Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №37 (29030) от 22 сентября 2022 года
Издается с 24 февраля 1918 года
27 сентября 2022,
вторник

«Люблю удивлять людей»: благовещенский пенсионер превратил свою квартиру в картинную галерею

Люди

Он не профессиональный художник, но его квартира в обычной благовещенской многоэтажке — настоящая выставочная галерея. Ради любви и семьи талантливый студент худграфа отказался от учебы в Ленинграде, но не отказался от своего призвания — он всю жизнь создает прекрасное. «Самые сильные эмоции — когда ты видишь, что твоя работа кого-то по-настоящему поразила, удивила», — признается пенсионер Виктор Дьячков. Накануне 75-летия мастера по дереву и холсту, которое он празднует 25 апреля, «Амурская правда» побывала у него в гостях.

  • Фото: Алексей Сухушин
  • Фото: Алексей Сухушин
  • Фото: Алексей Сухушин
  • Фото: Алексей Сухушин
  • Фото: Алексей Сухушин
  • Фото: Алексей Сухушин
  • Фото: Алексей Сухушин
  • Фото: Алексей Сухушин
  • Фото: Алексей Сухушин

От карниза до иконы

Еще с порога квартиры Дьячковых понимаешь, что здесь живет человек с творческой душой и золотыми руками. В прихожей — огромная икона Албазинской Божией Матери с собором и ангелом-хранителем, вырезанная из дерева, под ней — резной столик со шкатулкой. И даже часы, зеркало, арка со светильником и карнизы на окнах — из дерева.    

Фото: Алексей Сухушин

— Проходи-проходи, смотри! — подмигивает Виктор Дьячков и приглашает в зал, увешанный удивительными картинами.  

Мы встретились впервые, однако хозяин сразу переходит «на ты» и бесконечно шутит. В этом весь Виктор Петрович — обаятельный и открытый.  

— Вот смотри, какой тигр. Меня привлекает грация диких животных, — показывает на ювелирную резьбу художник.

Фото: Алексей Сухушин

Кропотливо, день за днем, месяц за месяцем Виктор Дьячков вырезал из фанеры волков, кабанов, глухарей и фазанов и саму природу. Выбор неслучаен — автор много лет прожил в тайге. «Фанера — это не дерево, с ней работать очень тяжело, мало кто таким занимается», — объясняет мастер. Рядом — рисунки акриловой краской дикой природы и зверей. В коридоре и спальне — романтические женские портреты.

После экскурсии — чай с грушевым пирогом от хозяйки дома Татьяны Николаевны. И разговоры — о творчестве, жизни и, конечно, любви.

Наперекор судьбе и худграфу

— Я родился в Свободном. Но когда мне был год, родители переехали в Селемджинский район — в поселок Огоджа, — рассказывает Виктор Дьячков. — Почему на север? Отец был против несправедливости в партийных организациях и однажды выкинул партийный билет в лужу и еще ногой наступил. Это был 1956 год, он работал замдиректора на мельзаводе. И в тот же вечер приехали гэбисты и сказали: «Уезжай, даем сутки!» Что в машину поместилось, то родители собрали и уехали. По пути попали в дождь со снегом, переправлялись через Селемджу на оморочках — это такие лодки, выдолбленные из дерева. Родители всю жизнь прожили в Огодже.

Фото: Алексей Сухушин

О том, что станет художником, он знал еще с детства — всегда тянуло рисовать. Школьником писал лозунги и рисовал плакаты к советским праздникам. Один из самых популярных лозунгов, конечно: «Да здравствует Ленин!» После школы огоджинский парень легко поступил на художественно-графическое отделение Благовещенского педагогического училища. Но неожиданно для всех круто изменил судьбу — на первом курсе написал заявление в военкомат и ушел служить в Военно-Морской Флот. «Все были в шоке, майор в военкомате сначала не принимал заявление. Но я все равно пошел служить!» — улыбается Виктор Петрович.

«Мне с ним было нестрашно»

После демобилизации вернулся в Огоджу, поработал в Свободном. А затем восстановился в училище. И в общежитии встретил свою судьбу — Татьяну. Она была на последнем курсе того же худграфа.

