Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №115 (28884) от 5 декабря 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
6 декабря 2019,
пятница

Мы все тяжело больны: сериал «Эпидемия» презентовали зрителям

Общество

Роман Прыгунов, Борис Хлебников, Константин Богомолов –  эти значительные имена теперь ассоциируются с многосерийными фильмами, но отнюдь не с телевидением. Пытаясь совместить авторское кино с масс-продуктом, талантливые режиссеры один за другим находят себя на интернет-ресурсах. Здесь можно выдавать в эфир нецензурную лексику, не ограничивать себя в жестоких и эротических сценах, да и целевая аудитория приходит сама. 

На очереди — лауреат операторского «Золотого медведя» Павел Костомаров с «Эпидемией». Заведомо вторичным по общему замыслу, но вполне новаторским для российского кинематографа сериалом о том, что с нами будет, если внешние обстоятельства сдвинут привычную жизнь с прочного фундамента. Мы посмотрели пилотную серию и рассказываем, что уже пошло в зачет, а к чему пока можно придираться.

С исполнителями у Костомарова полный порядок, далеко не каждому режиссеру доставался в руки столь разноплановый, но готовый работать на все сто набор профессионалов.

Раньше Костомаров уже замахивался на жанр, поработав над вторым сезоном сериала «Чернобыль: Зона отчуждения», но это явно была только разминка. У «Эпидемии» куда более увесистые исходные: Джаник Файзиев и Валерий Федорович в продюсерах, Роман Кантор в сценаристах, предварительные показы в Каннах и солидный актерский состав. На главных позициях — Кирилл Кяро, Виктория Исакова, Александр Робак и Марьяна Спивак, которая, к слову, как будто возвращается к своему образу в звягинцевской «Нелюбви», но переворачивает его с ног на голову. За команду ветеранов играет неугомонный Юрий Кузнецов, который, как голливудская Джейн, берет ружье и, совершенно игнорируя чеховские установки, даже не думает вешать его на стену.

В последующих сериях на сцену выйдут Анна Михалкова и Александр Яценко. В общем, с исполнителями у Костомарова полный порядок, далеко не каждому режиссеру доставался в руки столь разноплановый, но готовый работать на все сто набор профессионалов. При этом Кяро, которому по умолчанию (и только) досталась главная роль, вовсе не желает тянуть одеяло на себя, воплощая хорошо знакомого зрителю героя, запутавшегося в отношениях и жаждущего покоя. Исакова бьет по больному, изображая психолога, которому нужна психологическая помощь, а вот Робак снова удивляет. Его герой еще более приземленный, чем в недавнем «Шторме», с дурацкими шуточками и потрясающим талантом раздражать.

Этим же талантом наделен и сам сериал. Зритель, который настроился наблюдать, как неведомая болезнь косит двуногих согласно названию сериала, постоянно оказывается внутри внутрисемейных и межсоседских разборок. Иногда их почти физически трудно выносить. К примеру, герой Кяро, ушедший из одной семьи в другую, вынужден болезненно между ними метаться, постоянно оказываясь крайним. У персонажа Робака в семье дела тоже идут не очень. Молодая жена вот-вот родит, а дочь от другого брака в довольно юном возрасте страдает алкоголизмом, максимализмом и изо всех сил старается испортить жизнь окружающим. Эти хорошо обеспеченные люди с проблемами, свойственными хорошо обеспеченным людям, не очень-то успевают нам понравиться к тому моменту, как наступает локальный апокалипсис. Но даже когда привычная жизнь летит к чертям, начинаются все эти карантины, военные и мародеры, уже показанные зрителю отношения между героями никуда не деваются — деться им просто некуда. Более того, Костомаров подбрасывает новых конфликтов, которые опять же ужасно раздражают: вам бы, ребята, собирать вещи и спасаться, а вы перед лицом неумолимо приближающейся смертельной угрозы умудряетесь собачиться и обещать друг другу вечную нелюбовь. Ту самую, звягинцевскую.

И все же конец света по-российски показывать надо. И вот здесь у режиссера возникают действительно серьезные проблемы. Любое кино про эпидемию строится на демонстрации снежного кома: сначала нуль-пациент, затем первые признаки массовости, наконец, настоящий кошмар — переполненные больницы, ничего не понимающие граждане, рука государства. Как правило, довольно жесткая рука. Костомаров совершает ошибку, спеша впихнуть все эти составляющие в менее чем часовой хронометраж пилотной серии, в которой нужно еще и про все эти дочки-матери рассказать. В результате герои оказываются в абсолютно неправдоподобном информационном вакууме: ни тебе первых слухов, ни телефонных звонков (да, обе семьи живут за пределами Москвы), ни совсем уж обязательных для нашего времени сообщений в интернете. СМИ проявляют себя только раз: вальяжно приглашая в студию ученого и прерывая его взволнованную речь нелепой рекламой противопростудного препарата. Хорошо, что не балетом «Лебединое озеро». Конечно, именно так же построено современное телевидение в стране. Резкое отключение прямого эфира действует так, как и должно. Но никому из персонажей и в голову не приходит взять ноутбук или телефон и попытаться узнать больше.

