Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №15 (29110) от 17 апреля 2024 года
Издается с 24 февраля 1918 года
24 апреля 2024,
среда

Как амурские врачи спасали китайского мальчика

Как амурские врачи спасали китайского мальчика / В середине прошлого века юная амурская медсестра Валентина Дорошкина с подругой Валентиной Филатовой пожертвовали кожу китайскому ребенку, едва не погибшему в огне. Его мать прибежала по льду Амура на наш берег за помощью с умирающим малюткой на руках. АП рассказывала об этой удивительной истории несколько лет назад. Колумнист «Амурской правды» Александр Ярошенко встретился с Мэн Сяньго и узнал подробности из первых уст.


В середине прошлого века юная амурская медсестра Валентина Дорошкина с подругой Валентиной Филатовой пожертвовали кожу китайскому ребенку, едва не погибшему в огне. Его мать прибежала по льду Амура на наш берег за помощью с умирающим малюткой на руках. АП рассказывала об этой удивительной истории несколько лет назад. Колумнист «Амурской правды» Александр Ярошенко встретился с Мэн Сяньго и узнал подробности из первых уст.

Сошлись звезды и души

Мэн Сяньго смущенно улыбается и смахивает со стола невидимые крошки. Вся правая половина его лица — сплошной шрам от ожога. Он задирает рукав и показывает изувеченную огнем руку: толстые рубцы шрамов, между которыми белеют островки светлой кожи.

— Вот эта рука у меня наполовину русская. Раны долго не заживали, и врачи сделали пересадку кожи. Донорами были две русские девушки-медсестры, у них взяли кожу, а мне пересадили, — поясняет Мэн Сяньго.

Март 1958 года был снежным и холодным. Китайское сельцо Синьдзя тогда насчитывало чуть больше ста домов, домик родителей Мэн Сяньго стоял крайним к Амуру. Мальчику не исполнилось трех лет, он еще плохо ходил. В тот день отец уехал по делам в ближайший город, дедушка пошел мирить поскандаливших соседей, а мама отправилась на Амур за водой.

— Жарко топилась печка, на мне был повязан большой и красивый шарф, я подполз к печке, из нее выпал жар и упал на мой шарф, — рассказывает Мэн Сяньго.

Когда его мать подходила к дому, она услышала душераздирающий детский крик, а ворвавшись внутрь, увидела вместо сына огненный шар. Женщина схватила обгоревшего ребенка и бросила в холодный сугроб.

Медицины тогда в одноэтажном Китае практически не было. Сбежавшиеся соседи понимали, что ребенок умрет мучительной смертью.

— В селе жила русская старуха, она сказала, что меня надо спасать на советском берегу. Там лучше медицина, — неспешно рассказывает мой собеседник.

1958 год. Мэн Сяньго в больнице. Фотографии из семейного архива

Мать обгоревшего мальчишки запрягла коня в сани, завернула мальца в одеяло, и они с русскоговорящей землячкой помчались на другой берег Амура за спасением.

В тот день сошлись звезды и души людские. Начальник погранзаставы села Кузнецово, что в Магдагачинском районе Амурской области, под свою ответственность пропустил китаянку с умирающим мальчиком.

Первую помощь «тяжелому» ребенку оказала сельский фельдшер Александра Рудь. Уазик тонул сугробах, до районной больницы пробивались с помощью пограничников. Мальчишки-солдаты лопатами пробивали колею в метровом снегу. Ребенка спасали в больнице райцентра Тыгда, выздоровление шло медленно. Ожоги были глубокие и не хотели заживать, врачи решились на операцию. Выход был один — пересадка кожи.

Студентка Валя Дорошкина. Фотографии из семейного архива Мэн Сяньго

Состояние маленького страдальца не позволяло брать у него здоровые участки кожи для дермопластики. Донорами кожи для китайского мальчика вызвались быть две девчонки — студентки медучилища, обе Валентины: Филатова и Дорошкина. Больница отдаленного района… Там случилось настоящее чудо, операция прошла успешно, состояние ребенка стабилизовалось.