— У меня была однокурсница Галя, и она как-то мне говорит: «Мне нравится этот парень». Ну нравится и нравится. А тут я как-то спускаюсь по лестнице — и он идет навстречу. Переглянулись — и всё, — рассказывает историю знакомства Татьяна Дьячкова.

— Любовь неч-а-а-а-а-янно нагрянет, — запевает муж и смущенно просит: — Ну всё, прекращай! Чего тут рассказывать? Встретились, поженились, уехали в Огоджу. Всё!

Но Татьяна Николаевна только улыбается и продолжает:

— А потом как-то захожу в комнату к своим однокурсникам, а там Витя. Помнишь, что ты сказал? А я помню: «Вот с кем я хотел познакомиться!» Вот и познакомились. Мне было 19 лет, а ему 23. Начали общаться, гуляли. Мы жили в районе Бурхановки — тогда это был криминальный район, было опасно вечерами ходить. Но с таким человеком мне было нестрашно.

Через несколько месяцев случилось предложение руки и сердца, а чуть позже — защита диплома у невесты. Сразу после без экзаменов она поступила в хабаровский институт и уехала на сессию. А жених — домой на каникулы.

— Мы договорились, что я оттуда приеду в Огоджу и будет свадьба. Витя мне звонит: «Мы тут готовимся, тебя все ждут!» А у меня не было ни фаты, ни платья, — вспоминает Татьяна Николаевна. — Сдала сессию, заехала к родственникам в Благовещенск: они мне дали белые перчатки и фату. Прилетела на самолетике в Огоджу на «Аннушке», а он встречает в аэропорту на мотоцикле. Так и привез домой! А платье потом соседка родителей сшила. Это был 1970 год.

Фото: Алексей Сухушин

Спустя год после свадьбы у Дьячковых родился сын, а еще через пять лет дочь. После появления первенца молодая мама еще раз сдала сессию в Хабаровске, но на новую уже не поехала. «Семья…» — спустя годы объясняет она.

Непростой выбор в своей жизни сделал и Виктор Петрович.  

— Я после свадьбы поехал на учебу в Благовещенск. И однажды у нас в училище была выставка. Я свою работу быстро акварелью написал, приставил в аудитории к стеночке — и пошел в баню, там было отличное разливное пиво, — смеется он. — Возвращаюсь, а наш преподаватель кричит: «Где ты был?! Тебя ищут!» Оказывается, приехал представитель Ленинградского института и подыскивал будущих студентов. Ему понравилась моя работа, мне сказали: есть шанс поступить в «вышку» без экзаменов. А Таня в слезы: «Я знаю, ты уедешь — и с концами! Выбирай — я или Ленинград!» Ну и я всё бросил и уехал домой. Мне директор училища четыре телеграммы присылал, чтобы я вернулся. Но я забрал документы. На этом всё.

Без диплома, но с золотыми руками

Если сегодня спросить в Огодже, кем работал Виктор Дьячков, одного ответа не будет. Чем он только не занимался: был художником в поселковом клубе (оформил всё по высшему разряду, а крышу отчеканил), слесарем, а после окончания Благовещенского политехникума — начальником гаража («поднял так, что впервые за восемь лет ЦЭС выполнила план и получила премию»), учителем труда («у меня школьники трактор сами собирали, а девчонки на токарном станке работали»), плотником («жена была начальником ремонтно-строительного участка Огоджинской станции — пришел к ней и попросился на работу»), а потом столяром.

— Бывших художников, как и милиционеров, не бывает. Я всегда занимался творчеством — для себя, — говорит мастер с золотыми руками.

Фото: Алексей Сухушин

— К нам домой, как в музей, на экскурсию ходили! Чего у нас только дома не было! — признается сын Валерий. — А еще батя собирал технику: вездеходы, аэросани. Если гремит на улице, значит, Дьячков опять что-то собрал — и весь поселок бежал смотреть.

Зарубка на сердце

В конце 90-х, после закрытия Огоджинской ЦЭС, которая давала работу и жизнь северному поселку, супруги переехали в Благовещенск — поближе к детям.

Фото: Алексей Сухушин

Кабинет в городской квартире стал для Виктора Петровича мастерской, где он все эти годы творит свои картины — и лобзиком, и кистью. «Я сначала ругалась на постоянную пыль, но потом махнула рукой», — улыбается спутница жизни, которая для мужа все эти годы и благодарный зритель, и критик.  

