Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №3 (28996) от 27 января 2022 года
Издается с 24 февраля 1918 года
29 января 2022,
суббота

Амурский Нью-Йорк с немецким акцентом: как жили меннониты в области 95 лет назад

Общество

Блюменорт, Гнадельфельд, Зильберфельд, Эхинфельд, Хальбштадт, Райнфельд — все это названия сел, появившихся на карте Приамурья в первой трети минувшего столетия, и основаны они были немцами-меннонитами. Последователи одной из старейших протестантских церквей, чьи предки переселились на российскую землю еще в XVIII веке по приглашению Екатерины II, в Амурскую область переезжали целыми семьями в надежде обрести мир и свободу вероисповедания. Немцы-меннониты создали в Приамурье три (по другим данным — четыре) колонии, имеющие свои административные и религиозные центры, школы, свой язык, культуру и традиции.

  • Беженцы-меннониты на французском корабле по пути в Парагвай. Фото из архива Виктора Петкау.
  • Фото из архива Виктора Петкау.

За 15 лет существования меннонитских поселений на амурской земле число жителей в них выросло от нескольких десятков до более чем 2,5 тысячи человек. Сегодня о существовании в Приамурье немецких сел напоминают только старые дороги и распаханные поля, на которых прежде работали миролюбивые фермеры-меннониты.

В Приамурье было 22 немецких поселения

Первые меннониты-переселенцы, по информации исследователя Манфреда Клаубе, прибыли в Приамурье в конце 1926‑го. Среди «пионеров» амурского края были семьи Болдт и Эверт из алтайского Славгорода. Весной следующего года приехали еще 42 немецкие семьи — всего 261 человек. До Благовещенска поселенцы добирались в 17 вагонах, восемь из которых было отдано под сельскохозяйственные орудия и два — для 13 голов скота. Официально же первые поселения немецких меннонитов были основаны год спустя, в июне 1928 года на территории Константиновского района вдоль реки Топкоча и носили названия — Розенталь, Блюменорт, Зильберфельд. Четвертой деревней чуть позднее стала Айхенфельд. Исследователь истории меннонитов в России Вилли Фогт в своих работах указывает всего 22 немецких поселения, существовавших на территории Амурской области до начала Второй мировой войны.

Виктор Петкау, потомок немецких поселенцев на Украине, много лет собирающий сведения о меннонитах, отмечает, что подавляющее большинство названий сел в меннонитских колониях России имели «прусские корни». Эти названия и сейчас можно встретить в Канаде, Мексике, Парагвае, Белизе и Боливии. Меннониты, переселяясь из материнских колоний (основанных переселенцами из Пруссии) на новые места, закладывали так называемые дочерние колонии. И названия своим селам давали, как правило, по названиям сел, из которых выселялись. Приамурье, куда двинулись меннониты в поисках убежища от антирелигиозных гонений и в надежде обрести свободу, исключением в этом плане не стало. Славгородские, хортицкие и молочанские меннониты создавали немецкие села в Завитинском, Михайловском и Тамбовском районах. Эти поселения были объединены в группы — колонии, и имели свои административные центры. В нашей области, по данным немецких историков и исследователей, таких колоний было три — Шумановка, Усман и Завитая. Манфред Клаубе в своей работе, посвященной последним крупным немецким колониям меннонитов в России, выделил отдельно еще одну немецкую колонию — Мухино. Она располагалась в Шимановском районе, и в ее состав входили Богдановское (Блюменталь) и Юргинское поселения. В 1929‑м в них проживало 102 человека.

Кстати, некоторые немецкоязычные источники упоминают крупное наводнение, от которого в 1928 году пострадала вся область, в том числе и поселения меннонитов. Жительница селения Хальбштадт вспоминала, как пошли сильные дожди, Амур вышел из берегов и переселенцам пришлось спасаться от воды на лодках.