Валентина Филатова. Фотографии из семейного архива Мэн Сяньго

Мэн Сяньго провел в советских больницах полтора года. Лечение в Тыгде и Благовещенске, реконструктивная операция и реабилитация в Иркутске. Он сегодня как сквозь сон помнит, что к концу лечения начал понимать и говорить по-русски.

«У меня была трудная жизнь»

Трагедия не прошла бесследно. Вернувшись на родину, мальчишка только в десять лет смог пойти в школу, а закончил ее в двадцать. В родном селе его всегда в шутку называли русским, любопытные крестьяне иногда просили показать места операций. Удивлялись светлым лоскутам донорской кожи.

— У меня была трудная жизнь. Часто дразнили, показывали на мое обгоревшее лицо. У меня не получалось общение с девушками. Все от меня шарахались, — вспоминает он.

Скрин видео. Автор: Александр Ярошенко

Он всю жизнь прожил в родном селе, женился. Его дочь стала врачом! Мэн Сяньго занимается крестьянским трудом, у него большой надел земли, полный двор живности. Летом рядом с домом раскидывается большая пасека.

... Его супруга Суй Гуйхуа сидит рядом с мужем, слушает наш разговор и тихо плачет.

— Я знаю эту драму до мельчайших подробностей, но не могу привыкнуть, всегда плачу, — признается она.

Они поженились, когда им было по тридцать семь лет: у нее за плечами развод и маленький сын на руках, у него за спиной настоящая драма, по которой можно снимать кино и писать роман.

— Я никогда не обращала внимания на его ожоги. Он для меня самый красивый, у него золотое, очень доброе сердце, — говорит Суй Гуйхуа.

Их дочь стала успешным врачом-неврологом, живет в Харбине. Профессию выбрала, впитав в себя страдания отца. Решила всю жизнь помогать людям.

Фотографии из семейного архива Мэн Сяньго

На стене его дома висит заботливо увеличенная фотография, на которой он на руках у двух русских медсестер, двух Валентин, чья белая кожа стала для него спасением и второй жизнью. Фото из советской газеты. Под ним — тесный рядок непонятных для него букв… Его мама едва не каждый день вспоминала и благодарила всех, кто дал сыну вторую жизнь. Умирая, она наказала ему найти своих спасителей.

Та самая статья в областной газете. Фотографии из семейного архива Мэн Сяньго

Репортаж из архива

Он не мог понять, с чего начинать поиски. С той поры прошла целая жизнь. Менялась политика, менялись поколения, настроения. Неизменна была только его благодарность и память сердца. Однажды он с женой и дочкой приехал в районный музей округа Большой Хинган. Там ему показали фотографию, на которой маленький Мэн Сяньго в окружении советских врачей. Директор музея слышал, что в фондах Центрального телевидения Китая есть уникальные кадры хроники, как его спасали в Советском Союзе.

Они приехали в Пекин, и там вновь случилось чудо: журналисты нашли ту хронику! Дочь Мэн Сяньго с изумлением смотрела на своего сильного папу, который, закрыв лицо руками, рыдал навзрыд. На экране мелькали кадры ребенка с забинтованным лицом, незнакомые люди в белых халатах. Как живая, на них смотрела молодая мама Мэн Сяньго. Красивая, с черными длинными косами. Вот она крепко обнимает двух девушек медсестер, и от чувств снимает с головы две пластмассовых заколки и отдает им…

После этого они решили обязательно ехать в Россию. Искать тех, кто спас его жизнь, и поклониться им.

Еще одно чудо

Лето 2019 года. Семья Мэн Сяньго всё продумала до мелочей: нашли хорошего переводчика, дали объявление на Амурское телевидение. Его «крутили» в прайм-тайм, просили откликнуться всех, кто помнит эту историю. И чудо произошло снова. Отозвалась сестра Валентины Дорошкиной Людмила Александровна. Они встретились в Благовещенске. Обнимались, плакали. Не могли насмотреться друг на друга и наговориться. Людмила Александровна говорила, что в их семье всегда знали о спасении китайского ребенка.