Виктор Дьячков признается: сколько за эти годы создал картин, даже не считал. Они украшают дома у детей, друзей и близких.

— Самое главное в моем творчестве — когда посторонний человек впервые видит твою работу. Ты смотришь, какие эмоции она у него вызывает, и понимаешь — ты не зря трудился. Благодарность большая… — говорит автор.

На вопрос, жалеет ли он, что не поехал в Ленинград и не стал дипломированным художником, признается:

— Не жалею, но зарубка на сердце осталась.  

— Конечно, это моя вина, я семью хотела сохранить, — укоряет себя Татьяна Николаевна.

— Да какая там вина! Жизнь так сложилась — жить надо было! — машет рукой Виктор Петрович.

Судя по тому, что в прошлом году супруги Дьячковы отметили золотую свадьбу, оба в далеких 70-х приняли правильное решение, выбрав семью. Она стала крепкой, надежной и очень счастливой. Годы испытаний и поддержки, дети, внуки, творчество и общие увлечения, главное из которых — рыбалка!

— Таня первая мне говорит: «Ну когда опять поедем?!» У нас удочки, спиннинг, мы с ночевкой уезжаем! — рассказывает глава семьи.

— Да, пристрастились! Специально купили карту Благовещенского района и изучали все озера, — смеется жена. — Зато всю зиму своих карасей едим!

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Благовещенка рисует воздушные портреты животных и создает из шаров игрушки в полный ростБлаговещенка рисует воздушные портреты животных и создает из шаров игрушки в полный рост
Амурчанка получила спецдиплом всероссийского конкурса мастеров за панно в сложной техникеАмурчанка получила спецдиплом всероссийского конкурса мастеров за панно в сложной технике
Глиняные игрушки, кукол и шедевры из дерева создадут на конкурсе «Дальний Восток мастеровой»
Королева без королевства: единственная в Приамурье женщина-камнерез осталась без своей коллекции
Домик из бутылок: как пенсионеры из амурской глубинки прославились на всю страну
Новогодние игрушки из Благовещенска и Архары попали в Эрмитаж
Бизнес из топора: водитель из Чагояна вырезает лики богов и мастерит авторские инструменты
Семейное дерево Беляевых: амурский мастер делает произведения искусства из старых бревен и камней 
В День семьи в Тынде около роддома открыли скульптуру аиста
Скульптор из Тынды подарит роддому композицию с аистами

Фото: Алексей СухушинФото: Алексей СухушинФото: Алексей СухушинФото: Алексей СухушинФото: Алексей СухушинФото: Алексей СухушинФото: Алексей СухушинФото: Алексей Сухушин
Фото: Алексей СухушинФото: Алексей СухушинФото: Алексей СухушинФото: Алексей СухушинФото: Алексей СухушинФото: Алексей СухушинФото: Алексей СухушинФото: Алексей Сухушин
Фото: Алексей СухушинФото: Алексей Сухушин
В Белогорске мобилизованным мужчинам собрали аптечку и бельёСпецоперация1
Школьники из Алексеевской гимназии Благовещенска попали в «Большую перемену»Общество
В Благовещенске без осадков, дожди прольются по северу областиОбщество
Скорпионов потянет на шикарное, а Львам ничего менять не нужно: гороскоп на 27 сентябряСоветы
Жертвами стрельбы в школе Ижевска стали уже 17 человек (обновлено)Происшествия
В Хабаровске объявили длинный список премии имени АрсеньеваОбщество

Читать все новости

Люди

Приключения итальянца на границе с Китаем: Благовещенск посетила команда гастрошоу «Поедем, поедим!» Приключения итальянца на границе с Китаем: Благовещенск посетила команда гастрошоу «Поедем, поедим!»
Благовещенка рисует воздушные портреты животных и создает из шаров игрушки в полный рост
Московские журналисты сняли фильм о выжившей после нападения медведя амурчанке
Амурский «товарищ Сухов» гордится дедом-героем и открывает юным патриотам секреты разведки
«Мы все были заочно в него влюблены»: экс-редактор «Комсомолки» в Приамурье» о погибшем Сунгоркине
Система Orphus