Чесноково на месте немецкого Прибрежного

Данные о живущих в Приамурье немцах указаны во Всесоюзной переписи населения, состоявшейся в 1926 году. Так, согласно документу, в Яснополянском сельсовете Завитинского района существовал хутор Рудненский, в котором проживали немцы — всего 69 человек. Основали хутор жители омских меннонитских колоний. На хуторе Афанасьевском, основанном в 1928 году в 29 километрах от станции Завитая, проживало 35 немцев-меннонитов. Еще 14 немецких хозяйств участка Розовка располагались на территории Поярковского сельсовета. Всего в Розовке проживали 77 немцев. Еще 39 жили в Шваловке, входящей в тот же сельсовет, и 280 — в немецком поселке Новинка.

На территории Михайловского района также располагалось несколько немецких селений. Среди них — Шёнзее, основанное в 1929 году семьями, переехавшими с участка Голубичный, основанного годом ранее. Шёнзее располагалось неподалеку от современного села Чесноково и входило в колонию Завитая. По соседству были Хальбштадт, Райнфельд и Орехово. На месте современного села Чесноково прежде располагались земли немецкого поселения Прибрежное, входящего в ту же колонию. На хуторе Розенталь, основанном в 1926 году на территории Михайловского сельсовета, немцев проживало 14. Еще один Розенталь на карте Приамурья появился через год, но уже в Тамбовском районе (сейчас это территория Константиновского района. — Прим. авт.).

С января 1942‑го выселенные немцы-мужчины призывного возраста — от 17 до 50 лет —мобилизовались в «трудовую армию». В следующем году в рабочие колонны начали мобилизовать и женщин в возрасте от 16 до 45 лет. Уклонение от мобилизации считалось дезертирством и каралось высшей мерой наказания, отказ от работы — десятью годами лагерей.

Немецкие переселенцы на новой земле строили жилье, держали домашний скот, выращивали овощи, а также пшеницу, овес, гречиху, сою и подсолнечник. Урожайность пшеницы в хозяйствах доходила до 25 центнеров с гектара, в зависимости от погоды. Кроме этого, практически все поселенцы закладывали фруктовые сады, в которых росли сливы и груши. Были у меннонитов и свои школы. Учебники на новое место переселенцы привозили с собой. В немецком Орехове, например, действовала школа-интернат, откуда дети разъезжались по домам только на выходные. Вместе с тем уровень образования в деревнях был невысок. Большинство жителей оканчивали всего четыре класса, реже пять или шесть. Помимо катехизиса, в меннонитских школах Приамурья детям преподавалось письмо, чтение и арифметика. Обучение велось на немецком языке. Однако в 1931—1932 годах все школы были национализированы. Занятия стали вести на русском. А некоторые немецкие школы пришлось и вовсе закрыть из‑за отсутствия учителей. Ученики-меннониты посещали занятия в русских школах соседних сел. Оканчивали обучение дети, как правило, в возрасте 11—12 лет, после чего в качестве рабочих трудились в колхозах.

Крупнейшая сельхозколония в регионе

В Тамбовском районе в начале 1930‑х существовал целый сельсовет, в который входили сразу несколько немецких селений, — Блюменортовский. Он объединял села Блюменорт, Гнадельфельд, Зильберфельд и Эхинфельд. В четырех населенных пунктах действовало 98 немецких хозяйств, а жителей, согласно переписи, насчитывалось 634 человека. К концу 1930‑х немецкие колхозы объединяли 242 хозяйства, в которых трудились 1 116 человек, — это была крупнейшая немецкая сельскохозяйственная колония в регионе. В Блюменорте был создан колхоз «Сигнал». Жители селения в ноябре 1941‑го были депортированы. В Зильберфельде действовал колхоз им. Энгельса. Жителей его в начале войны постигла та же участь, что и их соседей. К моменту депортации в Зильберфельде проживали 160 селян. Всего год просуществовало селение Эбенфельд. По некоторым источникам, Эбенфельд было переименовано в Озерное.

