужчина. «Помогите, пожалуйста, у человека бронь от Министерства обороны, а его не возвращают», — обращается он к Ольге Ивановне с ходу. «Сейчас попробуем узнать в штабе, — обещает она и добавляет уже мне: — На самом деле было такое, да, и пап с четырьмя детьми забирали. Но многих потом возвращали в семьи. Вот так и живем. Стараемся помочь».

Кстати, о своем участии в конкурсе «Поступки и люди» она узнала, когда уже прислали ссылку на голосование на сайте «Амурская правда».

120 заявок подано на областной конкурс социально значимых поступков «Поступки и люди». В нем 6 номинаций: «Во имя жизни», «Гражданская позиция», «Верность профессии» «Семейные ценности», «Забота о людях», «Своих не бросаем». Голосование за номинантов будет проходить до 15 ноября

 — Это председатель общественного совета нашего поработала. Отправила меня на конкурс. Я удивилась, говорю: «А фото где взяла?» Нашла в местной газете, — смеется Ольга Ивановна.

У Ольги Ивановны большие планы. 

— Из исправительной колонии Среднебелой на меня вышел начальник производства и сам предложил идею. Сейчас хороший спальник на -35 градусов стоит пять и больше тысяч. Мы просчитали: с моим материалом цена составит максимум 2 500. И это хороший спальник! То есть они в Среднебелой будут шить, а мы — реализовывать. Остановились с ними на форме, нательном белье и спальниках. Этот проект мне нравится. И люди, которые находятся там, будут вносить свой вклад, и мы собьем цену рынка — зачем китайские покупать, если можем свои хорошие продавать? Сейчас ждем ткань и начнем воплощать задумку, — говорит Ольга Ивановна.

Воинская часть, администрация, кладбище, полигон, магазины — она постоянно куда-то спешит, решает, объясняет, иногда — требует. Кажется, для этой женщины не существует закрытых дверей и нерешенных задач. А ее твердая уверенность в том, что всё будет хорошо, дает большую надежду — простым людям, далеким от военного дела.

Если вас мобилизовали: какие новые гарантии и преференции получили амурчане и их семьи

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

«Повоевали — нам хватит»: президент России подтвердил завершение частичной мобилизации«Повоевали — нам хватит»: президент России подтвердил завершение частичной мобилизации
Амурская область заняла первое место в общероссийском рейтинге региональной помощи мобилизованнымАмурская область заняла первое место в общероссийском рейтинге региональной помощи мобилизованным
Спальные мешки, термобелье и балаклавы передали мобилизованным амурчанам в Читу
Губернатор Василий Орлов: «За каждой семьей мобилизованных должен быть закреплен куратор»
В Благовещенске проходит семинар для психологов о поддержке близких участников СВО
Губернатор посоветовал муниципальным штабам активнее работать с семьями мобилизованных
В Амурской области всех участников СВО освободили от уплаты транспортного налога за 2022 год
В Амурской области назвали победителей народного конкурса «Поступки и люди»
Василий Орлов: «Готовы почти 85 процентов социальных паспортов семей мобилизованных»
«Мы и на танк соберем»: мама погибшего военного возглавила народное движение
Владимир Путин объявил частичную демобилизацию в России с 13 ноября

В штабы помощи семьям военнослужащих Приамурья войдут представители Союза женщинСпецоперация
Новый ФОК на набережной Зеи в Благовещенске передадут новому хозяину до конца годаОбщество
Жителя Якутии будет судить в Приамурье за гибель жены в ДТППроисшествия
В Чигирях автобус насмерть сбил 75-летнюю женщинуПроисшествия
Очагов коровьего лейкоза в Амурской области стало меньшеОбщество
Дом для дольщиков в благовещенском ЖК «Современник» построен более чем на 80 процентовЭкономика

Читать все новости

Люди

Добрый доктор Нурмухаммад: как молодой врач из Киргизии спасает в Приамурье бездомных животных Добрый доктор Нурмухаммад: как молодой врач из Киргизии спасает в Приамурье бездомных животных
​«Постоянно счастливы только дураки»: блогер Дмитрий ​«Гоблин» Пучков встретился с амурчанами
«Андрей погиб для того, чтобы все здесь жили»: мать — о погибшем в СВО сыне
«Спасибо всем за тепло»: самый известный сыровар Приамурья поблагодарила за поддержку после ДТП
Почему артистам амурской филармонии пришлось выступать перед пустым залом и что из этого получилось
Система Orphus