Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №38 (29031) от 29 сентября 2022 года
Издается с 24 февраля 1918 года
6 октября 2022,
четверг

Монолог амурской мамы незрячего подростка: «Сейчас я плачу только от счастья»

Люди

В 2007 году жительница Свободного Наталья Гладких в третий раз стала мамой. Ее сын прошел дорогу к жизни через реанимацию новорожденных. Через полгода врачи подтвердили, что Саша ничего не видит. Еще через пять лет — что не будет видеть никогда. Свою историю Наталья хочет адресовать всем мамам детей-инвалидов, которые сейчас в отчаянии. Подробности — в интервью от первого лица.

Реанимация

— Саша появился на свет преждевременно — на 29-й неделе. В понедельник я должна была написать заявление на декретный отпуск, а в воскресенье подскочило давление до критической отметки 180/120, отошли воды. Меня госпитализировали, ночью увезли в Благовещенск и экстренно провели кесарево сечение. Ребенка я даже не видела — его сразу отвезли в детскую областную больницу.

Тяжело вспоминать… Саша долго был на ИВЛ: одно легкое не разворачивалось. Врачи говорили: «Каждый день отключаем аппарат — он самостоятельно не дышит. Сильно не надейтесь». Таких мам, как я, всегда пугают, даже медики в реанимации новорожденных уповают на помощь Бога. Когда меня впервые привезли к Саше, сказали, что в отделении уже был священник и покрестил малышей. Всем мамам предложили тоже покреститься — все согласились.

«В один прекрасный момент я подошла к зеркалу, посмотрела на себя и сказала: «Хватит страдать! Выбрасывай дурные мысли из головы! Ты сильная! Если не ты, то никто!» И это сработало».

Через два месяца сын сам задышал — мне принесли его сразу же. Радости было! Теперь мы лежали в палате вместе. Меня научили кормить его через зонд — сначала по 5 граммов грудного молока, потом по 10. Пока мы были в больнице, ни один ребенок не умер, выжила даже девочка, которая весила всего 550 граммов!

Нас выписали на мой день рождения, 30 марта, когда Саша набрал необходимые 2,5 килограмма веса. Я так счастлива была. Дочка до сих пор вспоминает, как впервые взяла Сашу на руки, говорит: «Руки напрягла, думала, сейчас подниму этот кулечек тяжелый… А он как пушинка!» Тогда мы думали, что самое трудное позади.

«Если не ты, то никто!»

— Когда Саше было 4 месяца, мы заметили, что его зрачки — белые. На обследовании в Благовещенске сказали: это катаракта. Направили в Хабаровск, где выяснился точный диагноз: ретинопатия пятой стадии новорожденных, афакия и еще целый набор сложных названий. В 11 месяцев оформили Саше инвалидность. Когда ему исполнился год, получили квоту и сделали первую операцию в Хабаровске. Врачи давали надежду, что сын будет видеть. Мы ездили на консультации и операции каждые полгода — брали кредиты, объявляли сборы через газету, в поддержку нам в Свободном проводили благотворительный концерт. И только когда Саше исполнилось 6 лет, хабаровские врачи объявили: «Не ездите, не тратьте деньги, это бессмысленно». К моменту, когда я это услышала, уже сама всё понимала — видела, что продвижений нет.

Сначала я считала, что за грехи свои расплачиваюсь. Может, молодость какая-то не такая была? Я ведь рано стала мамой, а в 22 года — вдовой с двумя детьми на руках. Когда и с Сашей случилась беда, я думала: за что же меня Бог наказывает? Хотелось откуда-нибудь сброситься. Казалось, меня не понимает целый свет. Но в один прекрасный момент я подошла к зеркалу, посмотрела на себя и сказала: «Хватит страдать! Выбрасывай дурные мысли из головы! Ты сильная! Если не ты, то никто!» И это сработало.

«Мы научились друг друга чувствовать»

— Первое время было самым тяжелым: двое детей-школьников и малыш-инвалид, денег не хватало катастрофически. Морально я тоже была подорвана. Саше надо было давать кучу таблеток по расписанию. Он плакал, и я не понимала, чего он хочет.