Был в Приамурье и свой Нью-Йорк, недалеко от Нижней Полтавки. Свое название амурский Нью-Йорк получил по аналогии с екатеринославской колонией меннонитов, основанной в Донецкой области Украины. Позднее Нью-Йорк переименовали в Луговое. Жителей также депортировали. К тому моменту в селении проживали 256 человек. Немецкое селение — Бело-Березовка — было неподалеку от существующего по сей день озера Белоберезовое в Константиновском районе. По воспоминаниям местных меннонитов, в Бело-Березовке жили только четыре семьи.

Две тысячи немцев сбежали в Китай

Колония Шумановка объединяла семь немецких поселений. Фото из архива Виктора Петкау, 1928 год.

В книге «Принудительные миграции на советском Дальнем Востоке в 1920—1950 гг.» автор Елена Чернолуцкая отмечает, что только в Тамбовский район Амурской области в 1927 году прибыло до 200 немецких семей из Славгородского округа Западной Сибири и Таврической губернии Украины. Именно они в период коллективизации организовали восемь немецких колхозов — «Энергия», «Штерн», «Источник», «Роте-Фане», «Сигнал», имени Энгельса, имени Тельмана, «Арбейт». В конце 1930 года по замерзшему льду через Амур сбежали не только жители Шумановки, но и Фриденсфельда, члены колхоза «Арбейт» — всего 202 немца-меннонита, в результате чего колхоз «Арбейт» перестал существовать. В 1932—1933 годах число беженцев пополнили еще 17 немецких семей. В Китай бежали семьи из колхозов «Источник», «Энергия», «Роте-Фане» и «Сигнал». В начале 1930‑х суммарное количество немцев — нелегальных эмигрантов с Дальнего Востока — составляло около двух тысяч человек. Примерно столько же немцев оставалось в Приамурье к началу Второй мировой войны.

Ни одно поселение, основанное немецкими меннонитами, в Приамурье не сохранилось.

Однако о принудительной миграции дальневосточных немцев стало известно еще до нападения на СССР фашистской Германии. В конце мая 1939 года Постановлением Бюро Хабаровского КК ВКП (б) было поручено подготовить и внести предложение о переселении немцев из Тамбовского в Мазановский район Амурской области. В 1941‑м в связи с начавшейся войной принудительное переселение из колхозов и городов состоялось. Им было охвачено все проживающее в Приамурье немецкое население — порядка 2,5 тысячи человек. Было принято соответствующее постановление, утвержден план областного управления НКВД и состав комиссии по руководству предстоящей операцией. Комиссия должна была приступить к работе с 15 ноября. Именно середина ноября указана в разных источниках как время депортации целых сел, в которых проживали немцы-меннониты. Местом вселения для них был определен Селемджинский район, куда людей направляли в распоряжение треста «Амурзолото».

К началу 1942 года в Мынский и Харгинский прииски, а также поселок Экимчан прибыли 2 873 переселенных немца, среди которых — немало детей, престарелых и инвалидов. Переселенцы трудились в основном на лесозаготовках. В этот период началась эпидемия кори, унесшая жизни значительного числа детей. Кроме этого, при перевозке немецких семей к новому месту проживания у многих были похищены личные вещи и продукты. С января 1942‑го выселенные немцы-мужчины призывного возраста — от 17 до 50 лет —мобилизовались в «трудовую армию». В следующем году в рабочие колонны начали мобилизовать и женщин в возрасте от 16 до 45 лет. Уклонение от мобилизации считалось дезертирством и каралось высшей мерой наказания, отказ от работы — десятью годами лагерей.

Клеенфельд и Нью-Йорк просуществовали дольше всех

Колонии меннонитов в Приамурье. исторический атлас меннонитов Гельмута Т. Хьюберта и Уильяма Шредера

После массовой депортации немцев в 1941‑м на территории меннонитских поселений еще какое‑то время работали колхозы. Однако со временем хозяйства пришли в упадок, села опустели. В апреле 1999 года исследователь Манфред Клаубе, посетивший Приамурье, побывал в заброшенном Луговом, именуемом в начале своей печальной истории Нью-Йорком. И выяснил, что в селе в 1935 году работало отделение колхоза имени Ленина, стояло 30 домов, действовал магазин. Школа здесь просуществовала вплоть до 1958 года. Последние жители покинули амурский Нью-Йорк в 1959‑м. И еще много лет вдоль бывшей деревенской дороги росли фруктовые деревья, а местные жители пасли на нью-йоркских землях скот.