Фото из личного архива

Судьбы девушек-медсестер, ставших донорами для китайского мальчика, оказались трагическими. Валентина Дорошкина навсегда осталась двадцатисемилетней… Валентина Филатова в тридцать лет погибла от удара молнии… Маленькие лоскутки их живой кожи китаец Мэн Сяньго носит на своей руке десятки лет.

— Иногда кажется, что обе Вали пришли в эту жизнь, чтобы спасти жизнь Мэн Сяньго. А потом ушли, словно выполнив свою миссию, — говорила мне Людмила Александровна Дорошкина.

У Дорошкиных большая семья — восемь братьев и сестер. Они встретили Мэн Сяньго с женой и дочерью как родных. Накрыли вкусный стол, разговорам в тот вечер не было конца и края. С портрета на них смотрела Валентина Дорошкина…

«Это наш первый приезд в Россию и вообще первый выезд за границу», — рассказала жена «китайского мальчика» Суй Гуйхуа.

На второй день поехали в Тыгду. От той больницы не осталось и следа. Но была жива женщина, которая в 1958 году работала санитаркой в больнице и прекрасно помнила «историю с китайским мальчиком». 91-летняя баба Катя вспоминала, как тогда они всей больницей ломали голову, чем вкусным накормить «нашего мальчика». Мэн Сяньго плакал и целовал ей руки…

Родственники завезли его на могилу к Валентине Дорошкиной. Они с дочерью опустились на колени у могильного камня.

— Мэн Сяньго нам как брат, у него есть частичка плоти от нашей сестры Вали. Мы дружим, общаемся, и порой нам не нужен переводчик, — говорит Людмила Александровна Дорошкина.

После пандемийного «плена» открылась российско-китайская граница. У большой семьи Дорошкиных и Мэн Сяньго много планов. Первый пункт которых — встретиться в Харбине.

…На землю опустился синий вечер. Был тот редкий миг, когда не хотелось расставаться. Мне всё хотелось слушать и слушать всё новые штрихи и детали этой невероятной человеческой истории. А Мэн Сяньго с супругой всё вспоминали и благодарили. Благодарили и вспоминали.

— Ваша история сегодня могла бы повториться? Или жизнь уже другая? — не удержался я от вопроса.

Собеседник посмотрел на меня взглядом мудреца и тихо сказал:

— Жизнь, конечно, другая, но люди всегда остаются людьми. И еще, хороших людей больше. Много больше.

Долгие десятилетия, государственный строй, границы, культурные революции, визы и расстояния не затмили эту удивительную историю, полную доброты и сострадания. Эта история уложилась всего в несколько минут кинохроники, но она надолго останется в памяти людей, живущих по обе стороны Амура.

Материал был опубликован в «Российской газете»

***

«В теле Мэн Сяньго живет наша сестра!»: как советские медсестры пожертвовали кожу китайскому ребенку

 

Спасенный советскими врачами китаец Мэн Сяньго встретил юбилей в кругу амурских родственников

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Гороскоп для всех знаков зодиака на 24 апреляСоветы
В Амурской области образовали два новых муниципальных округаОбщество
88-летний инвалид из Благовещенска с января не может получить лекарства по льготеОбщество
На реках в Зейском округе и Мазановском районе тронулся ледПаводок
Передачу полномочий по контролю за торговлей спиртным в Благовещенске отложили еще на годЭкономика
Учителям Амурской области помогут стать цифровыми педагогамиОбщество

Читать все новости

Общество

В Амурской области образовали два новых муниципальных округа В Амурской области образовали два новых муниципальных округа
88-летний инвалид из Благовещенска с января не может получить лекарства по льготе
Учителям Амурской области помогут стать цифровыми педагогами
Ночью в Благовещенске амурские синоптики зафиксировали рекордную температуру воздуха
Госпитализированная со сцены театра актриса Марина Щекина поблагодарила амурчан за поддержку
Система Orphus