Но постепенно мы научились друг друга чувствовать. Я начала предлагать: «Вот это будешь? А может быть, вот это?» Приспосабливала игрушки — наклеивала колотый горох на кнопки, чтобы ему удобно было их нажимать. Много читала вслух. Мы купили диктофон, я записывала всё, что рассказываю, потом Саша это переслушивал. Он рано начал говорить, постоянно задавал вопросы — приходилось быть живой энциклопедией! До 6 лет Саша уже знал счет до ста, потому что гуляли мы дважды в день и каждый раз считали ступеньки. Наизусть мог рассказать сказки — например, Пушкина «О рыбаке и рыбке». Обожал музыку и сам подбирал любимые мелодии на синтезаторе. Это было удивительно!

«В пятом классе, после операции на гландах, сын запел. И ещё как! В этом году Саша прошел прослушивание и выступил на общегородском фестивале. Все сказали, что в Свободном появился второй Майданов!»

К школе Саша уже знал алфавит — я купила ему «Говорящий букваренок» с выпуклыми буквами. Он любил перебирать макароны-буковки. В 7 лет мы прошли психолого-медико-педагогическую комиссию, и сын пошел в Свободненскую специализированную школу-интернат. Я вместе с ним научилась читать и писать шрифтом Брайля.

«Инвалидность — не приговор»

— Оказалось, что эта расхожая фраза «инвалидность — не приговор» действительно верна. В первом классе, хоть Сашу и не взяли в музыкальную школу, мы нашли частного педагога, и два года он занимался на фортепиано. Он захотел кататься на скейте — научился! А в пятом классе, после операции на гландах, сын запел. И ещё как! В этом году Саша прошел прослушивание и выступил на общегородском фестивале. Все сказали, что в Свободном появился второй Майданов!

Сейчас Саше 15 лет, он в 9-м классе. Я уверена: в его жизни всё сложится хорошо. Он выучится на массажиста или, возможно, на звукорежиссера — сын любит заниматься звукозаписью и аранжировкой музыки. Мечтаю, что у него будут зрячая жена и дети.

Послесловие

— Был случай, Саша в автобусе наступил женщине на ногу. Она начала возмущаться: «Куда ты прешь? Ты что, не видишь!» После этого я через слезы выучилась на права, мы взяли в кредит машину.

Чего только не скажут глупые люди. Например, что инвалидов рожают алкашки. Я состою в обществе мам особенных детей — представьте себе, ни одна из них не алкашка! Говорят, что детей-инвалидов часто оставляют в детдоме. Я только однажды видела, как такого малыша бросили: при мне мама сбежала из реанимации новорожденных. Большинство родителей не отказываются от детей даже когда у них самые страшные диагнозы, даже когда им сочувственно советуют пожить для себя.

Я думаю, такие дети даются избранным. Это не наказание, а доверие небес. Эти дети меняют мир и меняют нас. Я заметила то, чего не заметила бы никогда, не будь у нас Саши: услышала пение птиц, жужжание комара и даже научилась различать по гулу мотора марки машин.

Сейчас я тоже часто плачу, но от счастья. В следующем году у нас с мужем серебряная свадьба. От старших детей у меня уже четверо внуков. А рядом — самый необыкновенный сын.

В 2021 году о Саше Гладких услышала вся Амурская область. Слепой мальчик два года собирал деньги на «умную колонку», но решил пожертвовать все накопления тяжелобольной землячке Юле Третьяковой — чтобы девочке скорее провели операцию в Москве.

 

Возрастная категория материалов: 18+

Материалы по теме

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
Гороскоп на 6 октября: Овнам противопоказан тяжелый труд, а Ракам — дурные мыслиСоветы
В состав России официально включены еще четыре субъектаВласть
Для мобилизованных амурчан на полигоне ДВОКУ организовали бесплатную телефонную связьСпецоперация
Жилье в ипотеку доступно для 36,2 процента семей Амурской областиЭкономика
В Благовещенске 10 октября откроют после ремонта Игнатьевское шоссеОбщество
Бронзового бобра на Нижне-Бурейской ГЭС уронили хулиганыПроисшествия1

Читать все новости

Порядок слов Александра Ярошенко

Люди

«Такое ощущение, что мы дома»: как семья математиков из ЕАО стала земскими учителями в Приамурье «Такое ощущение, что мы дома»: как семья математиков из ЕАО стала земскими учителями в Приамурье
«Доброте меня учила мама»: благовещенец Максим Макаров не может пройти мимо чужой беды
«Очень хочу в родной Белогорск»: герой телешоу «Мистер Х» вышел на связь с поклонниками
«Об этом меня просил Ванечка»: 79-летняя амурчанка пошла учиться в автошколу в память о муже
Приключения итальянца на границе с Китаем: Благовещенск посетила команда гастрошоу «Поедем, поедим!»
Система Orphus