Изображая сошедшее с ума общество, «Эпидемия» мгновенно теряет логику.

Дальше — больше. И не успевает столица нашей родины как следует оградить себя войсковыми барьерами, как мы уже наблюдаем совершенно спятившее общество. Модель Кюмблер-Росс для сериального социума работает со сбоями: от стадии отрицания москвичи сразу же переходят к принятию, и начинают убивать, грабить и насиловать, как будто кто-то им достоверно сообщил, что ничего уже точно не наладится. Довольно странно смотреть, как плохие ребята на джипах и с автоматическим оружием, явно плюнувшие на свой воинский долг, грабят богатенькие дома, вынося из них плазменные телевизоры — как будто магазины бытовой техники провалились под землю, а Эпидемия-ТВ вот-вот покажет новый развлекательный выпуск. Довольно странно смотреть, как малолетние гопники грабят подчистую фуру, загруженную продуктами, посреди мирно дремлющего спального района, куда-то умудряются заныкать все эти свиные туши и коробки с тушенкой, а потом зачем-то нападают на мимо проходящих граждан с ребенком — боже, да зачем? Изображая сошедшее с ума общество, «Эпидемия» мгновенно теряет логику: зачем солдатам, охраняющим въезд в столицу, стрелять по выезжающей из нее машине, да еще и зная при этом, что в кабине женщины и дети? Подобными сценами Костомаров щедро снабжает первую серию: на экшен работает, на здравый смысл — не очень.

Вызывает некоторые вопросы и упорное нежелание сериала выходить за рамки Москвы и окрестностей: о том, что «Хабаровска почти нет» нам сообщают вскользь, а остальная страна и вовсе пребывает за кадром. Впрочем, возможно, что персонажам в процессе выживания предстоит небольшой вояж хотя бы по Золотому кольцу. Так или иначе, но первая серия действительно оставляет очень много вопросов, в том числе и связанных с поведением зараженных, которых российская государственная система старательно поливает белой несмываемой краской. И тем не менее «Эпидемия», основанная на довольно депрессивной книге Яны Вагнер «Вонгозеро» — это очень амбициозное и уверенное в себе кино, которое первым же своим шагом многое заявляет о себе: картинкой, хорошо продуманными диалогами, откровенностью и юмором, который граничит с хамством. Все это, безусловно, зацепит зрителя, слегка разочарованного несколькими амбициозными многосерийными проектами сезона. Персонажам явно предстоит раскрыть в себе совсем неизвестные стороны, действию — превратиться в истинный хаос. И, конечно, занятые в сериале актеры вряд ли подведут своего режиссера. Под воздействием Костомарова даже пришедшая из дурацких ужастиков Вероника Агалакова превращается в перспективную. Таким образом, «Эпидемия» еще заявит о себе — в том числе и появлением на каком-нибудь Netflix.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Старики-разбойники: рецензия на фильм Мартина Скорсезе «Ирландец» с Робертом де Ниро и Алем ПачиноСтарики-разбойники: рецензия на фильм Мартина Скорсезе «Ирландец» с Робертом де Ниро и Алем Пачино
Что и требовалось доказать: рецензия на новый фильм «Достать ножи» с Дэниелом КрейгомЧто и требовалось доказать: рецензия на новый фильм «Достать ножи» с Дэниелом Крейгом
Изо всех лошадиных сил:рецензия на фильм «Ford против Ferrari» с Кристианом Бейлом и Мэттом Деймоном
Мы все тяжело больны: сериал «Эпидемия» презентовали зрителям
Реальность страшнее: рецензия на новый шведский триллер «Идеальный пациент»
Агрегатные состояния: рецензия на новый фильм ужасов «Доктор Сон» по роману Стивена Кинга
Падают листья: рецензия на криминальную драму «Кокаиновый барон» с Николасом Кейджем
Любите, девушки: рецензия на новый боевик «Терминатор. Темные судьбы» с Арнольдом Шварценеггером
Модель для сборки: рецензия на новый триллер «Три секунды» с Розамунд Пайк и Клайвом Оуэном
Площадь треугольника: рецензия на новый фильм Юрия Быкова «Сторож»

Среди амурчан, оплативших свет, разыграют бытовую техникуНовости партнеров
Гороскоп на 6 декабря: Козероги будут делить имущество, а Раки недовольны персоналом ресторанаСоветы
Новый железнодорожный мост через Зею заработал в ПриамурьеЭкономика
В дома жителей Буреи вернулось теплоОбщество
Здание благовещенского выставочного зала капитально отремонтируютОбщество
Япония научит Приамурье справляться с последствиями наводненийЭкономика

Читать все новости

Общество

«Почта России» представила услуги для покупателей интернет-магазинов и развития онлайн-ритейла «Почта России» представила услуги для покупателей интернет-магазинов и развития онлайн-ритейла
Легендарные фразы учителей и грустная история брошенного кролика: утро с «Амурской правдой»
В дома жителей Буреи вернулось тепло
Здание благовещенского выставочного зала капитально отремонтируют
Минприроды и МЧС объединяют усилия для защиты лесов от пожаров
Система Orphus