За 15 лет существования меннонитских поселений на амурской земле число жителей в них выросло от нескольких десятков до более чем 2,5 тысячи человек.

В другом селении — Клеефельд — после отъезда меннонитов тоже продолжала работать школа. В деревне после немцев жили преимущественно татарские и украинские переселенцы. До 1954 года здесь находился колхоз «Звездочка» — отделение колхоза в Крестовоздвиженке, куда позднее перебрались последние жители опустевшего Клеефельда. О том, что в этом месте когда‑то была деревня, спустя годы напоминали лишь посадки деревьев и старое водяное колесо от заброшенной мельницы.

О самой же малочисленной немецкой меннонитской колонии — Мухино, существовавшей на территории Шимановского района, информации почти нет. Известно лишь, что поселение Богдановское, именуемое прежде Блюменталем, в 1930‑х входило в состав Сталинского сельсовета. Здесь действовал кооператив «Полюс».

До сегодняшнего дня ни одно поселение, основанное немецкими меннонитами, в Приамурье не сохранилось.

Об амурских немецких колхозах в материалах «Амурской правды»

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Почему тигра разобрали на части: истории хищников, ставших чучелами амурского музеяПочему тигра разобрали на части: истории хищников, ставших чучелами амурского музея
Поезд вытягивали из речки: амурские неокраеведы получили уникальный альбом начала прошлого векаПоезд вытягивали из речки: амурские неокраеведы получили уникальный альбом начала прошлого века
Ушла эпоха: единственная в Благовещенске муниципальная гостиница «Зея» работает последние дни
Слово «был» к ним не вяжется: Павел Гладштейн, Сергей Игнатьев, Андрей Кукушкин
Ужасы Умальты: амурские туристы случайно наткнулись на заброшенный поселок репрессированных
Потомок графа Игнатьева жил в Благовещенске: подробности после его гибели рассказали краеведы
Амурский Нью-Йорк с немецким акцентом: как жили меннониты в области 95 лет назад
Доступно и познавательно: в Благовещенске реализуется проект «Экскурсовод на коляске»
Японский плен, предательство жены и другие факты из жизни амурского ученого Новикова-Даурского
Склеп монахини: краеведы спорят о погребальной находке на территории бывшего собора в Благовещенске
В Благовещенске нашли останки первой настоятельницы Богородично-Албазинского монастыря

Беженцы-меннониты на французском корабле по пути в Парагвай. Фото из архива Виктора Петкау.Беженцы-меннониты на французском корабле по пути в Парагвай. Фото из архива Виктора Петкау.Фото из архива Виктора Петкау.Фото из архива Виктора Петкау.
За сутки коронавирус выявлен у 156 жителей ПриамурьяКоронавирус
Пожарные эвакуировали более 20 человек из горящей в Благовещенске многоэтажкиПроисшествия
Весной в Стойбе откроется новое здание участковой больницыОбщество
Жених и невеста из Благовещенска надели на свадьбу косоворотку и льняную рубаху в полОбщество
Тигрица Амба вернулась из Китая в ПриамурьеОбщество
Вячеслав Логинов переизбран секретарем амурского отделения партии «Единая Россия»Общество

Читать все новости

Общество

Весной в Стойбе откроется новое здание участковой больницы Весной в Стойбе откроется новое здание участковой больницы
Жених и невеста из Благовещенска надели на свадьбу косоворотку и льняную рубаху в пол
Тигрица Амба вернулась из Китая в Приамурье
Вячеслав Логинов переизбран секретарем амурского отделения партии «Единая Россия»
Коммунальная авария в центре Благовещенска ограничила проезд автомобилей
Система Orphus